Омбудсмен и «больные мозоли» власти.

13-arton4851
27 июля 2011 г.

Томский омбудсмен собирается отслеживать соблюдение избирательных прав граждан на предстоящих выборах в декабре 2011 года.

Корр.: «Федеральный омбудсмен В. Лукин однажды сказал, что задача уполномоченного — наступать на»больные мозоли«власти. Вы согласны с этим?»

Н. Кречетова: «Полностью. Более того, на некоторые»мозоли" я уже наступила. Одна из них — положение задержанных и осужденных в учреждениях УВД и УФСИН. Я давно наслышана об этой проблеме и, став омбудсменом, в первую очередь посетила томские СИЗО, колонию для девочек, а также КАЗы — комнаты административного задержания. Я побывала в аналогичных учреждениях Асиновского, Первомайского и Шегарского районов. Меня поразило, насколько ужасные там условия. И это — несмотря на принятие Россией обязательств Совета Европы по защите прав лиц, находящихся в тюрьмах и изоляторах временного содержания. Пока же у нас не просто не как в Европе — как в средневековье! Особенно меня поразили ИВС в Асино и Шегарке. Изоляторы там находятся в подвальных помещениях, где нет даже форточки. Там напрочь отсутствуют канализация, водопровод. Я уже не говорю про другие нарушения — даже не европейского уровня, а вполне себе российского. Проблема в том, что я не имею полномочий напрямую воздействовать на ответственных за эти нарушения лиц, но могу требовать их устранения через вышестоящее руководство. Ведь после вступления нашей страны в Совет Европы президентом был заявлен курс на гуманизацию правоохранительной системы. В. Кресс поручил главам администраций изучить эту тему и обратить внимание на нарушения в местах заключения. Затем я обратилась к главе областного УВД — генералу И. Митрофанову, в ведомстве которого находятся изоляторы временного содержания. Больше всего меня поразило отношение руководителей исправительных учреждений к гуманизации правоохранительной системы, инициированной, между прочим, президентом России. По их мнению, все это — баловство на европейский манер. Я порекомендовала генералу Митрофанову учесть это при переаттестации сотрудников.

- Люди, которые приходят на прием, жалуются на строителей-мошенников, на произвол УК, на плохую экологию, на нежелание властей выполнять обязательства перед социально незащищенными категориями граждан, на нехватку мест в садиках, на невыплату зарплат…".

Корр.: «Расскажите подробнее об антирейтинге, который вы предложили в качестве меры воздействия на нарушителей прав граждан».

Н. Кречетова: «С помощью антирейтинга я намерена портить репутацию лицам или организациям, которые массово нарушают права граждан. Данный институт является уникальным для России, поскольку здесь не задействованы рычаги административного давления — работает только общественное мнение. Как показал первый опыт, казалось бы, теоретическая задумка сработала. Речь о депутате городской Думы, директоре строительной фирмы»СУ-13«В. Замощине, который первым попал в антирейтинг. Почему он? Потому что чаще всего жалобы ко мне поступают от обманутых дольщиков, большинство из которых — клиенты»СУ-13«. То, что проблема обманутых дольщиков сегодня одна из самых наболевших, свидетельствует и реакция городских парламентариев. Замечательный ответ я получила: да, Замощин — нарушитель прав граждан, но хороший депутат. На мой взгляд, должно быть одно из двух: если ты хороший депутат, то не можешь нарушать права людей, а если нарушаешь, то не можешь быть депутатом по определению. …».

Корр.: «Идея антирейтинга, может, и неплоха, но первый же кандидат ответил иском в суд. Это не отбило у вас желания продолжать в том же духе?»

Н. Кречетова: «Отнюдь. Даже наоборот — прибавило уверенности в своей правоте. Заметьте, в своем иске В. Замощин не опроверг ни одного факта, упомянутого в досье на него. Потому что все они взяты из прессы или основаны на ответах по нашим запросам в соответствующие инстанции. Мне даже иногда хочется, чтобы он выиграл первый суд. Ситуация стала бы еще абсурднее».

Корр.: «Предполагалось, что кандидаты на попадание в антирейтинг будут выноситься на обсуждение депутатов. С Замощиным народные избранники вас не поддержали. Вы ожидали такого поворота событий? У вас был запасной план на этот случай?»

Н. Кречетова: «Признаться, такая реакция депутатов горДумы не стала для меня неожиданностью. Но мне кажется, этот случай не нуждается в каких-то дополнительных рычагах воздействия. Сейчас ежедневно на прием ко мне идут люди, которые хотят помочь в борьбе с»СУ-13«. Значит, институт репутации работает. На днях приходили работники Замощина, которым не платят зарплату. Они узнали, что их начальник подал на меня в суд, и готовы идти свидетелями. Сработал институт репутации и в случае с депутатами, которые, защищая Замощина, показали себя не с самой лучшей стороны. Ведь их первичная обязанность — защищать интересы своих избирателей, а не тех, кто нарушает их права. Антирейтинг будет работать и дальше».

Корр.: «И кто станет следующим кандидатом?»

Н. Кречетова: «Пока не могу назвать имена. Скажу лишь, что разрабатываю две темы, где, как и в случае с»СУ-13«, идут массовые нарушения прав людей. Сейчас мы сделали запросы в соответствующие инстанции. Ждем результатов».

Корр.: «Помимо антирейтинга, какими рычагами воздействия на нарушителей прав граждан располагает омбудсмен?»

Н. Кречетова: «В первую очередь это просветительское направление. Уже со следующего учебного года будут читаться лекции на тему правовой защиты населения перед школьниками и студентами-магистрантами. Уже сейчас я веду на томском»Эхе Москвы«программу, где наши сотрудники консультируют население по вопросам защиты их прав. Кроме того, я продолжу ездить в районы области и принимать жалобы от граждан через свою приемную. …».

Корр.: «В декабре пройдут выборы в областную Думу. Томичи уже наслышаны про многочисленные нарушения, происходившие на выборах мэра и депутатов городского парламента. Вы будете следить за тем, чтобы на предстоящих выборах права граждан соблюдались?»

Н. Кречетова: «Думаю, сама жизнь заставит меня это делать. Наверняка, обращений будет много. Если же верить статистике, то в перерывах между выборами наших граждан интересует в первую очередь социальная сфера, а не политика. Пока жалобы томичей на нарушение политических прав занимают в общей массе обращений не более 1%. Посмотрим, что будет в декабре».

По материалам газеты "Красное знамя и портала «ВТомске», июль.2011