Квота на молодёжь: мнения экспертов

27 марта 2007 г.

Предлагаем ознакомиться с мнением экспертов и политиков Алтайского края относительно внесения в избирательный список партии представителей молодежи.

Асеев Сергей Юрьевич – к.и.н., доцент кафедры политологии Алтайского государственного университета Через это мы проходили еще в советской модели, когда у нас были квоты по предоставлению мандатов различным социальным группам (коммунисты, комсомольцы, профсоюзы, ветеранские движения и т.д.) Это можно посмотреть в историческом разрезе. При закрытой системе рекрутирования, когда уже полностью состав кандидатов в партийном списке зависит от точки зрения партии как таковой. Эти структуры вынуждены сохранять внешнюю легитимность списков по отношению к избирателям. Ведь молодежная инициатива, по сути, вторичная. Вначале ставился вопрос о том, что необходимо соблюдать некую минимальную пропорцию представительства по демографическому (половому) признаку. Говорили о необходимости закрепления минимального количества мест для женщин. На сегодняшний момент понятно, что игра с молодежным электоратом идет со всех сторон. И «Единая Россия» и иные сильные партии вынуждены уделять большее значение молодежному движению, это квотирование – закрепление некой значимости молодежных лидеров. Они показывают, что молодежная политика не только реализуется, но и реализуется непосредственно молодежью. Это популистский ход. Продолжение может быть еще больше: в рамках идеологических махинаций и доходов можно будет заявить о гарантии мест тем же профсоюзам, прийти к квотированию для работников различных сфер: культуры, образования, сельского хозяйства, промышленности. Это просто-напросто формальная попытка сохранить легитимность структуры в глазах избирателей. Чернышов Юрий Георгиевич – д.и.н., профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории и международных отношений АлтГУ, директор Алтайской школы политических исследований. Это, видимо, направлено на то, чтобы подготавливать к политике молодежь, давать ей дорогу в жизнь. Правда, здесь есть свои «но». Отношение к квотам по полу, по возрасту у меня скорее отрицательное. Люди должны выдвигаться не по квотам, а по способностям. Если говорить о ЕР, то в движение «НАШИ» вкладываются огромные средства. Часто видно, что там витает дух карьеризма и они не имеют собственного мнения, у них это не воспитывается. Объявят, например, Явлинского фашистом, и они некритично будут говорить «Да, Явлинский – фашист!». Завтра «фашистами» объявят лимоновцев и т.д. Хотя, конечно, фашисты совсем другие. Если в будущем такая беспринципная элита придет к власти, страна вряд ли от этого выиграет. Эти люди, история показывает, ненадежны. Они не будут защищать эту самую партию, когда наступит критический момент. Они побегут туда, где им больше пообещают. Надо, конечно поддерживать вхождение молодых в политику, но надо, чтобы это происходило по инициативе снизу, чтобы способные люди могли идти именно благодаря своим способностям. Если тянет молодого человека к коммунистам или республиканцам, ну и пусть он делает карьеру в КПРФ или РПР. Но у нас изменения в законодательстве направлены как раз на то, чтобы «наверх» не продвигались представители оппозиции. И сейчас, если ты не в партии власти, дорога в органы власти тебе почти закрыта. С изъяном нынче молодежная политика. Шашкова Ярослава Юрьевна – к.и.н., доцент кафедры политологии Алтайского государственного университета, координатор экспертного сообщества Алтайского края, руководитель Центра политического анализа и технологий одной стороны, это может быть хорошо: предоставляется шанс молодежи продвигаться, должно быть и определенное представительство молодых людей. Эта норма может повлиять на повышение активности. С другой стороны, она коснется не всех и не вся, а сильно ограниченной части. И второе: а надо ли это молодежи? В реальности все может обернуться таким образом: есть двадцатипроцентная квота, а количество молодых активистов недостаточно. Т.е. эта квота – палка о двух концах, и работать она будет по-разному в разных условиях. Шейда Геннадий Петрович – помощник депутата Государственной Думы Рыжкова В.А., руководитель Алтайского отделения Российского общественно-политического центра, руководитель регионального отделения Республиканской партии России Я считаю, что это популизм в преддверии выборов, это дискриминация молодежи, а не ее реальная поддержка. Я бы обратил внимание на права женщин, это не утверждается каким-либо законом. Права женщин и молодежи – проявления реальной демократии. В США на съезде Республиканской и Демократической партиях должно присутствовать не менее 50% женщин. Поэтому если мы хотим идти к высокой политической культуре, то в первую очередь должны уделять внимание и оказывать поддержку женщинам. Мы знаем женщин как более принципиальных, ответственных, неслучайно видим возрастание роли женщин во власти (Германия, Франция, США). По отношению к женщине мы можем оценить и уровень демократии в стране. Щукин Андрей Евгеньевич – заместитель координатора Алтайского регионального отделения ПП ЛДПР по пропаганде и связям с общественностью Я не могу говорить точно, не изучив документ, но для нас не принципиально: молодой человек, старый, главное, чтобы он был вменяемый, адекватный, результативный и от него шел позитив. Нельзя квотировать, все зависит от личности. Направлено это на формирование единоросовского комсомола. У нас нет такой задачи. Мы, конечно, работаем с молодежью, нам интересно, но если это делать сверху, это опять искусственное образование, молодежь будет прикормленной будущими постами, материальными стимулами. Молодежь сама должна приходить, показывать себя, попадать в списки своей политической активностью. А оставим 20% — что там за молодежь, может они олигофрены. Не надо все создавать искусственно, весь политический процесс отрегулируется снизу. Михаил Михайлович Заполев – депутат Государственной Думы ФС РФ, фракция Коммунистическая партия РФ Мы предлагали ввести в списки партий 20% женщин, но «Единая Россия» не поддержала этого – вдруг материнская душа воспротивиться их политике. Но может быть, в этом есть что-то положительное, если молодежь будет не только в списках партии ЕР. Молодежь надо готовить к серьезным политическим действиям, но у них нет багажа. Однозначно, им нужна дорога в жизнь. Притчина Елена Владимировна – к.и.н., доцент, декан факультета политических наук Алтайского государственного университета Вопрос квотирования в нашей истории далеко не новый. В советское время была определена квота женщин, ветеранов и т.д. С одной стороны – мы определяем большинство представительного органа, с другой стороны есть социальные группы, которые менее представлены в представительных органах, но они там должны быть. Я не против того, чтобы 20% в списке будет составлять молодежь. Вопрос в том, какая это молодежь. То, что молодые должны быть представлены в депутатском корпусе – бесспорно. Именно их в первую очередь касается, что будет с этой страной, обществом, государством. Тревожит то, что молодежное представительство надо расширять и укреплять такими административными мерами. Хотелось бы, чтобы молодежь была социально и политически активна, чтобы была достойна без всякого квотирования занимать эти 20%. Старшее поколение должно понимать, что молодежь должна участвовать в государственных делах. К сожалению, мы до этого еще не доросли, поэтому вынуждены прибегать к административным мерам. Может быть это определенная ступень, которую мы должны пройти. Емешин Константин Николаевич – к.м.н., доцент, Академик МАИ, председатель правления АКОО «Школа реальной политики» Это возвращение в Советское историю. Я помню, когда выборы были строго регламентированы. Во-первых, всегда был один кандидат, всегда по определенной таблички. Я, помня как в райкомах партии, обкомах партии и в целом в стране следили, сколько нужно мужчин, сколько нужно женщин депутатов, сколько молодежи, скольки лет и т.д. Это получается фактически искусственная система ни какого отношения не имеющая к демократии, поэтому с точки зрения PR хода, т.е. говорить, поднимать этот вопрос, «Единую Россию» понят можно. Но с точки зрения самой процедуры выборов эта норма, сокращающая возможности участия в выборах тех людей, которые хотят, поэтому это будет все искусственно. Как, например, у нас, искусственно создали молодежный парламент на уровне города, на уровне края, а все это получается некоторая игрушка. PR ход «Единой России», очень хорош для пропаганды, нужно увлекать молодежь, но с точки зрения перспектив эволюции избирательной системы не пригодный. Андреев Сергей Владимирович – Председатель правления Фонда социальной поддержки и гражданских инициатив, руководитель Алтайской Школы публичной политики Это популизм чистой воды. Если молодой человек из себя что-то представляет, то его и без этой квоты включат. Вы видите в Алтайском крае в краевом Совете, есть уже династии семейные, папа с сыном. Что происходит в Госдум? Там семья Жириновского. Это примерно то же самое. Тот, кто лоббирует этот закон, думает, как передать эту власть по наследству, в той или иной форме. Гончаренко Александр Ильич – председатель Регионального отделения ПП «Яблоко» Вопросы квотирования достаточно сложны. У нас давно есть идея квотирования женщин. Сейчас выступают за молодежь. Завтра выступят за пенсионеров. Таким образом, вроде позволяют привлечь людей к политическим процессам. Эти преференции как бы искусственны, просто если есть среди молодежи лидеры, то они и так проявятся и без квоты в 20%. Меня эта искусственность волнует. Когда человек сам созрел, он прошел и сумел доказать – это одна история, а когда его искусственно…, сможет ли он ответственно принимать решения которые имеют колоссальное значение для людей. Сможет ли он в 18–20 лет ответственно подходить ко многим вопросам. Я не спорю, что иногда молодые люди, которым по 25 лет, прошли серьезную жизненную школу. Они в 25 лет бывают более взрослыми, нежели люди которым 50 лет. Но такие люди, мне кажется, сами пробиваются. Для женщин я более склонен к квотированию, нежели чем для молодежи. Женщина от мужчины отличается тем, что она становится матерью и на какой-то период выключается из общественной жизни. И тут теряется главная идея либерализма – равенство возможностей. У нее теряется возможность в отличие от мужчин, и для них более разумно квотирование. Квотирование может быть нужно, но на сегодняшний день это преждевременно. У нас и так все искусственно сегодня, партии искусственные, выборы в фарс превратили. И мы еще внутри партии что-то искусственно регулируем. В принципе это имеет место быть и я не против. Но я боюсь, что хотели как лучше, а получится как всегда. Это не позволит той молодежи, которая ответственно относится к своей деятельности, к той ситуации, которая в России, действительно пройти во власть. Это просто будет способ развития среди молодежи карьеризма. На самом деле, ничего плохого нет, но карьеру по-разному можно строить. Это из того, что было в Советском Союзе. За такими благими намерениями скрыт определенный расчет тех «кукловодов», которые сегодня выстраивают политическую поляну в России. Этот расчет связан с тем, чтобы молодежь прибрать к рукам, выбрать наиболее активную ее часть. Не дать им возможность уйти в другие общественные движения. Это способ приблизить молодежь, молодежных лидеров, чтобы «удавить в объятиях». Грубо говоря, их покупают. Хотя среди молодежи есть лица независимо от политических взглядов способные организовать самостоятельные организации.