Кодекс, которого нет

3696-arton3844
18 августа 2010 г.

Российский законотворческий процесс в современную эпоху отличается большим своеобразием: время от времени в этом процессе появляются инициативные законопроекты.

Автор настоящих строк является одним из инициаторов трех законопроектов, рассмотренных Комитетом по средствам массовой информации и делам общественных объединений Верховного Совета РСФСР (Российской Федерации) последнего созыва. Неизвестно, как сложилась бы судьба этих проектов, если бы не трагические события октября 1993 г. Параллельно в Верховном Совете и первом составе Государственной Думы обсуждался так и не ставший законом проект нормативного акта о лоббизме. История современного российского парламентаризма знает опыт рассмотрения в Думе инициативного проекта Уголовного кодекса, подготовленного коллективом авторов из НИИ Генеральной прокуратуры под руководством профессора А.Д. Бойкова, существенно затянувшего принятие официального текста названного Кодекса.

Однако история 90-х годов прошлого века знает и удачные примеры законотворческих инициатив, каковым стал Закон «О средствах массовой информации», подготовленный тремя авторами во главе с профессором М.А. Федотовым. Сегодня мы имеем дело с публикуемым в нашем журнале проектом Избирательного кодекса, разработанным рабочей группой под руководством кандидата юридических наук А.Е. Любарева в рамках общественной организации «В защиту прав избирателей «Голос».

Специфика этого проекта состоит в том, что уже третий состав Центральной избирательной комиссии Российской Федерации включает в свои планы разработку подобного проекта, однако эти планы так и остаются на бумаге. Причин тому несколько. Во-первых, работа над текстом единого нормативного правового акта, регламентирующего весь процесс выборов на всей территории страны, на всех ее уровнях, – задача весьма трудоемкая и требующая высокой квалификации и профессиональных знаний. Из действующего состава ЦИК она по силам лишь двум-трем специалистам. Во-вторых, кодификация избирательных норм значительно усложняет процесс ревизии избирательного законодательства в парламенте перед очередными выборами, что происходит в России с завидной регулярностью. В-третьих, «продавливание» проекта Кодекса через Думу требует серьезных организационных усилий и наличия политической воли. Ведь это закон, касающийся всех депутатов нижней палаты парламента. В-четвертых, есть одна организационная проблема, требующая нестандартного решения, – наличие Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации». Остается загадкой, как институт референдума получил столь высокий статус юридического оформления, не предусмотренный Конституцией России. Но сейчас процесс принятия Избирательного кодекса упирается в препятствие: или отмена названного Закона и автоматическое понижение юридического статуса этого института, или повышение статуса всего Кодекса до неизвестного российской правовой системе Конституционного кодекса.

Но эти рассуждения мы оставим на совести законодателя, если до него дойдет очередь. Обратимся к тексту проекта. Конечно, он не бесспорен. У него есть значительные резервы для улучшения. Но он имеет ряд преимуществ перед действующим законодательством о выборах. Во-первых, он превращает выборы в реальный инструмент народовластия и дает избирателям реальную возможность влиять на исход выборов. Иными словами, он делает выборы действительно свободными, как этого требует ст. 3 действующей Конституции. Конечно, фальсификация итогов выборов возможна при любом законе, однако проект Кодекса существенно снижает возможности применения «грязных» избирательных технологий, поскольку содержит серьезные гарантии объективности на всех этапах избирательной кампании. Во-вторых, он возвращает нас к утраченной возможности вариативности избирательной системы. Речь идет о том, что мы неоправданно отказались от смешанной избирательной системы, признанной большинством современных демократических государств, и перешли к пропорциональной системе выборов депутатов Государственной Думы и навязыванию ее аналогов регионам. Дело даже не в самой системе, а в отсутствии права ее выбора. Проект Кодекса возвращает регионам это право. Правда, это ставит их перед нелегким выбором, требующим высокого профессионализма. Но и это препятствие преодолимо со временем.

В-третьих, проект Кодекса устанавливает единый для всей страны заградительный барьер в 4% от списка избирателей. Дело не только в том, что он ниже установленного сегодня на федеральных выборах, хотя и это важно. Чем ниже барьер, тем выше степень легитимности выборов. Хотя, как показывает недавний опыт Польши, полная отмена заградительного барьера делает невозможным процесс формирования парламента. Но главное – это единый для всей страны, для выборов всех уровней заградительный барьер. Именно он делает выборы всеобщими. Дело в том, что делегирование субъектам Федерации права устанавливать собственные барьеры на региональных выборах лишает избирателей равноправия. До недавнего времени в Москве заградительный барьер составлял 10%, на последних выборах он был «снижен» до 7%. Результат известен: в городскую Думу прошли только две партии – «единоросы» и КПРФ, последняя исключительно за счет пожилого населения города. В результате руководство Думы вынуждено изобретать фальшивые структуры для участия партий, не попавших в состав регионального парламента, в законодательном процессе. Если бы в Москве заградительный барьер был бы на уровне, предлагаемом авторами проекта, число представителей партий в региональном парламенте при всех возможностях фальсификаций, позволяемых действующим Законом, могло бы быть, по крайней мере, в два раза больше.

Наконец, главное достоинство проекта состоит в более высоком уровне защищенности прав кандидатов на выборные должности и избирательных прав граждан.

Можно и далее перечислять достоинства рецензируемого проекта, но необходимо отметить, что именно эти достоинства делают его непроходимым в Государственной Думе. Он не вписывается в режим управляемой демократии, когда исход голосования решают не голоса избирателей, а заранее определенные цифры и административный ресурс. К сожалению, федеральный парламент превратился, по образному выражению члена Общественной палаты профессора Е.А. Лукьяновой, в «потемкинскую деревню», в некий лубочный фасад псевдодемократического государства.

Выражая глубокую признательность авторам проекта за их героический безвозмездный труд, необходимо в заключение сказать следующее. Поскольку проект Избирательного кодекса существует, любая попытка официальных властей «протащить» через Государственную Думу нечто подобное будет упираться в необходимость сравнения его текста с инициативным проектом, опубликованным ниже. По мере своих скудных возможностей мы расцениваем его опубликование в нашем журнале как скромный вклад в его пропаганду и в защиту демократии, попираемой в России.

Ю.А. ДМИТРИЕВ,

доктор юридических наук, профессор РУДН

«Право и жизнь»