Иркутск: Как в Иркутске выбирали польского президента

3597-arton3730
13 июля 2010 г.

Вице-консул Генерального консульства Республики Польша в Иркутске Цезар Завадзки дал интервью журналисту «Иркутского репортера»

В воскресенье, 4 июля, в Польше прошёл второй тур президентских выборов. На прошедшей неделе стало известно, что пророссийски настроенный кандидат Бронислав Комаровски выиграл у Ярослава Качински, брата-близнеца погибшего в авиакатастрофе под Смоленском прежнего президента Леха Качински. Духовно или, точнее говоря, душевно Польша к Иркутску гораздо ближе, чем территориально. Да и консульство в Иркутске – одно из всего четырёх на территории России. «Иркутский репортёр» пришёл в гости к вице-консулу Генерального консульства Республики Польша в Иркутске Цезары Завадзки, чтобы узнать, за кого отдали свои голоса сибирские поляки.

На территории иркутского консульского округа живут всего около шестидесяти подданных Республики Польша, имеющих польское гражданство и право голосовать на президентских выборах этой страны. Кстати, округ не ограничивается пределами области – в его состав входят республики Бурятия и Тыва, а также Красноярский край.

– Поляки, сохранившие гражданство своей страны, голосовали в Иркутске или вы к ним ездили сами?

– Нет, выборные комиссии были только в консульствах Польши – в Калининграде, Москве, Санкт-Петербурге и Иркутске. Поляки, живущие в Восточной Сибири, должны были проголосовать в Иркутске.

– И насколько высокой была явка среди польских избирателей в Сибири?

– Ну, вы же понимаете, что из Красноярска сюда ехать довольно далеко, поэтому приехали не все.

По итогам выборов в Иркутске безоговорочно победил Бронислав Комаровски. В первом туре проголосовал всего 31 человек, из них за Комаровски отдали свои голоса пятнадцать, а за Качински – тринадцать избирателей. Видимо, оставшиеся трое несознательно проголосовали против всех. Во втором туре Комаровски увеличил отрыв – из 57 поляков, пришедших на единственный в этой части России избирательный участок, 37 были за него.

– Это примерно так же, как проголосовали и в самой Польше, – невозмутимо прокомментировал пан Завадзки.

– Пан вице-консул, позвольте провокационный вопрос. А вот сами служащие консульства за кого голосовали?

– Ну, нас в Иркутске три консула, и я не могу отвечать за остальных один. Но если говорить за всю Сибирь, то она проголосовала за Комаровски – вот, 37 человек, – уклончиво ответили пан Цезары, путая русские слова с польскими.

– А вы за кого голосовали? – не унимался «Иркутский репортёр».

– А это тайна! У нас есть в Польше так же, как во всей России, – мы можем идти в тайное место, закрыться там, поставить «икс» или крестик. Тайное голосование.

– Здесь вы это организовали так же – кабинки, занавески?

– Да, как в Польше. Здесь, в консульстве, было место для комиссии, урна закрытая, поставлены петаци…

– Что, простите?

– Печати, плёмбы, – тщательно выговаривает Цезары Завадзки. – Мы с шести утра до восьми вечера сидели, ждали, люди приходили.

– Из каких населённых пунктов консульского округа приезжали люди – из Тывы, Бурятии, может быть?

– Это интересно. Из Красноярска и Тывы не приехало ни одного человека, но зато приехало очень много туристов из Польши, которые во время выборов были здесь. Они заранее запаслись в Польше бумажками, что имеют право голосовать (пан вице-консул имеет в виду открепительное удостоверение), и здесь мы забирали эту бумажку и допускали до голосования.

– Сколько было туристов и откуда?

– Это были жители северной Польши – из Гданьска, из региона Кашубэ, это такой район на севере Польши. Их было около пятнадцати человек. Самое странное, что они были первыми голосующими – приехали к открытию участка, ровно в шесть часов утра.

– Жители Вершины, польской национальной деревни, голосовали?

– Нет, там живут люди польской национальности, но российские граждане. Однако мы ежегодно отправляем очень много детей в Польшу – из Вершины, из Иркутска, из Бурятии. В этом году тоже группа поедет.

– Как в Иркутске поляки отнеслись к авиакатастрофе под Смоленском, где погибло все руководство Польской Республики?

– Я бы с удовольствием сказал вам, но в это время был в командировке в Москве. Я узнал об этом ещё в субботу (авиакатастрофа произошла 10 апреля, в субботу). Я сначала подумал, что что-то неправильно понял, просто не поверил в это. Такой трагедии, по-моему, ещё никакая страна не переживала. У нас в Иркутске была траурная книга, очень много людей приходило с соболезнованиями, – от волнения Цезары сбивается на польские акценты, последнее слово произнося с ударением на последнее «а». – Нам писали в книгу, просто говорили тёплые слова, поддерживали…

– Извините за бестактность, но не могли бы вы развеять один стереотип. Традиционно считается, что в Польше не любят русских. Это так?

– Откуда у вас такие вопросы? – искренне изумляется вице-консул, от удивления растягивая гласные в словах. – Я на днях смотрел в Интернете польские форумы, где люди общаются, и очень много различных тем, как поехать в Сибирь, как быстрее оформить визу, где и что подешевле купить. Есть большая популярность, очень много обсуждается вопросов. Это говорит само за себя, что люди хотят сюда приехать.

– То есть вы считаете, что это стереотип?

– Да, конечно, стереотип. У нас в Польше уже очень много открывается филология…

– Что, простите?

– Филология, когда в вузах можно изучать русский язык. И это показательно. Ведь если в одно утро на выборы в Иркутске приехало так много людей из Польши – как можно сказать, что мы не любим друг друга?!

«Иркутский репортер»

Документы

3768-25

Пан Завадски (фото «ИР»)