Наблюдения Корреспондента о ситуации с доступом к информации в Ярославле

12 октября 2008 г.

Корреспонденты газеты «Гражданский Голос» наблюдают в Ярославле за соответствием действий избирательных комиссий Законам Российской Федерации.

27 сентября были направлены информационные письма об организации наблюдения в ИК области, городскую избирательную комиссию, в ТИК всех районов города, с приложением ксерокопии Свидетельства о регистрации СМИ. Тем самым, мы предполагали, что в день выборов у нас не будет проблем, а возникающие мы сможем разрешить до дня голосования.

Наши корреспонденты имеют удостоверения и редакционные задания, оформленные надлежащим образом.

Наступил день выборов. Наши корреспонденты в подавляющем большинстве случаев испытали трудности с допуском на избирательные участки по самым нелепым, для обученных-то членов ТИК и УИК причинам.

А именно: нам в ТИК сказали, что вы не имеете права – вы не федеральное СМИ, дайте подлинник регистрационного свидетельства, у вас нет разрешения ТИК и т.п. Например, председатель ТИК Кировского района уже за полдень вздумала запросить с нас подлинник нотариально заверенного регистрационного свидетельства. Пришлось представлять наши документы к визуальному осмотру и предоставлению копий в районной прокуратуре. Почему-то представители МВД, вдруг озаботились непосредственно проверкой наших корреспондентских удостоверений и правом присутствовать на участках и предупреждать об удалении с участка? Может быть, я пропустила законодательное новшество и представители МВД являются составной частью ИК и в связи с этим их функции изменились?

Подавляющему большинству наших корреспондентов в первой половине дня отказано в предоставлении информации, которая обязана быть внесена в увеличенную форму протокола еще при открытии участка и никогда не являлась государственной тайной: количество полученных бюллетеней, количество досрочно проголосовавших? Мы так и не поняли, почему тайну составляют Реестры для голосования на дому. Почему корреспондентам отказывают в визуальном осмотре списков избирателей? Почему увеличенные формы протокола находятся где-то в ином месте, а не там, где они обязаны быть? Почему в них не вносятся те данные и в то время, какое предписывает закон?

Почему вопросы именно о несоответствии действий ИК законам РФ вызывают чрезвычайно нервную реакцию руководителей УИК и ТИК вплоть до удаления корреспондентов газеты «Гражданский Голос» с избирательных участков? Почему такие вопросы стали «мешать работать» комиссиям?

Наше наблюдение над составлением Реестра для голосования на дому дают повод сомневаться в том, что в эти реестры граждане попадают не по собственной воле. Шестьдесят отказов от голосования на дому только в одном Заволжском районе говорит красноречиво, как и по чьей воле граждане попали в эти списки. Почему вместо Реестра записи оказались в непредусмотренных законом «тетрадочках»?
Почему ФИО руководителей ИК стало тщательно скрываемой тайной, в то время как элементарная культура для продуктивного, без конфликтного, удобного общения с избирателем требует ношения бэйджей с именами, фамилиями и должностями членов избирательных комиссий. Что же они совершают в день выборов, что не хотят, чтобы их фамилии знали? Именно с отказом членами УИК назвать свои Ф ИО и должность корреспонденты столкнулись как с массовым явлением.
Наблюдение первой половины дня голосования показало, что участковые избирательные комиссии ничего не делают и не могут делать каких-либо действий без указаний ТИК или органов исполнительной власти, что одно и тоже. Избирательные комиссии не только не самостоятельны, но и необучены достаточно, чтобы не быть самостоятельными.

Людмила Кузьмина, корреспондент газеты «Гражданский Голос»