Заседание МГИК 14 мая 2009 года

18 мая 2009 г.

Неофициальные хроники Мосгоризбиркома от А. Бузина

Это заседание МГИК длилось необычно долго — полтора часа.

К первому вопросу с сухим официальным названием «О Плане взаимодействия Московской городской избирательной комиссии с московскими организациями общероссийских общественных организаций инвалидов на 2009–2011 годы» было приглашено много гостей – руководители различных обществ инвалидов, а также представители департамента социальной защиты населения Правительства Москвы. Докладчиком был сам Петров А.В. В принятом постановлении много говориться о том, как надо «совместно с организациями инвалидов и департаментом социальной защиты» обеспечивать участие инвалидов в голосовании. И практически ничего – о том, что делать, чтобы инвалиды получали полноценную информацию об участниках выборов.

Этот, казалось бы, технический вопрос ярко иллюстрирует ситуацию с нашими выборами. Чем больше они отдаляются от механизма реального народовластия (пардон, за высокопарность), тем больше обрастают всякими декоративными деталями и ритуалами. После отмены порога явки организаторы наших выборов озаботились вопросом о том, как, сохранив более менее приличное число голосующих, обеспечить самовоспроизводство власти. Решение здесь довольно простое: поменьше говорить о сути выборов, а на избирательные участки тащить как можно больше тех избирателей, которые получают информацию лишь по определенным каналам – из телевизора, из бесплатно распространяемых за бюджетный счет газет, в крайнем случае – от работника собеса. Отсюда – рост числа голосующих на дому, возникающий не по естественным причинам, а из списков, составленных собесами и ветеранскими организациями. Именно это, по моему глубокому убеждению, является реальной причиной вдруг проявившейся «заботы» наших организаторов выборов об инвалидах.

Есть и другая причина: выборы – это выражение политических предпочтений, вырастающих из социально-экономического статуса избирателя. Бюджетополучатели, которые, к тому же могут черпать информацию только из источников, предназначенных пропагандировать действия администрации, представляют определенным образом ориентированный (или, если хотите, — дезориентированный) электорат. Обеспечение их преимущественного участия в голосовании ИСКАЖАЕТ реальное волеизъявление избирателей и является административной избирательной технологией. Кстати, «загон» бюджетников, государственных и муниципальных служащих на досрочное голосование – проявление именно этой технологии (хотя в досрочном голосовании есть и другие прелести для недобросовестных участников выборов).

Ну, в общем, поговорили мы на заседании по поводу обеспечения возможности полноценного информирования инвалидов. Мое предложение дополнить проект решения пунктом об обеспечении возможности инвалидов знакомиться с предвыборными программами всех кандидатов и избирательных объединений, понятное дело, не прошло. Под соусом того, что не дело, мол, комиссии, работать за партии. Как будто она этого не делает.

Вторым вопросом мы рассмотрели форму протокола, которую кандидат или избирательное объединение сдает при сдаче подписных листов. Внесли одну маленькую поправку, а вот убедить комиссию, что документ этот в первую очередь должна заверять получающая его комиссией (в качестве подтверждения, что именно такое количество подписей сдано) мне не удалось. Так и осталась в нем подпись не комиссии, а кандидата или уполномоченного партии. Представьте себе, что Вы даете мне взаймы 1000 рублей, а я, вместо того, чтобы выдать Вам расписку, требую от Вас еще и расписку, что Вы мне их дали.

Третий и четвертый вопросы касались информационных материалов, что вывешиваются в избирательных комиссиях. В четвертом вопросе речь шла о подготовке и изготовлении информационных плакатов — тех, которые висят в помещениях для голосования. Этот вопрос действительно вызывает значительные разногласия между кандидатами и организаторами выборов: то, кандидат недоволен расположением его текста, то содержанием текста соперника. Запрет на агитацию в этих плакатах порождает споры о том, является ли то или иное выражение в тексте агитационным. Поэтому регламентацию порядка подготовки такого плаката можно только приветствовать.

Вопрос этот имеет пересечение с первым вопросом повестки дня. Дело в том, что организаторам наших выборов не нужно, а потому не интересно давать полноценную объективную информацию обо всех кандидатах. Чем меньше сводной информации о претендентах, тем лучше: агитация о нужных претендентах поступит избирателю через «зомбиящик» и местную газету в форме «ненавязчивого» информирования о событиях в городе, стране или в мире. Поэтому сводные плакаты – неприятная необходимость, записанная в законе. Как ее нейтрализовать? Правильно: надо издать их поменьше, мелким шрифтом и развесить так, чтобы в глаза не бросались.

Об этом надо бы было упомянуть в постановлении по плакатам. Но, судя по всему, картина будет такая, же как всегда: по 2–3 плаката на участковую комиссию, которые можно будет узреть при внимательном осмотре помещения для голосования. А до дня голосования избиркомы будут пичкать избирателей бумажками с призывами придти и «исполнить свой гражданский долг». В понимании нынешних организаторов выборов, также как и в понимании организаторов советских выборов, этот долг заключается в ритуале переноса бумажки от стола к урне.

Как обычно, рассмотрели вопрос, связанный со сверхтекучестью. Но не той, за которую П.Л. Капица получил Нобелевскую премию. На Нобелевку не претендую, но утверждаю, что природа этой сверхтекучести заключается в вырожденном состоянии выборов.

Ярославский ТИК укреплен заведующим сектором муниципалитета. В Вешняках, Новокосино, Сокольниках заменены представители ЛДПР, причем в одном случае представитель ЛДПР – сотрудник коммунальной службы. В Головинском районе сменен представитель «Яблока».

В Савеловском районе освободилось место. Предложения принимаются до 2 июня.

А.Бузин