Идущие налево

3925-%d0%91%d1%83%d0%b7%d0%b8%d0%bd%203
28 сентября 2011 г.

В 1997 году автор этих строк, будучи председателем окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Мосгордумы, посещал избирательные участки вместе с делегацией международных наблюдателей из Италии. Придя в одну из школ, в которой два избирательных участка размещались в разных крыльях здания, я предложил итальянцам пойти направо. Хитро посмотрев на меня, старший сказал: «Теперь мы, конечно, пойдем налево».

Эта дурная привычка некоторых международных наблюдателей ходить не туда, куда скажут, и смотреть не на то, что показывают, очень не нравится нашим организаторам выборов. Но если в 1990-х такая привычка не приводила к серьезным последствиям, то теперь она проявляется в тех оценках, которые некоторые международные наблюдатели дают нашим выборам, задевая национальную гордость кремлевских великороссов.

Действительно, могла ли понравиться оценка наших выборов, которую сделали в 2003 году парламентские ассамблеи ОБСЕ и Совета Европы: «Несправедливые и не соответствуют многим обязательствам ОБСЕ и Совета Европы и стандартам, которые предъявляются к демократическим выборам»?

Неудивительно, что перед следующими федеральными выборами в 2007 году некоторые международные наблюдатели так долго добивались приглашения, что в конце концов просто отказались от участия в наблюдении. Тогда подавляющее большинство наблюдателей представляли СНГ и ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). Приехали эти наблюдатели на день голосования, побродили по участкам и ресторанам, посетили выставку в ЦИК РФ и написали краткие отзывы типа: «Несмотря на отдельные недостатки, выборы были честными и демократичными». Заключение наблюдателей Совета Европы вообще не удостоилось размещения на сайте.

Характерно, что наибольшее недовольство организаторов наших выборов вызывает Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) — орган ОБСЕ, специализирующийся на наблюдении за выборами. БДИПЧ, в отличие от посланцев СНГ и ШОС, норовит прислать к нам так называемых долгосрочных наблюдателей, которые смогли бы оценить, как проходит регистрация кандидатов, насколько наши СМИ объективно и беспристрастно информируют избирателей, а правоохранительные органы следят за чистотой агитации. БДИПЧ и ОБСЕ в своих отчетах пишут не только то, что они увидели на избирательных участках, но и то, как они оценивают степень политической конкуренции, степень вмешательства государства в выборы и степень равноправия участников выборов. В этом их большое отличие от ШОС-наблюдателей. И наши организаторы выборов совсем не против международного наблюдения, но только если оно проводится в рамках парламентского туризма, и лучше всего — в день голосования.

Скандал с международным наблюдением в 2007—2008 годах предшествовал ухудшению ситуации на федеральных выборах. Поэтому кампания по дискредитации квалифицированного международного наблюдения, которая не прекращалась в течение всего межвыборного периода и активизировалась сейчас, может быть приметой низкого качества грядущих выборов.

Старания бывшего члена ЦИК РФ И. Борисова, давно тренирующегося в критике «необъективного международного наблюдения», были продолжены в этом году сначала апрельской статьей А. Козловского (глава российской делегации в Парламентской ассамблее ОБСЕ) «Как реформировать «смотрящих за демократией», опубликованной в «Российской газете», затем майскими разъяснениями ЦИК РФ о порядке деятельности международных наблюдателей.

Упомянутое постановление ЦИК, передернув юридический смысл понятия «международная организация», сразу вычеркнуло из их списка международные неправительственные организации, специализирующиеся на выборах (IFES, ENEMO, IRI, NDI, IDEA и другие). Постановление представило список прав и обязанностей международных наблюдателей (в права, кстати, не попало проведение фото- и видеосъемки). И, наконец, оно напомнило всем о российском законе, ограничивающем круг субъектов, которые имеют право пригласить международных наблюдателей. Субъектов этих немного: президент РФ, Совет Федерации, Государственная дума и сама ЦИК.

После длительных и еще не закончившихся препирательств между ЦИК и БДИПЧ последнее добровольно ограничило свою миссию 260 наблюдателями (в 2003 году их было 460). Однако господин Чуров уже высказал свое мнение о том, что для России и это много. Тем не менее информационное агентство Regnum в «информационной» статье «Избирательный апартеид БДИПЧ и его агентов» оценивает деятельность Чурова следующим образом: «Зачем глава ЦИК помогает организовать «цветную» электоральную революцию в России?»

Основные претензии, предъявляемые наблюдателям от ОБСЕ, заключаются в том, что они-де используют двойные стандарты. Это выражается в неравном числе наблюдателей, посылаемых в разные страны, а также в том, что, обнаруживая нарушения в других странах, они в большинстве случаев выборы одобряют в целом (в отличие от российских). Недавно, например, наш МИД сокрушался, что, заметив много недостатков в молдавских выборах, БДИПЧ признал их в целом соответствующими международным избирательным стандартам и отражающими волеизъявление избирателей. Но ведь так оно и бывает: профессиональное наблюдение на выборах позволяет заметить много недостатков и оценить выборы в совокупности их проявлений.

Постоянные призывы к созданию неких «общих правил наблюдения» (как международного, так и национального) прикрывают желание избавиться от наблюдателей, которые не хотят наблюдать только за тем, что им показывают. Потому что уже насмотрелись и знают, что в искусстве создания разнообразных демократических муляжей наша страна достигла выдающихся успехов.

Андрей Бузин

Новая газета