Корпорация чиновников: участник и организатор выборов

3877-%d0%91%d1%83%d0%b7%d0%b8%d0%bd%203
16 сентября 2011 г.

Обзор сообщений на Карте нарушений за 1–16 сентября 2011 г. Казалось бы, что здесь сложного: период избирательной кампании начался, значит, действия, побуждающие голосовать на ближайших выборах за ту или другую партию, являются агитацией. Но не все так просто.

Закон точно определяет начало избирательной кампании – это день официальной публикации решения о назначении выборов, то есть 30 августа. От этой даты отсчитываются многие электоральные события. После наступления этой даты участники выборов приобретают некоторые полномочия и обязанности. Например, закон гласит, что «предвыборная агитация – это деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них)». То есть, до начала избирательной кампании никакой агитации быть не может.

Казалось бы, что здесь сложного: период избирательной кампании начался, значит, действия, побуждающие голосовать на ближайших выборах за ту или другую партию, являются агитацией. Например, баннеры с символикой партии, коих, судя по сообщениям, уже сейчас достаточно много на просторах России являются агитацией.

Но не все так просто! В определении агитации не употребляется слово «партия». Там есть «кандидаты, списки кандидатов», но ни у КПРФ, ни у «Единой России» до 24 сентября нет выдвинутых кандидатов. Значит ли это, что любые рекламные материалы «за» или антирекламные материалы «против» этих партий вообще не являются агитацией? И как понимать еще одну норму закона: «Агитационный период начинается со дня выдвижения кандидата, списка кандидатов»? Какого кандидата, какой партии? Можно ли это понимать, как запрет для партии на ЕЁ агитацию с начала избирательной кампании и до дня съезда?
Нет ответов на эти вопросы. Закон содержит неопределенность. И вот что интересно. В действующий закон «Об основных гарантиях избирательных прав…» внесены сотни поправок, подробно регламентирующих все что угодно – от количества ящиков на участках до запрета на критику по телевизору. А вот этот зияющий пробел, постоянно возникающий на выборах, так и остается.

Что из этого получается? Неопределенность законодательства – отличная возможность для суда трактовать закон в зависимости от обстоятельств. Баннеры «Единой России» как висели, так и висят (см., например, сообщение № 83 из Томска), а вот о демонтаже баннеров «Справедливой России» можно прочитать на нашей горячей линии (Якутск, № 71; Саратов, № 45, Владивосток, № 78). Коммунисты баннерами не пользуются, но листовки и другую «агитацию» им тоже пытаются пресечь (сообщения № 103 и 104). Если вопрос о том, является ли это запрещенной агитацией, остается спорным, то уж различные подходы наших правоохранительных органов к разным партиям – налицо.

Добрая половина сообщений касается широкой «агитационной» кампании, развернутой «Единой России» до выдвижения своего списка кандидатов. Если считать эти действия «агитацией», то следует признать, что такая агитация проводится с нарушением закона:

  • используется должностное или служебное положение при проведении агитации на мероприятии, организованном органами власти, местного самоуправления, другими организациями (подпункт 7 пункта 4 статьи 46 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). Упоминание о «Единой России» и использование ее логотипа широко распространено на всяческих Праздниках знаний и Днях города (см. сообщения №№ 24, 25, 70, 75, 85, 110);
  • используется подкуп избирателей и при агитации осуществляется благотворительная деятельность. Судя по сообщениям (Нижегородская, Свердловская, Волгоградская, Кировская области, ХМАО), по России прокатилась политтехнологическая волна страховок: 1 сентября «Единая Россия» застраховала учащихся на деньги из фонда своей поддержки.

Тот факт, что между действиями исполнительной власти и агитацией «Единой России» невозможно провести грань, не является удивительным: эта партия, как и всякая партия, представляет интересы некой группы людей, а люди эти работают в администрации, а если шире – в единой корпорации российских чиновников. Проблема в том, что при проведении предвыборной агитации не должны использоваться средства (материальные, финансовые, организационные и другие), которые предоставлены обществом власти. В противном случае получается, что граждане сами оплачивают агитацию самих себя за одного из участников выборов.

Судя по сообщениям, чиновники вполне естественно воспринимают мысль, что именно они являются участниками и организаторами выборов. Два документа, фигурирующие в сообщениях, довольно наглядно подтверждают это. В распоряжении губернатора Волгоградской области (сообщение № 105) расписаны действия исполнительной власти по «оказанию помощи» избирательным комиссиям. Среди мероприятий есть и такое, довольно сомнительное с точки зрения Конституции: «Выявить избирателей, не принявших участие в выборах депутатов Волгоградской областной думы в 2009 года (составить списки с указанием адреса и провести разъяснительную работу с целью повышения явки на выборах депутатов Госдумы)». Сообщение № 27 подтверждает, что администрация Волгоградской области всерьез взялась за организацию выборов и уже провела инструктаж сотрудников нижестоящих администраций о том, как проводить выборы.

А из Хабаровска (сообщение № 37) пришла копия докладной записки зампреда Правительства края на имя Губернатора. Этот замечательный документ (напомним, что подлинность документа не проверялась) рассказывает нам о том, что администрация занимается просвещением и обучением избирательных штабов «Единой России». Если бумага подлинная (честно говоря, у меня мало сомнений в этом), то думаю, что это сообщение может быть признано лучшим за первую половину сентября.

Отмечу еще два сообщения, выбивающиеся из общей массы.

9 сентября, за пять дней до скандала на съезде «Правого дела» на нашей горячей линии появилось письмо Е.Ройзмана (сообщение № 36). Довольно подробно описывающее давление, которое на него (и Прохорова) оказывали высшие госслужащие. Надеюсь, что теперь господин Ройзман раскроет и фамилии этих государственных технологов, организующих нам «свободные» выборы.

Еще одно не относящееся к Госдуме сообщение (№ 13) упомянем по той причине, что оно очень характерно для наших выборов. На выборах депутатов сельского поселения «Дивное» Калининградской области не зарегистрировали список ЛДПР, найдя изъяны в оформлении документов. Но главное не в этом. Увидев какое-то нарушение в оформлении документов, избирком по закону обязан был не позднее чем за три дня сообщить об этих изъянах уполномоченному от партии (допускается исправление недостатков в поданных документах). Этого не произошло и не происходит на выборах очень часто. Такой подход, когда чиновник требует от граждан соблюдать закон, а сам позволяет себе его игнорировать, хоронит надежду на построение правового государства. А может похоронить и государство как таковое.

Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»