Иркутск: Возвращение

3529-arton3648
02 июля 2010 г.

«Губернское собрание общественности», конкурс социальных проектов с богатой десятилетней историей, возвращается.

Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев утвердил Положение о проведении конкурса социально значимых проектов «Губернское собрание общественности Иркутской области».

Конкурс проводится по следующим номинациям:

а) «Гражданское общество»;

б) «Здоровая семья – основа общества»;

в) «Общественное согласие»;

г) «Защищенное детство»;

д) «Сохранение самобытности Иркутской области».

Один из авторов конкурса экс-председатель комитета по связям с общественостью и национальным отношениям аппрата губернатора Иркутской области, аналитик Александр Васильев, проживающий сейчас в Москве, в одном из интернет-порталов заявил, что "мне хочется приветствовать его возрождение. Однако тот формат его проведения, который сейчас объявлен поневоле вызывает вопросы, которые хотелось бы прояснить большинству тех общественников Иркутской области, которые ранее принимали в нем активное участие… Прежде всего, Губернское собрание создавалось с целью широкого развития на территории Области первичных социально значимых инициатив. Финансировалось оно из областного бюджета именно потому, что на местах не было создано даже минимальных условий для их поддержки. По сути это был конкурс поддержки первого шага в решении местных проблем, развитии социального предпринимательства, развитии гражданского общества. Поэтому приоритетом пользовались социальные инициативы физических лиц, принципиально новые инициативы общественности, населения в целом. А решали кого поддержать представители пользовавшихся авторитетом общественных организаций, для которых не было ограничений в участии. Каждая организация могла создать секцию для экспертирования проектов и выдвижение их на финансирование.
В новом издании упор делается на финансирование работы уже имеющихся организаций. Проект переноса финансирования физических лиц из-за некоторых вполне преодолимых технических трудностей был отвергнут в 2006 году, а финансирование серьёзных проектов устоявшихся объединений за счет конкурса на основании закона о социальном заказе путём внесения изменений в текст закона так и осталось только на бумаге как и сам закон.

Прежнее Губернское собрание предполагало постепенный переход к структуре типа Общественной палаты. Об этом как перспективе говорилось на заседании административного совета Губернатора уже в 2003 году. Та форма конкурса, которая предполагается сейчас, могла бы по аналогии с Общественной палатой РФ, стать частью Губернского собрания в виде конкурса, проводимого под эгидой Общественной палаты Иркутской области. А второй частью – конкурсы на уровне муниципалитетов при поддержке области"..

Общия грантовый фонд — 1 млн. рублей.

Кроме того, Александр Васильев опубликовал в 2002 году в журнале «Главная тема» достаточно большую статью, выдержки из которых представляет «ГОЛОС»:

Если оглянуться на 10–15 лет назад, можно вспомнить тот бурный подъем общественной активности, который привел к коренным преобразованиям в России. Некоторые аналитики склонны считать этот период временем возникновения гражданского общества в новой России. Иногда даже называют конкретные даты (например — март 1990 года, когда была внесена знаменитая поправка в Конституцию СССР). Действительно, именно в этот период достигли максимального звучания призывы к экономической инициативе, политическому плюрализму, защите прав человека и защите природы от хищнического уничтожения. Появились соответствующие законы. Создавались многочисленные общественные структуры. Идеи радикального либерализма стали рассматриваться как основа гражданского самосознания. Поддержка общественного движения из-за рубежа осуществлялась в столь широких масштабах, что появился целый слой «специалистов» по написанию заявок и отчетов по грантам. Регистрировались десятки тысяч общественных и некоммерческих организаций. Возникли десятки политических партий. Стали выходить тысячи газет… Идеи самоорганизации, правового государства, свободы информации обсуждались на каждом углу. Люди ждали реального улучшения жизни и готовы были ради этого перетерпеть тяготы «переходного периода».

На деле произошел серьезнейший раскол общества. Причем этот раскол охватил не только экономическую или политическую сферы. Раскол затронул практически все сферы жизни. Сегодня стало понятно, что эти проблемы возникли из-за того, что население страны не было готово к кардинальному изменению образа жизни. Десятилетиями культивировавшаяся система отстранения человека от самостоятельного принятия решений, система государственного патернализма, когда люди считали, что кто-то на государственном уровне «обязан о них заботиться», что им «не дадут пропасть» рухнула так быстро, что наметившиеся низовые социальные инициативы были уничтожены, не успев реализоваться. Где эти коттеджи многодетных, где эти всенародные потребкооперации… Единицы успели «ухватить», а основная масса осталась у разбитого корыта. Возникла ситуация, когда людям, не подготовленным к жесткой всеобщей непрекращающейся ни на минуту конкуренции, под лозунгом борьбы с тоталитаризмом предложили побороться с профессионалами этого дела. Возможные возражения отметались ссылками на авторитеты, загубленный в прошлом генофонд, необходимость шоковой терапии и т.д.

Наиболее развитые страны Запада прошли многовековой путь формирования институтов гражданского общества. Путь проб и ошибок, достижений и разочарований. В результате возникли модели общественного устройства, позволяющие формировать отношения между людьми на основе гражданских, цивильных принципов, включающих, в том числе и диалог, согласие, инициативность и обязанности всех субъектов гражданского взаимодействия. У нас в стране преобразования проводились столь быстрыми темпами, что первичные основы гражданских отношений не успели развиться. Прежде всего, этому способствовали экономические факторы. Например, вопросы обустройство быта, территорий в местах проживания, детского отдыха, внешкольного образования, гражданского воспитания и множество других вопросов, определяющих повседневное состояние жизни, социальное самочувствие людей, в нашей стране длительное время находились на попечении государства. Отсутствовала система самовоспроизводства первичных уровней социальной инфраструктуры. Более того, достаточно часто поощрялись социальное иждивенчество и безынициативность. Государство отвечало практически за всё.

В период экономических потрясений 90-х годов, государство отказалось от многих ранее выполнявшихся функций социального характера. Это привело к тому, что стала быстро набирать силу волна социальной активности населения. Так, например, в Иркутской области было зарегистрировано в тот период более 10000 некоммерческих и общественных организаций. (В настоящее время зарегистрировано более 12000.) Однако эта активность не была подкреплена финансовыми и организационными возможностями. Благие намерения пропадали втуне, так как не находилось путей их реализации. На сегодняшний день, более или менее проявляется работа не более 1000 общественных и некоммерческих объединений области. Тем не менее, выявился огромный потенциал движения НКО, в том числе и в экономической сфере. В «третьем секторе», по некоторым данным, производится от 10 до 20 процентов продукции экономики России. При целенаправленной работе со стороны органов власти и местного самоуправления по поддержке и стимулированию этой деятельности возможно достижение значительных результатов. Следует только помнить особенности и специфику общественности, которая работает на свой страх и риск, часто не имея никакой надежды не только на компенсацию своего труда, но даже на признательность тех, кому она помогает, и в тоже время она не терпит диктата и произвола, отвергая любые формы чиновничьего давления.

В этих условиях в Иркутской области был предпринят ряд шагов, которые должны были создать почву для постепенного развития основ гражданского общества. Это и развитие территориального общественного самоуправления, и создание условий для общественной экспертизы различных частных и государственных проектов, и привлечение общественности к осуществлению социальных программ, и, конечно же, поддержка «первичной инициативы», «первого шага» общественников на местах. Здесь мы по праву гордимся существующим уже несколько лет движением «Губернское собрание общественности Иркутской области». В этом начинании силами самих общественников по всей территории области отбираются значимые и перспективные проекты инициативных лиц и организаций. Им оказывается помощь в оформлении и реализации их идей, а особо важные предлагаются для оказания финансовой поддержки со стороны областной администрации. Мне кажется, что при этом осуществляется очень серьезная работа по стимулированию общественной активности населения. К примеру, если в 2001 году было отобрано для рассмотрения конкурсной комиссией администрации области 87 проектов, то в 2002 году — 340 (было решено финансово поддержать — 123 проекта по 22 секциям).

Фактически в Иркутской области сложилась система многоуровневого взаимодействия органов власти и общественности, которая позволяет уйти от практики государственного патернализма в работе как с общественными объединениями, так и отдельными общественниками.

Каковы перспективы развития Губернского собрания, основные подходы в его совершенствовании?

— Прежде всего, планируется в дальнейшем основное внимание уделять социальным инициативам из глубинки. На сегодняшний день примерно половина финансово поддержанных проектов приходится на областной центр.

— Планируется ввести жесткий контроль над использованием полученных средств именно на благо конкретных территорий.

— Планируется оказывать широкую методическую и методологическую помощь общественности районов, осуществляя на местах первичный отбор проектов.

— Планируется расширить рамки конкурсного отбора, выделив в нем специальный технический отбор, общественный отбор и итоговый конкурсный отбор проектов.

— Планируется создание опорных пунктов по оказанию консультативной и организационно-технической помощи проектантам.

Планируется многое. Но дальнейшая судьба Губернского собрания зависит не от планов организаторов, а от плодотворной работы общественников. Губернское собрание только тогда найдет поддержку во властных структурах, когда будет показана реальная его эффективность в решении проблем населения.

Напомним, это был 2002 год. Что получится из проекта Губернское собрание общественности-2010? Иркутский «ГОЛОС» готов взять на себя смелось расказать об этом по окончанию конкурса.

ГОЛОС-Иркутск