Что там – за Фронтом?

3807-16
14 августа 2011 г.

В Иркутской области закончился праймериз. Результаты известны, но получат ли его победители законные места в ГосДуме говорить еще рано…

Иркутский «ГОЛОС» заинтересовал материал Алексея Иванова, который вышел сегодня в правительственной «Областной» газете. Он не напоминает те официозные материалы, которые выпускает пресс-служба главы региона.

В Иркутской области, по счастью, предварительное голосование обошлось без звезд спорта и шоу-бизнеса: участникам 12 голосований не пришлось выбирать между Николаем Валуевым и, скажем, Надеждой Бабкиной. Но именно поэтому в Иркутске, Братске, Тайшете, Саянске и других населенных пунктах области оно прошло с более деловым настроем, точно в срок и с участием достаточно широкого круга уполномоченных. Даже если вывести за скобки итоговый список и полученные участниками места (которыми каждый волен распорядиться по собственному усмотрению – с выборами 2011 года политическая жизнь не закончится), область получила интересный дополнительный эффект: широкую общественную дискуссию о результатах работы действующего созыва Государственной думы, роли в ней иркутских депутатов (от всех партий) и перспектив следующего созыва. Эта дискуссия сразу показала, что отношение жителей области к Государственной думе вполне вписывается в общероссийский тренд: по данным социологической службы «Левада-центр», 34% граждан страны оценивают работу нижней палаты парламента положительно, 64% – отрицательно. Депутаты, несмотря на имеющиеся у них возможности, не смогли оставить в умах жителей области достаточно прочные положительные воспоминания о своей деятельности. В иркутских СМИ появились немногочисленные, правда, публикации о том, чего следует ждать на региональном и муниципальном уровне от федерального законодательства и какие задачи должны ставить перед собой депутаты, если хотят попасть в резонанс с ожиданиями избирателей, требованиями областного правительства и настроениями муниципальных органов власти.

Однако руководство региональной партийной организации и у нас распорядилось доставшимся ему информационным богатством по собственному усмотрению, то есть использовало его исключительно во внутрипартийных процессах – вскоре после подведения официальных итогов праймериза в одном из иркутских пресс-центров состоялось закрытое от посторонних обсуждение результатов предварительного голосования. По тем скудным сведениям, которые попали в СМИ, участники дискуссии больше всего времени уделили именно негативным явлениям, возникшим в ходе предварительного голосования: выступлениям отдельных кандидатов с обвинениями в адрес коллег по процедуре и организаторов, шумным публикациям в СМИ и возникшему неожиданно для всех острому внутрипартийному соперничеству. Стоит отметить, что это соперничество следует оценивать скорее как дополнительный бонус, полученный «Единой Россией» и ОНФ. Сейчас, когда конфликт интересов уже выявлен, а до выборов еще довольно много времени, партия и фронт имеют возможность поработать над устранением причин конфликта и урегулировать внутрипартийные отношения. Даже если не удастся решить чьи-то персональные проблемы полностью, у партии есть возможность разработать механизмы, способные смягчить последствия разногласий или предотвратить их появление в будущем. Участники конфликтов приобрели специфический опыт урегулирования споров в обстоятельствах, когда решительно разрывать отношения с оппонентом нельзя, а высказать свою точку зрения необходимо – возможно, этот опыт пригодится членами партии в дискуссиях с оппонентами из других политических организаций.

Действующий механизм мобилизации партийного и общественного актива – вот главное, что увидели в «Единой России» и Общероссийском народном фронте все, кто следил за ходом праймериза. Понятно, что этот механизм существовал давно и использовался по прямому назначению в ходе различных локальных или широкомасштабных процедур – будь то выборы в различные органы власти или внутрипартийные предварительные голосования. Но сейчас этот механизм был существенно расширен за счет тысяч и тысяч активистов ОНФ, а с его работой смогли познакомиться широкие слои населения.

Нужно признать, что в отличие от исправно действующих мобилизационных и организационных структур, работа мысли, связанная с анализом политических, экономических, социальных процессов, а также с синтезом – соединением полученных данных для получения нового знания о путях решения проблем, у участников праймериза оказалась далека от совершенства. Если просмотреть агитационные материалы, подготовленные для выборщиков, то легко заметить, что большинство представителей сосредоточились на собственных биографиях (они занимали от 50 до 100% объема листовок и буклетов), очень немногие уделили внимание рассказу о том, как они видят сегодняшний день области и страны, и лишь считанные единицы отвели два-три абзаца планам законотворческой работы. Непонятно также, почему ряд членов правящей партии оказались столь резки в оценках. «Что мы видим каждый день в жизни?» – спрашивал один из кандидатов в своей листовке. – «Непомерные цены. Низкие зарплаты и пенсии. Недоступное жилье. Дороговизну в ЖКХ. Платную медицину. Убогие детские сады и школы. Разруху на селе. Падение нравов». Писать такие вещи без конкретных примеров, это – прерогатива оппозиции, причем несистемной. Вышло в итоге, как у классика – унтер офицерская вдова, которая и впрямь сама себя высекла.

С синтезом было ненамного лучше. Один из кандидатов предлагал, например, создать целевую программу развития Приангарья и утвердить ее на федеральном уровне. Это после того, как в 2009 году была принята федеральная «Стратегия развития Дальнего Востока и Байкальского региона» (в которую включена и Иркутская область), а в 2011 году – областная «Программа социально-экономического развития Иркутской области на 2011–2015 годы». Оба документа включают в себя и развитие углубленной переработки сырья, и создание полноценного транспортно-логистического комплекса, и строительство объектов социального и культурного назначения. А уж что касается энергосбережения и повышения энергоэффективности, то на эту тему принят целый федеральный закон № 261. И разрабатывать новый пока не нужно, еще этот не реализован. Хорошо, конечно, что участники праймериза помнят повестку дня заседаний партийных клубов и использовали в своих материалах уже отработанные решения, которые не могут вызывать возражений у других членов партии, однако это не отменяет необходимости выступать с собственными инициативами.

Еще более остро проблема анализа и синтеза проявилась во время выступлений кандидатов перед выборщиками. Если бы в залах, где выступали участники праймериза, оказался человек, не знакомый с символикой «Единой России» и Общероссийского народного фронта, то временами у него вполне могло сложиться впечатление, что здесь собралась непримиримая к существующей власти оппозиция. Ораторы с исключительной откровенностью и труднообъяснимой резкостью критиковали практически все ее уровни и ветви. Причем от выступления к выступлению текст не менялся и реакция аудитории (не всегда, кстати, одобрительная) в расчет не принималась.

Сейчас региональное отделение «Единой России» и структуры, вошедшие в Общероссийский народный фронт, находятся в состоянии томительного ожидания: как отреагирует на итоги праймериза федеральное партийное руководство, как все-таки будут выглядеть первые пятерки региональных списков (Иркутского и Братского), как отразятся итоги праймериза на всех остальных участниках процедуры? От того, насколько качественно и откровенно пройдет обсуждение итогов предварительного голосования, насколько глубоко члены партии рискнут разобраться в себе и своих отношениях с соратниками, зависит то, как региональное отделение пройдет всю предвыборную кампанию и какие результаты получит блок «Единой России» и ОНФ в Иркутской области.

«ГОЛОС» сбоку: материал, несомненно, заслуживает уважения. Особенно, если учесть, где он был опубликован. На самом деле, о праймеризе сказано много. Многое осталось за ширмой: кто кого подвозил, кто кому что пообещал… Но факт остается фактом. На смену политикам 90-х пришла новая смена — люди 2000-х, которые готовы не просто потеснить, но и забрать сразу все. Хорошие были учителя, — можно сказать…Удивительно, что все это мы говорим в дни, когда вспоминаем последние губернаторские выборы в регионе. Этого уже не было десять лет.

ГОЛОС-Иркутск

Десятка победителей праймериза «ЕР».

Кто из них попадет в ГосДуму-2011? Можно делать ставки, господа…

  1. Тен Сергей Юрьевич – 2162 голоса;
  2. Федоров Алексей Иннокентьевич – 1551 голос;
  3. Шуба Виталий Борисович – 1261 голос;
  4. Чернышев Андрей Владимирович – 1212 голосов;
  5. Берлина Людмила Михайловна – 1081 голос;
  6. Гайдаров Гайдар Мамедович – 1017 голосов;
  7. Каньков Олег Гениятуллович – 990 голосов;
  8. Зайцев Константин Борисович – 881 голос;
  9. Колесников Сергей Иванович – 774 голоса;
  10. Кудрявцева Нелли Сергеевна – 711 голосов.