Ждем решения Конституционного суда

3898-%d0%93%d0%b5%d1%80%d0%b1
21 сентября 2011 г.

Российский омбудсмен Владимир Лукин оспаривает в Конституционном суде один из главных механизмов отсечения оппозиции от выборов — объявление «бракованными» подписей, поставленных в поддержку кандидатов или партий.

В частности, питерский закон о выборах, который позволяет объявить «недостоверными» (поставленными не самим избирателем) подписи граждан в поддержку партии или кандидата, опираясь исключительно на «заключение эксперта». И не считаясь с мнением избирателей, готовых подтвердить, что эту подпись поставили они сами.

Владимир Лукин указывает, что оспариваемый им в КС закон нарушает и право граждан на судебную защиту, и справедливое судебное разбирательство, и право граждан быть избранными в органы публичной власти. Решение по этой жалобе будет прецедентным — ведь такие же нормы есть и в других законах о выборах, где точно так же снимаются оппозиционные кандидаты, пишет «Новая газета».

Не стала исключением и Владимирская область, где на прошедших в марте муниципальных выборах этот «механизм» был задействован в полной мере. Причем нововведением стало, что избирательные комиссии все подписи, сданные кандидатами, отправляли на проверку экспертам-криминалистам. По удивительному совпадению те браковали именно то количество подписей, которого было достаточно для отказа в регистрации именно тем кандидатам, которые составляли серьезную конкуренцию единороссам.

Нововведение в деятельность избирательных комиссий привнесли юристы, приехавшие во Владимирскую область из разных уголков нашей страны и занявшие скромные и малооплачиваемые должности консультантов в избиркомах. Там они активно занимались не защитой избирательных прав граждан, а снятием их с предвыборной дистанции. Сколько идущих во власть жителей области были удалены с выборов по заключениям экспертов-криминалистов по наводке нанятых юристов, сказать сложно. Но все самые резонансные скандалы не обошлись без официальной бумажки таких экспертов.

При этом суды верили официальным заключениям, а не показаниям самих избирателей, ставивших автографы. К примеру, в Октябрьском суде города Владимира, где кандидат в депутаты владимирского горсовета Олег Кашицин оспаривал отказ в регистрации, были заслушаны 7 свидетелей, подтвердивших, что именно они ставили свои подписи в подписных листах. Даже эксперт-криминалист Дмитрий Кузнецов заявил, что его заключение – это лишь предположение. Но судья поверил официальному документу из ЭКЦ УВД по Владимирской области.

Та же ситуация в Муроме. Там в суд первой инстанции, заслушав свидетелей, ставивших подписи в поддержку выдвижения Валентина Качевана на пост главы города, отменил постановление избирательной комиссии об отказе ему в регистрации. В свою очередь областной суд поправил нижестоящих коллег и отменил решение Муромского суда. И это неудивительно.

Председатель Владимирского областного суда Александр Малышкин в самый разгар предвыборных баталий, когда в суды последовал поток жалоб отстраненных от выборов кандидатов, дал четкую установку председателям городских и районных судов. «Задача судов в той непростой обстановке, которая сложилась на стадии регистрации кандидатов — спокойно разобраться в огромном объеме фактического материала и принять решение на основе строго формализованного избирательного законодательства», — заявил он. И при выборе между человеком и бумажкой судьи выбирали последнюю.

Тоже самое было и Питере, о чем пишет «Новая газета». «Мало ли что вы говорите — у нас есть заключение эксперта, что это не ваша подпись», — заявили в 2007 году в Центризбиркоме нескольким петербуржцам, приехавшим за заседание ЦИК, чтобы лично подтвердить, что они ставили подписи в поддержку списка «Яблока». И партию сняли с выборов Законодательного собрания. Заседания в судах на более поздних выборах проходили по тому же сценарию.

Два экс-кандидата из числа оппозиционеров после безуспешных обращений в суды потребовали от МВД России проверки выводов эксперта Воробьевой, которая признала часть их подписей недостоверными. Год спустя пришел ответ. Липовыми были не подписи избирателей, а выводы эксперта. И что же? Майору милиции Воробьевой… снизили размер премии и объявили общественное порицание. А нарушенные права граждан — и тех, кто хотел баллотироваться, и тех, кто хотел за них голосовать, но не смог, — никто восстанавливать не стал, пишет «Новая».

Остается дождаться решения Конституционного суда, чтобы, наконец-то, у организаторов выборов был отобран один из механизмов отстранения оппозиционных кандидатов и партий от выборов.

Людмила ЕШАНУ