Комментарий к Заявлению Российского фонда свободных выборов по проекту Избирательного кодекса Российской Федерации

3757-arton3921
22 сентября 2010 г.

В результате ознакомления с Заявлением Российского фонда свободных выборов по проекту Избирательного кодекса Российской Федерации руководитель общественного проекта по созданию Избирательного кодекса Аркадий Ефимович Любарев подготовил официальный комментарий.

С некоторым опозданием я ознакомился с Заявлением Российского фонда свободных выборов (РФСВ) от 10 сентября 2010 года по проекту Избирательного кодекса Российской Федерации, подготовленному Ассоциацией некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» (далее – Заявление). В связи с этим Заявлением хочу сообщить следующее.

Наш работа над проектом Избирательного кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) принципиально строится так, чтобы проект Кодекса был открыт для самого широкого общественного обсуждения. Поэтому мы опубликовали на сайте Ассоциации «Голос» проект Кодекса, еще не готовый для внесения в Государственную Думу, – для того чтобы дорабатывать его с учетом общественного обсуждения.

Мы с благодарностью принимаем все замечания и предложения, направленные на улучшение проекта, устранение ошибок и неточностей, – от кого бы они ни поступали. В том числе мы благодарны и РФСВ за замечания, в частности, за указание на опечатки в ст. 10.9 и ч. 3 ст. 13.8. Наша благодарность была бы большей, если бы РФСВ прислал нам более подробный перечень выявленных им грамматических ошибок и опечаток.

В целом же перечень замечаний может произвести впечатление только на человека, не знакомого с объемом обсуждаемого проекта Кодекса. Для трехсотстраничного еще не доработанного документа количество ошибок, нестыковок и опечаток, отмеченное в Заявлении, является, на мой взгляд, вполне допустимым. И я прекрасно отдаю себе отчет, что на самом деле их больше.

Что касается общей оценки проекта Кодекса, высказанной в Заявлении (и особенно в безапелляционной заключительной фразе), то здесь требуется немного более подробный комментарий.

1. В тексте Заявления нет даже намека на то, что проект Кодекса обсуждался в широком или узком кругу экспертов. В Заявлении не указано, кто его готовил. В связи с этим я воспринимаю Заявление как мнение одного неназванного (т.е. анонимного) эксперта (далее буду называть его анонимным рецензентом, хотя я догадываюсь, кто является автором Заявления). Напомню, что в обсуждении проекта Кодекса уже приняли участие более сотни экспертов, в том числе доктора и кандидаты юридических и политических наук. Поэтому для меня мнение одного анонимного эксперта, каким бы квалифицированным он ни был, не перевешивает мнения других экспертов.

2. Анонимный рецензент нашел во всем проекте Кодекса всего четыре положения или группы положений, которые он оценил как «заслуживающие внимания». Другие эксперты положительно оценивают значительно большее количество предлагаемых новелл. В связи с этим у меня есть основания сомневаться в объективности анонимного рецензента.

3. Некоторые замечания анонимного рецензента связаны с тем, что он просто не разобрался в тексте проекта Кодекса. В частности, он отмечает, что в ст. 13.5 из перечня субъектов, которым запрещено вносить пожертвования в избирательные фонды, исключены анонимные жертвователи. Действительно, в ч. 2 ст. 13.5 проекта Кодекса нет существующей в действующем законодательстве фразы о запрете вносить пожертвования анонимным жертвователя – по той причине, что я считаю данную фразу попросту неграмотной. Тем не менее, все юридически значимые нормы об анонимных пожертвованиях сохранены: есть их определение и указание на то, что они перечисляются в доход соответствующего бюджета.

4. В качестве системных недостатков проекта Кодекса, из-за которых ему дается отрицательная оценка, анонимный рецензент указывает «существенные противоречия документа федеральным законам, наличие коррупциогенных факторов, юридико-техническую непроработанность».

4.1. Так, анонимный рецензент отмечает, что «принятие такого Избирательного кодекса потребует отмены целого ряда взаимосвязанных законодательных актов и внесения изменений в десятки действующих федеральных законов». Думаю, что насчет «десятков» анонимный рецензент несколько преувеличивает. Тем не менее я отдаю себе отчет и неоднократно это отмечал, что принятие Кодекса действительно потребует внесения изменений в целый ряд федеральных законов. И мы готовы приступить к написанию соответствующих законопроектов сразу же после завершения работы над текстом проекта Кодекса.

По моему мнению, сам по себе факт противоречия проекта Кодекса ряду федеральных законов и необходимость внесения в них изменений не являются препятствием для принятия Кодекса. Это никак не противоречит сложившейся законодательной практике, в том числе и в области избирательного законодательства. Думаю, что анонимный рецензент это прекрасно знает.

4.2. Вопрос о наличии в проекте Кодекса коррупциогенных факторов требует отдельного обсуждения с привлечением других специалистов в области борьбы с коррупцией. Что касается замечаний по этому вопросу анонимного рецензента, то ему для объективности следовало бы сравнить в этом отношении проект Кодекса с действующим избирательным законодательством. Насколько мне известно, к действующему избирательному законодательству также есть претензии по части коррупциогенности.

4.3. Что касается юридико-техническую непроработанности, то из текста Заявления все же можно сделать вывод не о непроработанности, а о недоработанности. А это разные вещи. Устранением недоработанности мы как раз сейчас и занимаемся.

5. В тексте Заявления есть несколько положений, которые, на мой взгляд, носят концептуальный характер и определяют наши принципиальные расхождения с анонимным рецензентом.

5.1. Анонимный рецензент считает российскую избирательную систему «одной из наиболее эффективных в мире». Моя оценка диаметрально противоположна, она неоднократно выражена в моих публикациях, так что не буду здесь повторяться.

5.2. Анонимный рецензент пишет: «Различные попытки «революционных» изменений в избирательном законодательстве, нарушающие ход естественного законотворчества, обоснованного многолетним опытом и практикой организации избирательного процесса в Российской Федерации, прежде всего, подрывают доверие населения к избирательному процессу и формируемым представительным органам власти, что сказывается на стабильности политической системы и состоянии защищенности страны и простых граждан».

А где был г-н рецензент в 2005–2007 годах? Не среди тех ли, кто вносил в российское избирательное законодательство изменения, которые очень трудно не признать «революционными» (или контрреволюционными, что в данном контексте не принципиально)?

Если внимательно ознакомиться с текстом проекта Кодекса, то окажется, что большинство «революционных» предложений – это возврат или приближение к нормам, обоснованным многолетним опытом и практикой организации избирательного процесса в Российской Федерации.

5.3. Анонимный рецензент пишет: «В первую очередь, необходимо отметить системное противоречие свыше 50 норм законопроекта современной правовой политике Президента Российской Федерации по реформированию избирательной системы». В этом и есть квинтэссенция Заключения.

Правда, я полагаю, что число 50 здесь, вероятно, является преувеличением. Кроме того, в проекте Кодекса есть предложения, вполне вписывающиеся в тенденцию предлагаемых Президентом реформ. Но это не главное.

Главное – мое убеждение в том, что настоящие эксперты должны высказывать свои позиции на основе своего научного багажа, а не исходя из «правовой политики Президента». Наш Президент, хоть и юрист, но не специалист в избирательном праве. Это он должен слушать экспертов и корректировать свою политику в соответствии с их рекомендациями. Анонимный же рецензент, по-видимому, видит доблесть в том, чтобы брать под козырек и «колебаться вместе с линией партии». А РФСВ в очередной раз демонстрирует, что его волнуют не столько свободные выборы, сколько угождение действующей власти.

6. В заключение анонимный рецензент пишет: «С учетом характера изложенных замечаний проект Избирательного кодекса Российской Федерации, подготовленный Ассоциацией некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос», в существующем виде не может быть рекомендован к принятию. Учитывая существенные противоречия документа федеральным законам, наличие коррупциогенных факторов, юридико-техническую непроработанность, дальнейшая работа по практическому внедрению данного проекта Избирательного кодекса Российской Федерации представляется бесперспективной».

Этот заключительный абзац я оцениваю как холостой выстрел. Как я уже отмечал выше, проект Кодекса в существующем виде еще не готов к внесению в Государственную Думу, а потому вопрос о рекомендации или не рекомендации его к принятию просто преждевременен. Что касается последней фразы Заключения, то, как говорится, будущее покажет.

22 сентября 2010 г.

А.Е. Любарев