Однопартийный облизбирком

24 июля 2008 г.

Основным вопросом повестки дня последнего перед каникулами заседания Законодательного Собрания был, безусловно, вопрос о назначении семи членов Избирательной комиссии Владимирской области.

Рассматривали его в числе последних и, в ожидании развязки двухмесячной эпопеи, все представители СМИ в полном составе вопреки обычаю досидели до конца. Ожидания оправдались, спектакль был интригующим.

На кону стояла возможность получения большинства в составе комиссии членами одной партии, чтобы впоследствии выбрать однопартийное руководство облизбиркома. И какими бы словами не прикрывались представители «Единой России», все это явно просматривалось. Сомнения тех, у кого они еще оставались по ходу заседания, развеял лидер владимирских «единороссов», первый заместитель председателя ЗС Владимир Киселев. Он, не сдержав эмоций, бурно зааплодировал при оглашении результатов тайного голосования. Необходимые двадцать голосов набрал проект решения комитета по законодательным предложениям и законности.

Мы уже писали о том, что по предложению комитета в состав облизбиркома были рекомендованы лица, большинство из которых прямо или косвенно относятся к «Единой России». Сегодня уже с уверенностью можно сказать, что из семи членов облизбиркома, назначенных Заксобранием, шесть будут представлять интересы одной партии. Два недостающих голоса, чтобы иметь большинство в облизбиркоме, добавится после того, как свою половину комиссии назначит губернатор. Там есть две кандидатуры, обязательные к назначению. Одну предложила Центральная избирательная комиссия РФ по представлению Генсовета «Единой России», другую внесло региональное отделение партии. Пусть даже все из них будут юристами и профессионалами (чего на самом деле нет), но если главное качество для членов облизбиркома – независимость – будет отсутствовать, ничего хорошего не будет. Веры выборам, организованным и проведенным под диктовку партийных функционеров, ни у кого не останется. Пример Центризбиркома у всех перед глазами.

Когда ЦИК возглавил Владимир Чуров, который еще в Питере, работая в подчинении В.В. Путина, руководствовался одним правилом: «Путин всегда прав», стала возможной явка избирателей под сто процентов, голосование за «Единую Россию» под девяносто. Наша область выгодно отличалась от других регионов, где подобные проценты стали нормой. Теперь, похоже, и мы скатимся в ту же яму. Сомневаться, что будет по-другому, трудно. На это указывают методы, которыми достигался результат. Не трудно представить, как это было.

Сначала нужные кандидатуры были подобраны в руководстве «Единой России», затем претенденты (в основном жители областного центра) предлагались районным или городским Советам народных депутатов, где большинство депутатов избраны от «Единой России». Те их благополучно утвердили. Затем будущих членов комиссии «отобрал» председатель комитета Евгений Рычков. Комитет с небольшим перевесом утвердил список для внесения на заседание ЗС. Потом в ход пошли математические подсчеты – сколько будет «за» и «против», далее для достижения перевеса включились высшие партийные силы (в кулуарах говорили о звонках депутатам из Москвы). В итоге за нужное «единороссам» решение голосовала не только фракция «ЕР», насчитывающая 17 человек, но и три депутата из других партий. «Против» было 16 депутатов. Напомним, во фракции КПРФ, которая собирала альтернативные голоса, состоит 12 человек.

А в начале заседания господин Киселев подверг сомнению работу электронной системы голосования, но его предложение о голосовании по старинке не было поддержано. Попытка тех, кто был не согласен с комитетом, внести в повестку дня альтернативный проект, тоже не прошла. Голоса разделились поровну. Во время перерыва заседания фракции КПРФ и «Единой России» собирались и что-то обсуждали, и «единороссы» уже не были против тайного голосования, но только по варианту комитета.

При обсуждении основного вопроса Е.Рычков, ссылаясь на регламент, подробно рассказал депутатам, почему Заксобрание должно рассматривать только их проект постановления. Затем депутаты задавали вопросы. Их интересовало, почему комитет не принял приемлемое для всех решение. Рычков ссылался на регламент — голос председателя является решающим, значит, решение приняло большинство. Просили пояснить принцип отбора. Все эти кандидаты обладают опытом работы в избирательных кампаниях и опыт партийной (! – Л.Е.) работы, отвечал Рычков. «Почему не пошли по принципу сохранения преемственности?», спрашивали его. «Мы пошли по пути обновления, — отвечал он. – Губернатор назначит свою часть комиссии, вот и будет преемственность». «Сколько человек относятся к партии «Единая Россия»? – допытывались депутаты. Рычков прямого ответа не дал.

Затем пошли выступления. Сергей Филиппов: «Сколько выборов провел Емельянов, никаких вопросов к нему не было, одни благодарности. Я не вижу необходимости менять комиссию. Теперь партия решила заменить его. Тогда надо честно говорить об этом». Он заявил, что все команды идут сверху. «Давайте тогда отдадим свои полномочия Москве! Хотим баранами остаться?!», — в сердцах выговаривал он. Михаил Вязгин назвал то, что происходит «попыткой непристойным методом кавалерийского наскока навязать свих кандидатов». Александр Синягин саркастически заметил: «Я понимаю желание отдельной партии перещеголять Мордовию. Там на некоторых участках явка достигала 102%» и заявил, что «на депутатов был нажим, давление шло по всем фронтам». Валерий Шурыгин сравнил связку Чурова – Путина с региональным тандемом Емельянова – Виноградова, предложив дать им доработать. Мол, сменят губернатора, поменяете председателя облизбиркома. Но был атакован несогласными с ним «единороссами» и даже огрызнулся: «С вашей партией мы придем к 37-му году!».

Все перечисленные депутаты предлагали голосовать по всем имеющимся кандидатурам, «единороссы» вновь ссылались на регламент и настаивали на голосовании по списку комитета, но согласились на тайное голосование. Ну а итог известен.

По окончании заседания некоторые депутаты дали представителям СМИ свои комментарии. А.Синягин: «Была поставлена задача не допустить никаких компромиссов, не искать никакого консенсуса. Додавили. Доверия у такой комиссии не будет ни у избирателей, ни у политических партий. Результаты выборов, разумеется, будут ставиться под сомнение, но мордовского варианта мы постараемся не допустить».

Е. Рычков сказал, что заседание прошло в строгом соответствии с законом и регламентом. Если эти нормы кому-то не нравятся, их надо менять. Касаясь политической ангажированности комиссии, он заметил, что политические партии в составе избиркома будут представлены не в той пропорции, что в Федеральном Собрании, мелкие партии будут иметь большее представительство.

То есть, можно понять, что до квалифицированного большинства, какое имеется в Госдуме, наша комиссия не дотянет. Но и простого большинства достаточно для того, чтобы как и на федеральном уровне не замечать справедливых претензий оппозиции, не видеть засилья одной партии на телеэкранах, отмахиваться от фактов фальсификаций и приписок, поощрять тех председателей комиссий, которые выдают невиданные показатели явки и единодушного голосования за одну партию или кандидата.

И что теперь делать нам, избирателям? Может ввести такой порядок, чтобы члены областной комиссии приносили клятву на Библии, что будут блюсти интересы Закона, будут независимы, будут работать по совести, а не по указке партфункционеров? Вопрос, что называется, риторический…

Людмила ЕШАНУ