Пресс-конференция «Трансперенси Интернешнл–Р» и Ассоциации «ГОЛОС» «Проблемы и тенденции избирательной кампании депутатов ГД РФ V созыва»

1424-arton826
31 октября 2007 г.

Пресс-конференция «Проблемы и тенденции избирательной кампании депутатов ГД РФ V созыва» состоялась 31 октября в зале ИА «Росбалт».

Эксперты «ГОЛОСа» в своих выступлениях затронули следующие вопросы:

- формирование избирательных комиссий;

- формирование и регистрация партийных списков;

- злоупотребления административным ресурсом;

- наиболее распространенные нарушения избирательного законодательства и др.

В пресс-конференции приняли участие:

- Елена Панфилова, директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Р»;

- Лилия Шибанова, исполнительный директор Ассоциации некоммерческих организаций в защиту прав избирателей «ГОЛОС»;

- Александр Кынев, руководитель региональных программ развития Фонда информационной политики.

Документы:

Стенограмма пресс-конференции

Ведущий – Павел Демидович (ИА «Росбалт»).

Елена Панфилова:

Хочу обозначить проблему наглядной агитации. Огромные биллборды, которые мы видим по всей территории РФ, действительно не несут агитационного призыва, но, тем не менее, носят безусловный предвыборный характер. Такие баннеры и биллборды есть у ЛДПР, «Единой России», СПС и т.д.. Являются они агитацией или нет? Мы провели дополнительный круглый стол с привлечением специалистов из Центральной избирательной комиссии. Специалисты ЦИК разъяснили, — не являются. Мы ставим вопрос: если мы обнаруживаем сейчас, в ходе наблюдения, некую «дырку» в нашем законодательстве, тогда непонятно, что такое политическая агитация, а что – предвыборная? Что мешает тем или иным партиям, обладающим административным ресурсом или неконтролируемыми финансовыми ресурсами, обвешать всю Россию баннерами типа: «Мы – хорошие» и говорить, что это наша политическая, а не предвыборная агитация. Это нарушение, во-первых, принципа равенства доступа кандидатов и партий к возможностям агитации; во-вторых, встает вопрос о прозрачности источников финансирования. Никакой прозрачности в том, откуда все это берется, нет. Утверждать, что все это финансируется на средства партии мы, на данный момент, не можем.

Что касается прямого наблюдения, хочу сказать, и наши коллеги будут много об этом говорить, я уверена, что в таких организациях, тоже ведущих наблюдение, как «Фонд свободных выборов», наверняка все это должно быть зафиксировано, потому что такие случаи носят массовый характер.

Приведу такие факты, о которых много писали в СМИ, но, почему-то, они не стали предметом детального разбирательства ЦИК и правоохранительных органов. Крупные социальные проекты, которые нужны России: ремонт в жилищно-коммунальном хозяйстве, строительство дорог, медицина, вдруг стали предметом пристального внимания и заботы правящей партии в сентябре-октябре этого года. Странно, что мешало этим заниматься все предыдущее время, ведь финансовая ситуация в стране позволяла? В данном случае мы говорим о прямом наблюдении в Челябинске. Мы можем привести, как минимум, два крупных примера.

Первый пример: по всему городу развешены объявления: «Уважаемые жильцы, партия власти «Единая Россия» выделяет миллиард рублей городу Челябинску на проведение капитального ремонта жилых домов». Что это такое? Партия выделяет деньги сама или она проголосовала где-то в Думе за их выделение. Она уже выделила средства, потому что в части объявлений говорится «планирует выделить»? Тут возникает целый «букет» вопросов. С одной стороны, если выделяет свои, — пожалуйста, но есть подозрения, выделяются наши бюджетные деньги, а все приятные результаты этого партия присваивает себе.
Безусловно, этот факт является нарушением целого ряда статей нашего законодательства, регулирующих агитационную кампанию. Самое главное, все эти распространения явно носят системный характер. Было установлено, что в одном из ДЕЗов Челябинска существует отдел избирательных технологий. Никогда в жизни не слышала, чтобы в ДЕЗах существовали такие отделы! В этом отделе всем техникам и технологам, которые обслуживают дома, выдаются листы, с которым ни ходят по квартирам и собирают мнение граждан о ремонте домов по инициативе партии. У нас возникает вопрос: как это соотносится, во-первых, с законом об агитации, со ст.2 ФЗ №67 «Деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании…», а также со ст. 48 п.2 «Описание возможных последствий…» в случае, если того или иного кандидата изберут. У нас есть серьезное регулирование избирательного законодательства по этому вопросу.

Как нам кажется, легитимность таких вещей является серьезным вопросом к областным избирательным органам и к ЦИК, а, самое главное, мы бы хотели, чтобы финансовые органы дали нам ответ на вопрос, откуда взялся этот миллиард, который, как сказано в объявлении, выделяет «Единая Россия». Мы хотим быть уверены, что это не бюджетные деньги.

По проекту «Дороги России», я подробно рассказывать не буду. Иногда доходит до смешного, когда постоянные, самые обычные дорожные работы, обвешаны листами формата А4 с символикой партии. Непонятно, какое отношение имеет символика партии к асфальтоукладчикам? Они принадлежат партии? Партия оплатила эти работы? Как гражданин должен это понять?

Тут, помимо всего прочего, на наш взгляд, присутствует и недостоверная реклама. Достоверная реклама должна четко указывать: сколько средств выделено/не выделено, кто выделил, что делает и т.д. Если партия имеет к работам отношение, то так и должно быть сформулировано.

Смею заверить тех, кто распространяет подобные объявления, жизнь 2 декабря не заканчивается. Если они говорят, что выделяют миллиард на ремонт жилых домов в Челябинске, то мы найдем способы проверить, говорят ли об этом только до 2 декабря или действительно будут ремонтировать хоть что-то. Самое простое в жизни – это пообещать. Всегда надо помнить, что твое обещание выделить миллиард и провести капитальный ремонт жилищного фонда определенного города можно проверить. Будет очень некрасивая ситуация если выяснится, что этот миллиард испарился сразу после окончания избирательной кампании.

Последнее, после чего я с удовольствием передам слово нашим коллегам. Из ряда городов, и из Челябинска в том числе, пришли примеры использования органов здравоохранения. Может быть, кто-то из вас уже видел такие замечательные халаты, в которых работают теперь врачи муниципальных городских поликлиник с надписью: «Здоровья вам. Партия «Единая Россия». Такая трогательная мелочь, но муниципальные поликлиники не для распространения всего, что захотят распространять наши политические партии.

В такой рекламе партии в избирательный период, появляющейся в органах здравоохранения, наличествуют признаки, с одной стороны, злоупотребления институциональным административным ресурсом, ведь кто-то должен был принять решение, просто так поликлинику не придешь и халаты не раздашь. С другой стороны есть признаки злоупотребления бюджетным административным ресурсом. Что-то подсказывает, что эти халаты не были закуплены на частные или на партийные деньги.

Мы уже обращаемся в соответственные органы, чтобы выяснить, откуда появились эти халаты и кем они оплачены.

Анализируя факты, мы видим, что злоупотребление админ.ресурсом в этом году носит еще больший размах, чем в 2003-м, когда мы проводили подобного рода мониторинг. Это вызывает серьезное недоумение. Лидирующие позиции правящей партии также непоколебимы, неужели без этих халатов упадет процент, который партия надеется получить в декабре?

У меня возникает еще один вопрос. Понятно, что на проведение выборов выделяются серьезные бюджеты. И мне казалось, они должны осваиваться в ходе избирательной кампании в соответствии с целесообразностью. И так понятно, мало что помешает партии добиться победы. Однако, такое массированное изготовление всевозможной рекламной продукции и давление на местные муниципальные органы для ее распространения вызывает серьезные вопросы. В первую очередь руководству партии стоит посмотреть на свое внутреннюю финансовую дисциплину. Что-то мне подсказывает, что подобного рода мероприятия могут означать, что внутри партии не все ладно и финансово прозрачно. Может быть, кто-то внутри использует свое положение для нецелевого использования средств. Партии «Единая Россия» надо об этом побеспокоиться. Спасибо.

Павел Демидович:

Спасибо. Сейчас я хочу передать слово Лилии Васильевне Шибановой.

Лилия Шибанова:

Добрый день, коллеги. У нас действительно очень много пересекающихся с Transparency фактов. Те факты, о которых рассказывала Елена, подтверждают другие факты из тех регионов, в которых работает «ГОЛОС». Но мы смотрим немного в другом ракурсе на эту избирательную кампанию. Для нас важны новые моменты, которые проявились в этой кампании.

Первое, на что мы сейчас серьезно обращаем внимание, насколько выборы по партийным спискам отвечают интересам избирателей. Здесь возникает много вопросов и они возникли уже на этапе формирования партийных списков. Сейчас, когда эти списки уже зарегистрированы, наши опасения подтверлились. Это дерегионализация списков. Мы видим, что кандидаты, которые пойдут от большинства регионов не жители этих регионов. И второй момент – многие малочисленные регионы вообще потеряют представительство в Госдуме. Александр Кынев наш эксперт в этом вопросе и он здесь более подробно об этом расскажет.

Второй момент, который нас озаботил –регистрация парт.списков. Мы не ожидали снятия большого количества партий, но ожидали серьезных проблем у тех партий, которые будут собирать подписи. Собрать 200.000 подписей при закрытых подъездах и кодовых замках, при том, что граждане вообще уже не хотят давать свои подписи за партии очень сложно. Для нас было особенно странным, что многие партии все-таки попытались зарегистрироваться по подписям и некоторые прошли это так легко при возможных 5% брака. Наши региональные представители отмечают, что заметить процесс сбора подписей было очень трудно, он так тихо прошел, что обычно на избирательной кампании федерального уровня, когда идет такой сбор подписей не заметить невозможно. Это возвращает нас обратно к той мысли, о которой мы говорили на предыдущих конференциях. Допустимый 5% й брак, куда входят и технические ошибки, - хороший манипулятивный механизм для избирательной комиссии, которая точно знает, что она всегда может забраковать подписи или, при достаточной лояльности, можно любые списки партий. В нашем Заявлении об этом подробно написано.

Отсев начался, его первый этап мы уже прошли. В нашем Заявлении не должно было быть пункта об агитации, ведь она должна бы только-только начинаться. Но скрытая и недобросовестная агитация присутствует повсеместно. В этой кампании для нас весьма странно то, с какой бесцеремонностью используется админ.ресурс.

Некая скрытая агитация всегда была, но такого отношения, такой агитации, исходящей от чиновников, от первых лиц в их рабочее время не было. Мы сейчас вернулись из Санкт-Петербурга, где у нас была конференция с питерскими экспертами. Тем первые лица на своих официальных мероприятиях совершенно откровенно агитируют за «Единую Россию».

Мы понимаем, в этом беспределе говорить о каких-то мелких нарушениях отдельно взятых чиновников просто не приходится. Когда Мостовщиков, будучи председателем избирательной комиссии Свердловской области, на собрании военнослужащих фактически призывает голосовать за «ЕдинуюРоссию».

Александр Кынев:

На официальном сайте горизбиркома есть информация об этом.

Лилия Шибанова:

Предела больше нет и не понимаешь, как дальше быть. Любые органы, которые существуют и должны противодействовать, все однозначно отвечают на наши вопросы одинаково: «Это не агитация». Хотя в законе черным по белому написано: «Агитация – это то, что побуждает голосовать за …или против …». Если создается положительный или отрицательный имидж – это агитация.

Сейчас практически все районные администрации в рабочее время используют все административные ресурсы: помещения, телефоны, машины и т.д. в качестве подручного материала для проведения мероприятий. Например: идет праздник в каком-то университете, и рядом висят флаги ЕР. Это не агитация. Это просто так они висят. Такая ситуация вызывает состояние отторжения происходящего, и в то же время, надо прямо сказать, оппозиционные партии делают такие тихинькие, скромные заявления на федеральном уровне, а в регионах – тишина со стороны всех участников политического процесса. И понимаешь, что противодействия от них нет и не будет. Разгул будет продолжаться.

И последнее, что бы хотелось отметить в этой кампании – формирование участковых избирательных комиссий из представителей администраций.

Работа в участковой избирательной комиссии, – работа для хорошего пенсионера. Полтора месяца нужно «не вылезать» с вверенного участка. У глав администраций и их замов нет работы в этот период или провести выборы – их основная работа? Я передам слово нашему эксперту Александру Кыневу. Это его заслуга и его огромный аналитический труд по обработке всех материалов, которые были получены «ГОЛОСом».

Александр Кынев:

Коллеги, добрый день. Я надеюсь, все вы внимательно посмотрите текст Заявления, он очень большой, фактов очень много. Мы, конечно, получали информацию не только от координаторов Ассоциации «ГОЛОС», которые ведут кропотливую работу, но и от простых граждан, и в региональных СМИ и отделениях политических партий.

Возникает ситуация, когда происходит нарушение и не к кому обратиться. Мы видим ситуацию, что, формально, органы, которые должны быть беспристрастными и обеспечивать законность, по целому ряду примеров, работают на стороне одной из политических партий. Та же самая реклама, — реклама в поддержку выборов, фактически, является косвенной агитацией за партию «Единая Россия». Если вы посмотрите на текст, на дизайн рекламы, которая должна побудить избирателей идти на участки, вы увидите, что стилизованный флаг РФ визуально смешивается с эмблемой «Единой России». Лозунг, говорящий «Придите на участки и проголосуйте за партию и ее лидера» ассоциируется с одной партией. У нас единственная партия, у которой всего один человек — это «Единая Россия». Т.е., со сути, прямо говорится, что мы голосуем не за партию, не за избрание депутатов, мы голосуем за одного лидера. Официальная агитация, которую оплачивает ЦИК из бюджета, по факту, оказывается агитацией партии «Единая Россия». Я молчу про тот мониторинг, который ведется по методике, сознательно сделанной таким образом, чтобы мы понимали, что все партии в России, – партии, которые предельно персонофицированы. Все понимают, кто такую партию представляет и возглавляет. ПоявлениеЖириновского – понятно, появление какой партии. Появление Миронова – то же самое. Появление Грызлова, Путина и т.д. – тоже понятно. При этом, в официальном мониторинге освещение выборов почему-то фиксирует только формальные репортажи о деятельности партии. Если показывают ее лидеров – это рекламой партии почему-то не считается. Хотя, в принципе, почему-то в прошлые кампании те же самые люди проводили мониторинг совсем иначе. А потом –бац! методика резко меняется. В этом смысле мы наблюдаем игру «в одни ворота» когда максимизировано использование админ.ресурса, когда нет никакого реально эффективного контроля, когда политическое поле «зачищено», когда нет даже института общественных наблюдателей и есть только представители тех партий, которые прошли строгий многоступенчатый отбор и будут контролировать процесс голосования в регионах. Ситуация не радостная. Если сравнивать динамику и взять за точку отсчета 2003 год, можно увидеть несколько красноречивых цифр. В списке «Единой России» в 2003-м был 31 «паровоз», 29 губернаторов. На сегодняшний день в списке этой партии 65 губернаторов, 4 министра, 10 первых заместителей губернаторов и глав федеральных правительств, 12 спикеров Законодательных собраний, 26 мэров городов если не считать членов Совфеда, то уже только по мэрам, губернаторам и замам получается 118 человек. Возможность использования админ.ресурса возросла в 3,5 раза.

Политическая конкуренция, которую мы сегодня наблюдаем, минимальная за последние 15 лет. Вспомним испорию, в 1993 – 13 партий, 1995 – 43, 1999 – 26, 2003 – 23, сегодня – 11. Это самый низкий уровень политической конкуренции за все годы существования России в условиях новой российской Конституции. При этом мы имеем полную отмену одномандатных округов, лишение беспартийных граждан возможности баллотироваться. Та декларативные норма, в которой нас убеждали что, якобы, беспартийные граждане могут прийти в партию, найти там 10 ее членов, собрать их подписи, потом, может быть, федеральная конференция … мы видим, что на практике этот механизм не использовался, ряд партий, фактически, сымитировали учет интересов беспартийных граждан. Самый яркий пример вхождения беспартийных граждан в парт.список — «Единая Россия» и Владимир Владимирович Путин.

Что касается праймериз «Единой России» и «Справедливой России», которые были широко. В обоих случаях праймериз оказались фикцией. Это был чистый PR-проект, потому что выдвинутые списки к этим праймериз имеют минимальное отношение. Да и само это слово взято совсем из другой системы. Праймериз, так, как это называют, допустим, в США, Великобритани, Болгарии, значит совсем другое. Люди приходят на участки и лично выбирают кандидатов если они этой партии симпатизируют либо являются членами партии. В случае с «Единой Россией», праймериз были коллективным голосованием на парт.конференциях в нескольких отделениях. Какой же это праймериз?

В обеих партиях контролировалось подведение результатов. Кто посчитал эти голоса и был ли там сдерживающий момент? Никакого контроля никто не проводил. Даже те итоги, которые были объявлены с выдвинутыми списками не совпадали. Приведу пример. Весной этого года на выборах в Ленинградской области и в Республике Дагестан по итогам выборов сменились председатели региональных парламентов. В Ленинградской области ушел г-н Поляков, а в Дагестане – г-н Магомедов. В ходе кампании, когда менялись новые спикеры, на уровне губернаторов было заявлено, что они, ушедшие, готовятся к новой ответственной работе, они будут баллотироваться в ГД. Это было публично объявлено региональному. В списке, выдвинутом «Единой Россией», господ Полякова и Магомедова нет вообще. Это – частный случай, подчеркивающий общую картину: мы имеем списки, которые мало соотносятся с тем, то происходит в регионах.

Если посчитать, каким образом учтена региональная специфика, тогда, формально, списки можно считать регионализированными. Все партии разбивали списки не менее чем на 80 территориальных групп. Но кто из них получит мандаты? С партией «Единая Россия» все понятно. У них из 83 групп в списках 65 губернаторов, они почти везде возглавляют группы, а если не они, так министры или другие уважаемые партийные функционеры и формально они «привязаны» к региону, но внутри списка, если посмотреть, кто будет получать мандаты, мы обнаруживаем «варягов». Люди перемещаются самым забавным образом. Пригин – в Ростове-на-Дону, Гришанков «переброшен» в Пермь, Крашенинников – в Башкирию и т.д. Минимум в 26 группах «проходные» места занимают люди, не имеющие к этому региону никакого отношения. Что происходит с другими партиями? КПРФ – 85 групп. Жители иных регионов возглавляют 26 групп, правда тут есть люди и федеральной известности.

Абсолютные лидеры по неучету интересов регионов при составлении парт.списков – «Справедливая Россия» и ЛДПР. В заверенном списке ЛДПР жители других регионов возглавляют 35 групп из 87, у «Справедливой России» – 34 из 90. У СПС 20 из 85, они – самые регионализированные. Стоит учитывать, что местные кандидаты возглавляют, как правило, непроходные группы, а «варяги» — проходные. Ситуация становится совсем замечательной.

Что касается снижения политической конкуренции, ее мы отмечаем не только на федеральных выборах, но и на выборах в региональные парламенты. Каким-то образом, никто не обращает внимание на то, что у нас проходят еще и выборы в региональные ЗАКС.

По существующему закону, мы должны 2 декабря избирать 7 региональных парламентов. Однако, в первых числах сентября, ЗАКСы Мордовии и Краснодарского края, во имя экономии бюджетных средств, самораспустились с тем, чтобы провести свои выборы одновременно с выборами в ГД. В чем экономия не очень понятно, потому что, по плану, эти выборы должны были состояться одновременно с выборами президента. Видимо, это время для проведения выборов было по каким-то причинам не выгодно. Если по прошлому этапу региональных выборов у нас количество зарегистрированных списков было где-то 6–7 в бюллетене в среднем на регион, то на этот раз из 9 регионов было выдвинуто 63 списка, зарегистрировано официально только 44. Т.о., отсев составил 31% даже в условиях малопартийной системы. В результате сейчас 4–5 списков. Это даже ниже, чем было 11 марта 2007 года.

Из этих 9 регионов в 8 списки возглавляют губернаторы, а в Камчатской области, где новый губернатор г-н Кузьминский, присланный в область из Петербурга, список возглавляет его первый заместитель г-н Невзоров, который баллотировался при поддержке «Единой России» на последних выборах губернаторов. По сути дела, за эти годы была выстроена партийная вертикаль.

Принято считать, что в цивилизованных странах партии – это структуры, аккумулирующие общественные интересы и являются неким механизмом влияния общества на власть, в российской системе партия всей этой роли не играет. В условиях предельно жесткого партийного законодательства и госконтроля над партиями у нас получается двухступенчатая система. Благодаря закону о политических партиях государство контролирует партийную бюрократию, а целый ряд положений избирательного законодательства, в частности, запрет избранным депутатам покидать свою партию и запрет партии выдвигать членов других партий позволяет парт.бюрократии контролировать своих депутатов. Получается, что, косвенным путем, гос.бюрократы контролируют партийных, а партийные контролируют депутатов. Полностью пропорциональная система в таких условиях, фактически, является системой контроля над депутатским корпусом. Поэтому ни о каком усилении парламента в условиях сохранения такой системы говорить нельзя.

Более того, мы видим, что в ходе такой кампании используется мобилизация всех административных ресурсов для того, чтобы добиться максимального результата в поддержку одной конкретной партии.

Если посмотреть, кто же в итоге зарегистрирован, мы увидим, что в этих 9 регионах зарегистрировали список только 4 партии: «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР. И только в Саратовской области, Удмуртии и Камчатке есть еще по 1 участнику. А в Северной Осетии помимо этих 4-х есть еще 5 политических партий! Вот образец демократии в современных условиях.
Все это печально.

И еще по поводу косвенной рекламы. Мы видим, как используются шаблонные механизмы. Приведу пример. Сейчас в Алтайском крае реклама с портретами нового губернатора «Новая история Алтая». В Бурятии губернатор, приехавший из Томска, — появилась рекламная серия «Новая жизнь Бурятии». Смысл прост, в тех регионах, где присланы люди «со стороны» агитация в таком ключе: впереди у нас новые светлые горизонты.

На этой оптимистической ноте я закончу.

Павел Демидович:

Если нет больше никаких комментариев, я бы предложил задавать вопросы коллегам. Пока коллеги сомневаются, я задам вопрос Александру. Вы затронули момент, который осуждался президентом. Было высказано его пожелание, чтобы участники списков выдвигались от своих регионов, насколько я понимаю, пожелание проигнорировано партией власти.

Александр Кынев:

Об этом пожелании писала пресса. Честно говоря, самого пожелания президента, так сказать «в чистом виде», я лично не видел. Да, о нем писали, но было ли оно на самом деле или это очередная политтехнологическая идея – вопрос сложный. Анализ списков «Справедливой России» и «Единой России» показывает, что оно было проигнорировано. Есть ряд регионов, где количество «варягов» больше одного. Система странная. Например, Валерий Золотухин, популярный актер, родом с Алтая, где его фигура – символическая, вошел в список в Пермского края, а в Алтайском крае список возглавляет крупный предприниматель, глава хладокомбината. Логика понятна, но она финансово-экономическая, а с электоральной точки зрения это не очень адекватно.

Павел Демидович:

Пожелание о том, чтобы в списках не было олигархов, слышали, наверное, все. У меня вопрос, кто из членов российского финансового списка или из списка Forbes официально не является олигархом.

Александр Кынев:

Это вопрос не ко мне.

Павел Демидович:

А кто из богатых людей России, которые входят в рейтинговые списки, все же попал?

Александр Кынев:

Таких раскрученных фигур, к которым мы привыкли, в списках нет. Их и раньше не было. В списках много представителей субрегионального среднего бизнеса. Здесь партии примерно в равном положении. Учитывая ресурс «Единой России», их список в максимальной степени похож на справочник «Кто есть кто в Российской Федерации».

Павел Демидович:

Елена Анатольевна?

Елена Панфилова:

На самом деле мы тоже заинтересовались системой «кто есть кто». Вчера мы посмотрели, кто вышел из первоначального состава списков. Насчитали 32 человека. Причем там 50 на 50. Половина – чиновники регионального уровня.

Александр Кынев:

Добавлю, поскольку затрагивался вопрос о самовыдвиженцах. По данным «Единой России», в их списке 8 беспартийных граждан. Кто эти люди? Руководитель аппарата движения «Наши» Сергей Белоконев, главный санитарный врач Свердловской области Борис Никонов, пресс-секретарь движения «Наши» Роберт Шлегель, лидер движения «Россия молодая» Максим Ищенко, главный редактор интернет-сайта «Взгляд.ру» Константин Рыков, председатель общероссийского движения поддержки флота Михаил Ненашев, учитель русского языка из Калининградской области Денис Новгородский и главный федеральный эксперт по Новгородской области Олег Онищенко. Вот такие простые, абсолютно беспартийные, граждане.

Что касается бизнеса, кроме господ Скоробогатько и Рашникова, можно упомянуть Валерия Мальчихина, Валерия Прозоровского, одного из совладельцев «Металлинвеста» Андрея Скоча, Владимира Груздева из компании «Седьмой континент», г-на Демалова, Дмитрия Савельего, бывшего президента «Роснефти», помощника президента компании «Алроссо» Михаила Эверстова и т.д.

Наталья Крайнова, газета Moscow Times:

Лилия Васильевна, у меня к Вам три вопроса. На сайте вашей Ассоциации написано, что во время избирательной кампании «ГОЛОС» планирует провести ряд мероприятий, направленных на просвещение избирателей, обсуждение общественно значимых проблем и проблем избирательного законодательства. Пожалуйста, расскажите об этом подробнее. Как вы будете просвещать избирателей? И еще. Кем была основана Ассоциация «ГОЛОС» в 2002 году и кем она финансируется? В связи с тем, что вы представляете независимую оценку предвыборной кампании, были ли когда-нибудь конфликты с властями?

Лилия Шибанова:

Спасибо. Кампания по просвещению ведется давно. Мы ее начали в феврале этого года. Мы системно ведем дискуссионную площадку в регионах по новеллам избирательного законодательства для общественно-политической тусовки, молодежи, юристов и т.д. в рамках постоянного обмена мнениями на предмет наличествующей общественно-политической ситуации. По результатам обсуждений мы делаем рассылку по всем заинтересованным организациям, партиям, СМИ и т.д. Это первая часть кампании. Вторая часть – уличные акции, где мы взаимодействуем с гражданами и стараемся донести до них основную информацию по изменению избирательного законодательства.

В мае мы пытались лоббировать поправку в закон и вернуть общественное наблюдение на выборах. По этому поводу была проведена большая акция. В сентябре мы провели акцию по информированию граждан по всем новеллам избирательного законодательства.

По второму вопросу. Наши основатели: Московская Хельсинская Группа, 2 экологические организации, Женские информационные сети и Молодежный союз юристов.

Финансируемся мы всегда только международными фондами. Это – принципиальная позиция, потому что, к сожалению, наблюдая на выборах, мы не можем себе позволить получать деньги от российского бизнеса, он сам участвует в этой избирательной кампании.

По третьему вопросу. До этой избирательной кампании мы давления не испытывали. У нас были ровные отношения с региональными избирательными комиссиями. Сейчас же начинается серьезный прессинг. В Самаре закрыты 2 наши организации – региональная и межрегиональная. С некоторыми руководителями региональных отделений ведет «мягкие» разговоры ФСБ. Я думаю, прессинг будет усиливаться.

Анастасия Новикова, газета «Газета»:

Вы много говорили о том, что «Единая Россия» эксплуатирует административный ресурс для скрытой агитации. Не были ли замечены нарушения в тех регионах, где губернаторы – представители КПРФ? Спасибо.

Александр Кынев:

Я так понимаю, речь идет о Волгоградской и Владимирской областях. В Волгоградской области г-н Гребенников недавно вступил в «Единую Россию» и те факты, которые «ГОЛОС» получает из этих областей, говорят, что там происходит то же самое, что и во всех других регионах.

В ходе этой кампании очень много примеров у КПРФ, СПС, ЛДПР. В разных регионах, многие главы местного самоуправления вынуждены были под давлением выйти из тех партий, от которых избирались, и вступить в «Единую Россию». Это происходит синхронно во многих регионах и наводит на мысль, что такая кампания носит организованных характер.

Хочу напомнить, в прошлом декабре были приняты поправки к закону об агитации, где в рамках платного и бесплатного времени не должно быть контрагитации. А этой весной уже был заметен результат этого запрета. Право вести агитацию «против» – такое же право, как и вести агитацию «за». Как можно, не анализируя программы кандидатов и их обещания, вести агитацию? Невозможно, не может быть игры «в одни ворота». Проблема анализа действий конкурентов осталась. И весной, с одной стороны, все партии резко увеличили объемы своих собственных газет, бесплатных. Это убивает региональную прессу с ее небольшими тиражами. Вторая сторона медали – спровоцирован разгул манипулятивных технологий и «черного» PR.

Сейчас агит.материалы изымают уже на уровне типографии. Партия не успевает получить тираж. Например, партия СПС провела акцию в Москве против роста цен и написала об этом в своей газете, газету арестовали за незаконную коммерческую рекламу, потому что там упомянут «Седьмой континент». Исходя из этой логики, сообщение о том, что упал самолет компании «Боинг» является рекламой компании «Боинг».

Все это – цветочки, ягодки мы скоро увидим.

Павел Демидович:

Какова Ваша позиция в связи ситуации вокруг приглашения международных наблюдателей?

Лилия Шибанова:

На эту тему я уже дала много интервью. Приглашение международных наблюдателей – обязательство России перед ОБСЕ. Поведение России в этой ситуации выглядит просто неприличным. Очень затянут процесс приглашения представителей ОБСЕ, а заявленное количество, — максимум 300–400 человек, — ничто для России, где 95 тысяч участков. Это не наблюдение. Для того, чтобы оно имело под собой основу, оно должно иметь 1% выборки. Создается видимость. На самом деле у нас международное наблюдение просто блокировано.

По результатам пресс-конференции вышли статьи в «Ведомостях», «Ъ», New Times, Газете.ru, также информация прозвучала на радио «Свобода».

Документы

2209-2-5
Лилия Шибанова
2210-izobrazhenie-160
Елена Панфилова
2211-5-2
Александр Кынев
2212-6
Елена Панфилова, Лилия Шибанова, Александр Кынев
2213-izobrazhenie-167
пресс-конференция
2214-7
Лилия Шибанова
2215-4-3
Павел Демидович, Елена Панфилова, Лилия Шибанова, Александр Кынев