182-е заседание ЦИК: По форме, может и правильно, а по существу…

3168-arton3190
27 ноября 2009 г.

В четверг 26 ноября, на 5 дней раньше запланированного, Центризбирком собрался, чтобы рассмотреть жалобу ставропольского адвоката Ивана Михайловича Чернова, которому поселковый, районный и краевой избиркомы отказали в регистрации кандидатом на должность главы посёлка Рыздвяного Изобильненского района Ставропольского края. Заседание прошло при минимальном кворуме в 10 человек, не было Игоря Борисова, Майи Гришиной, Геннадия Райкова, Сиябшаха Шапиева и Валерия Крюкова.

Кандидату Чернову забраковали все 129 представленных подписей по двум причинам. 11 подписных листов из 13 — те, подписи в которых кандидат собирал сам, он заверил своей подписью как кандидат, но не расписался на них ещё раз в качестве сборщика. И второе: избиратели, поставившие подписи, не указали в своих адресах название субъекта Федерации и района.

Посёлок Рыздвяное в 25 км от Ставрополя небольшой, там живёт 5789 избирателей, большинство их которых обслуживает подземное газохранилище Газпрома. Досрочные выборы мэра назначили на 6 декабря, после отставки с этого поста Виктора Васькова (бывшего сотрудника Газпрома), вступившего в конфликт с Газпромом по поводу земельных участков. На пост главы зарегистрирован и.о.мэра Владимир Кораблин, до назначения 29 лет возглавлявший профком местного Газпрома и действующий сотрудник Газпрома по фамилии Свинцов, которого считают «дублёром» кандидата администрации. Ещё трое кандидатов — менеджер (не из Газпрома) рабочий (Газпрома) и адвокат Чернов не зарегистрированы.

Докладчица Нина Кулясова изложила аргументацию ЦИК. В соответствии с законом «Об основных гарантиях избирательных прав…» в понятие «адрес места жительства» входит наименование субъекта Федерации, района, города, иного населённого пункта, улицы, номера дома и квартиры, где гражданин зарегистрирован, поэтому не указывать субъект и район в подписных листах нельзя. Да и штамп регистрации в паспорте включает название субъекта и района, что свидетельствует, что это часть адреса. А отсутствие в 11 листах второй подписи Чернова — нарушение установленного законом Ставропольского края порядка оформления подписного листа и тоже законное основание для отказа в регистрации. Кулясова пожелала кандидату успеха впредь и отметила, что указывать в шапке подписного листа полный адрес кандидата вплоть до номера дома необязательно.

Ответную речь Иван Чернов начал с того, что шапку он не сам придумал — её ему выдал поселковый избирком. Затем он сослался на решения Верховного Суда 2006, 2007 и 2009 годов, постановившего, что неуказание региона в подписных листах не нарушает закон. В штампе о регистрации в паспорте написано: «Ставропольский край. Администрация Изобильненского района». «Я не проживаю в администрации Изобильненского района, поэтому это не часть адреса, а наименование органа, меня зарегистрировавшего», — заявил Чернов.

По поводу второй своей подписи кандидат полагает, что кандидат не подпадает под понятие «сборщик подписей», т.к. со сборщиком заключается договор, а сам с собой заключить договор он не может. Поэтому то, что подпись кандидата на листах присутствует «не в той графе» — не основание для отказа.

В качестве оппонента на заседании выступил председатель Ставропольского крайизбиркома Борис Борисович Дьяконов. Но и он наполовину встал на сторону кандидата. С его точки зрения, судебная практика хотя и противоречива, но даёт основания не считать указание субъекта и района обязательными элементами адреса.

Но на вторую половину Дьяконов оказался сторонником позиции Рабочей группы ЦИК: подписей кандидата на листах, собранных им самим, должно быть две.

В защиту Чернова выступил новый член ЦИК с совещательным голосом от КПРФ Кирилл Сердюков. Он процитировал стоящий на сайте Ставропольского крайизбиркома региональный закон о выборах 2006 г. в редакции 2007 г., где говорится, что бракуются все подписи в листах, не заверенных «сборщиком подписей и (или) кандидатом». Борис Дьяконов ответил, что, во первых, редакция закона старая, действует новая, от 2008 года, но и в старой редакции дизъюнкция «и (или)» устанавливает основания нерегистрации, а не основания регистрации, то есть регистрировать нельзя, если отсутствует хотя был один из упомянутых элементов. Владимир Чуров тут же поручил аппарату проверить, действительно ли на сайте старая редакция закона. Проверка показала, что на сайте стоят обе редакции, но кандидат пользовался новой, потому что её распечатка приложена к его жалобе.

В ходе дискуссии прозвучали два предложения, альтернативных вынесенному на заседание отказному проекту: отложить рассмотрение вопроса до проверки вскрывшихся на заседании обстоятельств (Кирилл Сердюков) и зарегистрировать кандидата либо обязать Рыздвяновский избирком его зарегистрировать (Елена Дубровина).

За отказ Чернову высказались Николай Конкин, Станислав Вавилов, Леонид Ивлев. Конкин возразил по поводу судебной практики, по его словам, суды разрешают не упоминать субъект, когда название города дублирует его название: например, Архангельск Архангельской области. Однако это утверждение кандидат Чернов опроверг: есть, например, решение о городе Улан-Удэ Республики Бурятия: другого города с таким названием в России нет, поэтому название субъекта, говорит Верховный Суд, можно не указывать. Об этом же говорила Елена Дубровина. Если таких названий как какая-нибудь Знаменка в России много — на федеральных выборах осмысленно требовать указывать субъект, но зачем это делать на выборах в масштабах одной деревни?

«Всем кандидатам, — сказал Станислав Вавилов, — надо поступать так, как сказала Елена Павловна, только с точностью до наоборот». А то получается — на президентских выборах всё должно быть чётко, а на муниципальных — по принципу «все меня знают». «Если так будем действовать — тупик полный.» Может быть, закон излишне зарегулирован, но он есть, он действует, его надо выполнять.

Леонид Ивлев сказал: «Мы из заседания в заседание слышим призывы отказаться вообще от регулирования избирательных действий со ссылкой на общие слова, на Конституцию, нам предлагают инициировать правовой нигилизм в избирательной системе. Я как гражданин буду этому противостоять. Мы наблюдали здесь конкурс трёх адвокатов, победил один».

«- Конкин Николай Евгеньевич, — откликнулся Владимир Чуров, — Четвёртый».

Тут у Елены Дубровиной возникла ещё одна поправка: в заголовке постановления написать не «О жалобе Ивана Михайловича Чернова», а «О жалобе Чернова Ивана Михайловича», потому что такой порядок слов принят в Конституционном Суде, Госдуме и т.п. «Тем более, мы ему отказываем». «- Мы вежливые», — откликнулся Чуров.

В итоге на голосование были поставлены три предложения: перенести рассмотрение вопроса (за это не проголосовал никто, учитывая, что последний срок ответа на жалобу — завтра); поменять местами фамилию с именем и отчеством (за 2 — Дубровина, Колюшин); принять постановление в редакции Рабочей группы (за 8, против Дубровина, воздержался Колюшин). О предложении Елены Дубровиной кандидата Чернова зарегистрировать к моменту голосования никто не вспомнил.

В кулуарах, куда вслед за Черновым выбежали большинство присутствующих журналистов, не дослушав вопроса вопроса повестки — о награждениях — кандидат сказал нам, что вступил, уже после регистрации, в ЛДПР и уверен, что на следующих выборах в Думу эта партия одержит победу. В пределах села Рыздвяного, конечно.

27/11/2009 г. Григорий Белонучкин