Томичи рассуждают о выборах, партиях и митингах

09 июля 2011 г.

Томич: «Все партии, которые присутствуют на политической арене, это либо конъюнктура, либо партии власти»

Корр.: "Прошел санкционированный властями митинг народной оппозиции, который устроила Партия народной свободы — Парнас. Устроила она этот митинг, потому что неделю назад Минюст отказался зарегистрировать эту партию, следовательно, в выборах она участвовать не будет.

Второе событие — прошел съезд партии «Правое дело», на котором лидером партии был выбран российский олигарх М.Прохоров. На съезде он сказал, что нельзя считать нас оппозицией, мы партия власти N2. Этим самым он поставил большой знак вопроса, зачем тогда реанимируется эта партия? Считалось, что она будет работать на протестном поле, отбирать тот электорат, который когда-то за СПС голосовал, за «Яблоко», но этого не произошло. М.Прохоров озвучил совершенно левые установки, стал говорить о том, что надо больше кидать денег на социалку. Возникли вопросы у самих его однопартийцев — мы же вроде партия бизнеса, партия свободного рынка, а тут вдруг опять социалка, опять нагрузка на бизнес.

Не дремлют 4 парламентские партии — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия». Времени до выборов все меньше, это будут выборы в ГосДуму. В Томской области будут еще выборы Законодательной Думы Томской области".

Звонок: «Я только за коммунистов, потому что они — единственная сила, которая может разнообразить наш капитализм. Тех, кого мы сейчас начинаем вытаскивать из колоды, чтобы народу запудрить мозги, это называется отвлечение от самой главной идеологии всего мира. Только конкурентная борьба определяет развитие всего мира. Коммунисты в этом море доведения страны до нищеты выражают мнение большинства обиженного, а олигархов мы не будем любить».

Корр.: «Как слушатель сказал, что дело — не в личностях — не в Зюганове в Москве, не в Федорове в Томске, а дело — в идеалах».

Звонок: «Этот проект, наверное, будет успешным, а голосовать буду против всех. Коммунисты тоже местные — склоки постоянные. Если у нас появится институт передачи власти на уровне закона, а не из рук в руки близким, потому что приходят к власти люди и не хотят уходить, потому что в нашей стране власть — это все».

Корр.: «Сейчас люди ведут себя очень пассивно — они хлопнут рюмашку, поругают власть и разойдутся». Звонок: «Я за ту партию, которая определяет проблемы и пути их решения. Прохоров правильно говорит, что надо определить проблему и пути решения. Сегодня 2 партии — коммунистическая и Прохоров могут ввести новую струю, а»Яблоко«и все — это вчерашний день».
Корр.: «Спроси сегодня любого политика, он скажет, что выступает за интересы всего народа, но интересы у разных групп разные».
Звонок: «Предыдущий товарищ сказал, что нужно голосовать за коммунистов и за партию Прохорова. За партию Прохорова голосовать нельзя, ее родили в Кремле. Он говорит, что будет выступать за то, чтобы служба в армии была добровольная. Перед этим он говорил, что рабочий день должен быть по 12 часов. Нельзя ему верить, это делается специально, чтобы»Единая Россия«была и партия Прохорова в парламенте, которые народ задушат. Нужно идти на выборы и голосовать против всех, испортить бюллетень». Корр.: «Есть сейчас партия, за которую вы бы проголосовали?» Звонок: «Можно проголосовать за коммунистов и за»Справедливую Россию«. От них будет меньше зла, чем от этих партий. Сегодня коммунисты уже не те, что были раньше».

Корр.: «То есть вы выступаете против Прохорова, потому что он олигарх и, возможно, его политическая карьера выстраивается не без помощи Кремля, а с другой стороны вы выступаете за КПРФ и эсеров, то есть те партии, которые представляют левый фланг. Кем вы работаете?» Звонок: «Я преподаватель училища. Ставка мастера производственного обучения — 4100. Это же вообще дикость». Корр.: «И вы не будете голосовать за те партии, которые выражают интересы капитала?» Звонок: «Конечно». Корр.: «Томич упомянул»Справедливую Россию«. Мы понимаем, что она создавалась как кремлевская партия. Потом в какой-то момент ее вытолкнули в радикальное поле, Миронова убрали с поста спикера Совета Федерации. Хотя долгое время он считался другом Путина, в нашей стране это высокое звание. Действия»Справедливой России«стали носить более радикальный характер. Они стали устраивать пикеты, до митингов еще рановато им. Но они активизировались. Если»Справедливая Россия«была каким-то партнером с левого фланга, то Прохоров — как бы с правового фланга». Звонок: «Первый звонивший сказал, что Прохоров — карта, вынутая из рукава. Коммунисты — это крапленая кровью, замусоленная карта. Что творили под видом компартии, вся Сибирь в лагерях. Сейчас я не вижу ни одной партии, за которую можно голосовать. Я на выборы пойду, но тоже испорчу бюллетень». Корр.: «Вам какая бы партия была нужна?» Звонок: «Для меня единственные еще не замаранные политики — это Рыжков и Милов, Парнас». Корр.: «В Москве в выходные прошел митинг, по разным данным там было от 500 до 1,5 тыс. человек. 200 — это, конечно, заявление МВД, 1,5 тыс. — заявление самих»парнасовцев«. Собрали не очень много человек. Если в Томске что-то подобное будет, я сомневаюсь, что будет и 500 человек. Хотя у них тут, вроде, 1 тыс. членов. Вы сами до какой степени готовы проявлять активность? Будет выходить на митинги?» Звонок: «Естественно, нет. Митинги ничего не дают, мы говорим в неслышащее ухо. Остается только показать свое возмущение, перечеркнуть бюллетень, и все».

Корр.: «Есть такое явление, которое я бы назвал»люди — кухонный карбонарий«. На кухне ругаются, обличают всех. Прохоров богатый и длинный, Путин — давно, Медведев — нерешительный. Но коснись реальных действий, даже спокойных, санкционированных, самое большое — бумагу перечеркнуть». Звонок: «Поддерживаю мнение, что нужно испортить бюллетень. Все партии, которые присутствуют на политической арене, это либо конъюнктура, либо партии власти. Конъюнктурщики борются только за то, чтобы сидеть в Думе. Партия власти в никуда ведет. После 98-го года я заметил оживление экономики. Сейчас — увы, опять перешли на нефтяную иглу, я не вижу выбора. Прохоров — это темная лошадка, которая назначена Кремлем. Все время Прохоров на обслуживании власти». Корр.: «Почему вы считаете, что конъюнктура — это плохо? Ведь это спрос на что-то». Звонок: «Жириновский — те, кто видят и знают, говорят, что Жириновский голосует как надо. Эти ребята между собой затеяли такую мышиную возню, я удивляюсь. Лигачев — и того выгоняют. Там все озабочены местом под солнцем. Я из существующих не проголосовал бы ни за одну партию. За тех, которые не зарегистрированы, — Парнас отвечает моим требованием. Там хотя бы озабочены экономикой нашей страны, политической системой». Корр.: «Почему большинство тех, кто поддерживает Парнас, не готовы выйти хотя бы на митинг? Почему люди с политическими убеждениями ведут себя пассивно?»

Звонок: «Я живу в селе и вижу, что голосовать нужно против всех. Село проголосовало бы только за то, чтобы в селе началась работа, движение пошло. 30 % отечественной сельской продукции на рынках — это о чем-то говорит. Никакого развития, стагнация». Корр.: «Понятно, что жить становится хуже, развиваться невозможно, человек хочет поменять власть. … Из 6-х позвонивших 4 сказали, что они придут на выборы, но испортят бюллетень». Звонок: «Я предпочтение отдал бы Народному фронту, но только придал бы ему статус партии». Корр.: «Правящая партия может уверенно идти дальше. Общепринятое мнение — наши выборы подделываются, поэтому партия власти и побеждает. Но 12 июня движение»Солидарность«провело свои выборы в 18-ти российских регионах. Было опрошено 5 706 человек.»Единая Россия«тоже победила — ей досталось почти 22%, на 2-м месте — КПРФ (15%), на 3-м - ЛДПР (12,6%), Парнас -9,3%,»Справедливая Россия« 7% голосов. То есть за исключением Парнаса эта парламентская четверка партий выглядит точно так же, как она выглядит на выборах». Звонок: «Я буду голосовать за КПРФ, потому что это самая левая буржуазная партия из представленных. КПРФ, кстати, все время голосует в угоду Путину. По всем принципиальным вопросам они редко когда выходят из ГосДумы». Корр.: «Сейчас у нас население очень пассивное. Пока нет той политической силы, которая была бы способна увлечь за собой какие-то массы. Я давно в Томске не видел массовых митингов, максимум 300–500 человек, и это было давно, а обычно собирается до сотни». По материалам «Эхо Москвы в Томске».