Как ищут террористов и организованную преступность у общественников органы правопорядка в Самаре

25 сентября 2007 г.

Хроника событий 19–20 сентября 2007 г. Самара.

Репортаж руководителя Самарского «ГОЛОСа» Людмилы Кузьминой.

19 сентября, я как руководитель двух общественных организаций зарегистрированных в Самаре, получила Уведомление о проверке организаций со стороны Федеральной регистрационной службы-ФРС.

Проверяйте — это ваша служба. Меня возмутило не это. Получив письмо 19 сентября, я узнаю, что 20 сентября начинается проверка. А, где же, уважаемые, положенное предупреждение за 5 дней? Если вы проверяете, тогда пожалуйста процитируйте закон, в какой срок я должна предоставить Вам документы. Нет этого.

20 сентября, следите за последовательностью событий, меня дома искали представители ГУВД по Самарской области. Искали через соседей, оповестив их, что меня ищут, а меня 20-го ни дома, ни на работе нет. 19 вечером я выехала в Пензу по телеграмме к родственникам. 20 вернулась и вышла сразу на работу

20 сентября директор и вахтеры общественно-политического центра сообщают мнео том что меня ищут представители УБОП (кто не знает — это управление по борьбе с организованной преступностью). Я встречаюсь с ними с офисе и мне начинают задавать вопросы: «Почему меня нет дома, почему мой домашний телефон не отвечает, почему меня нет здесь в общественно-политическом центре?»

Я соответственно тоже задаю вопрос: «Кто мне вменял в обязанность всегда быть дома и отвечать на телефонные звонки?» Свои фамилии оба представителя УБОП не дали возможности записать, сунув профессиональным жестом удостоверение мне под нос и мгновенно спрятав. Страшный секрет этих фамилий в чем? Вручили повестку. Оказалось, что срочно меня вызывает на допрос следователь, который занимается нашим делом по изъятым ПЯТЬ месяцев назад компьютерам (компьютеры изъяли за использование не лицензированного оборудования (см. материалы «ГОЛОСа» по Самаре за май 2007 г.) Хотя, меньше чем 10 дней назад, меня допрашивали уже в который раз.

Оказалось также, что УБОП интересует мое «политическое окружение»… «Какое политическое окружение?» — недоуменно вскрикиваю я? «Какое политическое окружение, если я не выдвигаюсь и не выдвигалась в органы власти, не была лидером политической партии, а значит не политик. Я в силу многих обстоятельств знаю сотни людей и общаюсь с некоторыми с 90-х годов. Я 10 лет проработала, консультируя за эти годы многочисленные партии и общественные организации».

В итоге двух часов беседы я так и не поняла, почему за пять месяцев следствия нельзя дело передать в суд или закрыть?

21 сентября вечером приходят соседи по площадке и сообщают, то их опрашивали представители милиции о моей личной жизни: как живу, с кем живу, как себя веду, кто ко мне приходит. Услышав, что я «порядочная женщина» представители правоохранительных органов огорчились и каждому опрашиваемому сообщили, что «у них есть информация о том, что я устраиваю пьянки и дебоширю»!!??

Комментарии, кто знаком с Конституцией РФ и законом о милиции, как говорится излишни. Все что происходит – это незаконный сбор сведений о личной жизни и распространение сведений порочащих человека. Очередные представители правоохранительных органов фамилий не сообщили, вновь привычно сунув уже соседям удостоверение под нос и лишив возможности узнать их фамилии.

22-го сентября, т.е. в субботу раздается звонок около 12 часов от добровольцев нашей организации. В офисе организации следователь ГУВД. Повод - как он мне сказал, проверяет терроризм!!! На вопрос: «Какой терроризм они ищут в организации расположенной в муниципальном здании, при наличии вахтеров и директора здания?» мне последовало объяснение: «Вы что, телевизор не смотрите?»

(У меня, беспечной в отношении терроризма, в телевизоре его просто не оказалось. Нет у меня его лет 15). Поэтому я искренне спрашиваю: «А вы что, из телевизора указания получаете на поиск террористических объектов? И постановление на поиск у нас в офисе терроризма у вас имеется?»

Следователь рассердился и пообещал прийти в понедельник с постановлением искать терроризм, так как мы « без крови не хотим»… проверяться на терроризм.

Всякий раз, сталкиваясь с органами государственной власти в лице правоохранительных органов в частности, замечаю, как они вынуждают меня задавать себе один и тот же вопрос: «Почему? Почему у нас все так, а не по другому?»

Говорят, что лучшая власть — это незаметная власть. У нас ее так много, так обременительно, но эффективно ли?

В Дагестане взрывы, но почему террористов и организованных преступников ищут в неолитической общественной организации? Почему ищут дома у руководителя общественной организации в Самаре?

Есть не раскрытые и громкие преступления и на территории Самарской области. Так почему не занимаются раскрытием, а бегают по квартирам общественников? Право охранителей так много, что и на общественные организации хватает? Или реальные преступники никого не интересуют?