Еще раз об Избирательном кодексе

3595-arton3728
09 июля 2010 г.

Статья Бориса Вишневского «Попытка вернуть выборы» («Новая газета» от 21 июня с.г.) довольно обстоятельно и в целом правильно информирует читателя о проекте Избирательного кодекса Российской Федерации, разработанном Ассоциацией «ГОЛОС». Однако в некоторых нюансах автор не до конца разобрался, и в результате читатели получили не совсем точное представление о наших предложениях.

Так, Вишневский отметил, что, согласно проекту, «депутаты Госдумы избираются по смешанной системе, аналогичной той, что действовала до 2007 года». И далее он отмечает недостаток данной системы: «партия власти в мажоритарных округах забирает все мандаты».

На самом деле в проекте для выборов депутатов Госдумы предложена избирательная система, которая хоть и напоминает систему, действовавшую в 1993–2003 годах, но принципиально от нее отличается. Сходство в том, что избиратель голосует двумя бюллетенями: за партийный список и за кандидата в одномандатном округе. Но главное различие – в способе подведения итогов. Применявшаяся ранее система, а также система, действующая сейчас в большинстве регионов, предусматривает раздельное распределение мандатов по мажоритарной и пропорциональной составляющим (и потому она именуется «несвязанной»). В результате определенная партия имеет возможность, забрав все мандаты в мажоритарных округах, получить непропорционально большое представительство в парламенте (что мы уже наблюдали в ряде регионов).

Мы же предлагаем «связанную» смешанную систему, аналогичную той, которая уже более полувека применяется в Германии. Ее особенность состоит в том, что суммарное количество мандатов, которое получает партия, определяется в соответствии с пропорцией полученных ею голосов. При этом сначала из этого количества мандаты передаются кандидатам от партии, победившим в одномандатных округах, и лишь во вторую очередь – кандидатам из партийного списка.

Это означает, что партия, забравшая все мандаты в мажоритарных округах, не получит от этого никакого преимущества, если ее результат по пропорциональной системе превысит 50%, или получит незначительное преимущество, если за ее список проголосует менее 50%. В частности, если бы по этой системе распределялись мандаты в 2003 году, «Единая Россия», имея 38,2% действительных голосов, получила бы 186 мандатов (41,3%), вместо 224 мандатов по смешанной несвязанной системе (49,8%) или 239 мандатов по полностью пропорциональной системе (53,1%).

Таким образом, данная система наилучшим образом обеспечивает пропорциональность представительства. И при этом она сохраняет такие достоинства мажоритарной системы, как возможность баллотироваться непартийным кандидатам, лучшую связь кандидатов с избирателями и более слабое влияние партийной бюрократии на состав депутатского корпуса.

Вишневский также считает неочевидным необходимость возвращения прямых выборов губернаторов, предлагая взамен их избрание законодательными собраниям. Здесь я должен отметить, что данный вопрос выходит за рамки Избирательного кодекса. Он должен решаться федеральным законом об общих принципах организации региональных органов власти. По моему мнению, было бы вполне разумно, если бы федеральный законодатель оставил решение в рамках данной альтернативы за регионами. Но и в этом случае Избирательный кодекс должен предусматривать процедуру прямых выборов.

Еще одним недостатком нашего проекта Вишневский считает сохранение процедуры сбора подписей. В качестве альтернативы он предлагает «простое решение»: «все партии регистрируют кандидатов на всех выборах в заявительном порядке. А для кандидатов, не желающих представлять ни одну из существующих партий, можно ввести доступный избирательный залог».

Увы, Вишневский, как и некоторые другие партийные эксперты, исходит из ложной посылки: что партий всегда будет семь и новых не предвидится. Мы же предполагаем существенную либерализацию процедуры создания и регистрации партий и надеемся, что новые партии будут появляться. Но в этом случае предоставление преференций всем партиям подряд было бы явно неразумным шагом.

С другой стороны, весьма проблематично введение избирательного залога на президентских выборах. Каков должен быть этот «доступный залог», чтобы уберечься от кандидатов, чьей единственной целью участия в выборах будет получение общероссийской известности?! Да и на муниципальных выборах сбор подписей часто бывает целесообразнее внесения залога.

Поэтому мы хотим сохранить как подписи, так и залог. А для борьбы со злоупотреблениями в этой сфере (как со стороны сборщиков, так и со стороны избиркомов) мы предложили меры, о которых Вишневский написал достаточно подробно.

Аркадий Любарев, руководитель общественного проекта
по созданию Избирательного кодекса РФ,
кандидат юридических наук

Новая газета