Что не запрещено, то запрещено

3836-%d0%91%d1%83%d0%b7%d0%b8%d0%bd%203
06 сентября 2011 г.

«Учитывая, что право ознакомления представителей СМИ со списками избирателей законодательством не предусмотрено, попытка Окулова А.А. произвести фотографирование членов избирательной комиссии и списков избирателей, является нарушением законодательства о выборах». Так и.о. начальника управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов прокуратуры Кировской области старший советник юстиции Ю.В. Шестаков отвечает на жалобу об удалении журналиста с избирательного участка. Ответ примечательный.

Во-первых, своей несуразностью: не предусмотрено ознакомление со списками, поэтому запрещено фотографировать членов комиссии. То ли старший советник юстиции нас за кретинов держит, то ли…

Главное, правда, не в этом. Со списками избирателей прослеживается хоть какая-то логика и эта прокурорская (а, в общем-то, — государственная) логика характерна и антиконституционна.

В законах о выборах есть пункт, озаглавленный «Представители СМИ …имеют право», в котором есть некий перечень прав представителей СМИ при информационном освещении выборов. В том числе, кстати, там сказано, что представители СМИ имеют право производить фото- и видеосъемку. Про право знакомиться со списками избирателей там действительно ничего не сказано. Так же, как не сказано про то, фотосъёмку ЧЕГО могут производить представители СМИ. Прокурор, исполняющий, между прочим, обязанности начальника управления по надзору за исполнением законов и законности правовых актов, делает вывод: не написано про списки, значит нельзя!

Но ведь там не написано также про стены, столы и избирательные ящики, про небо, самолет, девушку… Там много чего не написано. Старший советник юстиции, между прочим, должен бы знать, что в публичном праве, если не запрещено, то разрешено, и что законы надо воспринимать в их совокупности, и что есть еще приоритетный закон, который называется Конституция, в которой, в статье 29 написано: «Каждый имеет право свободно искать, получать передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.» А про списки избирателей в Законе «О государственной тайне» ничего не написано.

Обычно, когда речь заходит о списках избирателей, наши организаторы выборов вспоминают Закон «О персональных данных». Вспоминают в своей интерпретации, запрещая показывать и копировать все, что не хочется показывать. Но в данном случае прокурор не стал разбираться с вопросом о том, был ли нарушен этот закон, с какого расстояния журналист фотографировал списки, были ли там персональные данные или он фотографировал обложку.

Иначе говоря, самый сильный демагогический аргумент, касающийся списков избирателей, прокурор забыл. И использовал то, что вспомнил. И то, что вспомнил именно так, кажется мне опасной тенденцией. Есть шанс, что после выборов запретительная трактовка закона может плавно трансформировать демократию суверенную в демократию более прогрессивного типа. Где сказано, что гражданам можно дышать?

Андрей Бузин