Голосовать или не голосовать. Вот в чем вопрос

4185-%d0%ad%d1%85%d0%be%20%d0%9c%d0%be%d1%81%d0%ba%d0%b2%d1%8b
30 октября 2011 г.

В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы в Томске прошли дебаты (клинч) между представителями ассоциации «ГОЛОС» и движения «Солидарность».

Клинч вели корреспонденты: Андрей Маланов и Дмитрий Евсейчук

Корр: Сегодня мы обсуждаем на вести себя на выборах 4 декабря 2011года. Нам предстоят выборы в Госдуму РФ и областной парламент Томской области. Сейчас существуют несколько сценариев: это и голосование и протестное голосование через порчу бюллетеней и вообще неучастие в выборах. У нас в студии Елена Сидоренко, региональный координатор в защиту прав избирателей «Голос» и Иван Тютрин — председатель исполнительного комитета движения «Солидарность»

Е.Сидоренко, региональный координатор в защиту прав избирателей «Голос»: Еще Иммануил Кант говорил, что «Только способность голосовать составляет квалификацию гражданина». К тому же это наше конституционное право, пожалуй, единственное оставшееся право на власть, прописанное в третьей статье Конституции, которая гласит: единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, а высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. И глупо таким правом не воспользоваться.

И.Тютрин, председатель исполнительного комитета движения «Солидарность»: В нормальном государстве, где существует развитый институт выборов, каждый ответственный гражданин должен принимать в этом участие. Но выборов в современной России нет. Первое: в список партий попадают организации, абсолютно контролируемые премьером. Оппозиционные организации как партии не регистрируются и не допускаются к выборам. То скудное меню, которое мы сегодня имеем, это откровенные сателлиты кремлевские или совсем уж ничем не примечательные марионетки, типа «Правого дела». Второе: тщательно отработана технология фальсификация выборов. Причем если раньше это касалось отдаленных территорий, то сегодня они захватили даже столичные регионы. Все мы помним выборы в Петербурге, когда Матвиенко набрала 96%, такой туркменский результат. Если участники выборы набирают более 70%, это является свидетельством тоталитарного государства. Т.е. сегодня выборов как института не существует. Это кстати один из итогов 11-летнего правления Путина. В результате выборов в нашей стране власть поменяться не может.

Корр.: Председатель избирательной комиссии Томской области Э.Юсубов пригласил Вас лично приехать в день выборов и вместе с ним проехать по избирательным участкам.

И.Тютрин: Я согласен, но выборы — это не день голосования, это длительный процесс из 3–4 лет. Когда мне показывают список из непонятно кого, а 9 оппозиционных организаций не были зарегистрированы, когда мы видим смешной спектакль под названием «изгнание Прохорова из «Правого дела», становится очевидно, что система исключает реальную политическую конкуренцию. В Томске происходит то же самое. Возможно, в день голосования по «потемкинским деревням» Юсубов будет водить меня, в других регионах будут водить международных наблюдателей, но это не будет доказательством того, что выборы в стране честные.

Е.Сидоренко: Иван сказал: выборов нет, какой у него вывод: значит, не идти и не голосовать? Мы все знаем, что на выборах есть и фальсификации и нарушения. И что? Останемся дома или испортим бюллетени? Сейчас активизировались различные протестные движения, которые призывают граждан массово портить бюллетени. Но это ни к чему хорошему не приведет. Если раньше в бюллетене была строка «против всех», то сейчас ее нет, никто подсчитывать их не будет. Это бессмысленное действие. Оно приведет к обратному результату. Пускай партии не совершенны, но идеальных партий мы не дождемся. Если мы не будем голосовать за них, парламент не будет многопартийным. Человек, который не пришел на выборы, либо испортил бюллетени, только повысит явку избирателей, т.к. подсчитывается количество голосов через бюллетени, извлеченные из урн, а не через количество избирателей, внесенных в списки. Давайте выберем из тех партий, которые у нас есть, посмотрим на те личности. Все таки российский избиратель голосует за личности в первую очередь, а не за партии. Здесь у нас такая позиция: «Голосовать надо. Но надо думать и хорошо продумывать свой выбор».

И.Тютрин: Если есть люди, которые хотят принять участие в выборах – пусть участвуют. Если верят в них. Наша позиция другая. Нам нужно власть менять в этой стране. Объясните мне принципиальную разницу: будет «Единая Россия» иметь 63%, 58, 46 или 74, если по всем принципиальным вопросам и КПРФ, и ЛДПР, «Справедливая Россия» — про них уже не говорю — голосуют так, как им говорит правительство РФ. Кому нужна эти видимость? Кого мы обманываем изо дня в день? Каждый раз люди, когда голосуют на выборах, это значит, что они эту систему принимают, утверждают, легитимизируют. Самая честная позиция — на выборы не ходить вовсе. Но нужно было избрать некую тактику, которая позволит протестные настроения канализировать, поэтому появилась идея «голосуй против всех с перечеркиванием бюллетеня». Безусловно, мы отдаем себе отчет, что Чуров заявит, что испорченных бюллетеней 1–2%. Но у нас будет несколько тысяч участков, где процент «против всех» будет реальным. Главная цель у оппозиции на сегодняшний день — это делигитимизация, авторитарные режимы падают от низкой легитимности. Пример Мубарака показателен: за месяц до революции он набрал 95% на выборах. И что? Где сейчас Мубарак? Чем большее количество людей будут оставаться в стороне от этих шулерских мероприятий, тем быстрее все произойдет.

Е.Сидоренко: Избиратель сейчас похож на покупателя, который приходит в магазин, но свежего хлеба не видит. Ему предлагают хлеб черствый, подмоченный или того хуже — с плесенью. Но выбор надо делать, иначе останешься голодный. Тяжело, конечно, очень тяжело в сегодняшних реалиях делать выбор. Но, я кстати считаю, что можно поддержать и маленькую партию, программа которой вам более всего симпатична. И даже если партия не пройдет в думу, у вас будет чувство удовлетворения от того, что вы не отсиделись в стороне, а поступили по своей совести. Это лучше, чем портить бюллетени.

Корр.: Нужен ли на выборах заградительный барьер? Почему возврат к 5-процентному барьеру перенесли на 16-й год? Сначала Медведев заявил, что уже на этих выборах, а потом решили на потом. Почему?

Е.Сидоренко: Потому что существующей власти это невыгодно. Барьер повысили для того, чтобы правящая партия имела большинство И в 2016-м вполне могут на попятную пойти. Но в связи с тем, что сейчас стагнация всех партий, даже президент озаботился тем, чтобы дать возможность ввести другие партии. Кстати, если бы партия «Парнас» прошла, никто не знает, как бы она себя повела. Дело совсем не в том, какие у нас партии. Все партии по закону о партиях идут на выборы, чтобы получить власть. Меня тревожит больше всего то, что в России людей, которые входят в какие-либо партии, всего 2 %. А нас заставляют голосовать за партийные списки, по сути — мы выбираем кота в мешке. В Российскую Думу мы можем голосовать только за списки, в областную думу мы будем выбирать как списки, так и депутатов-одномандатников.
Да, ассоциация ГОЛОС говорит что надо голосовать. Но параллельно мы проводим и другую работу. Сейчас создан проект Избирательного кодекса, в котором мы возвращаем строку «против всех», заградительный барьер — 3 %. Кодекс рассматривали в 50 регионах с ведущими экспертами, в том числе в ИНСОРе. Мы действуем с разных сторон. Нужны общественные наблюдатели за выборами, сейчас наблюдатели по закону — только от партий и кандидатов.

Беспокоит не только то, что законодатели кроят закон о выборах как хотят, увеличивают заградительный барьер, вносят изменения по которым мы выбираем федеральный парламент только по спискам партий. Почему- то законодатели посчитали, что и общественный контроль за выборами нам тоже не нужен, что основные участники избирательного процесса– это партии и кандидаты. А где же избиратели? Или их удел – только голосовать? В законе сейчас нет права на проведение общественного контроля как это было до 2006 года. Мы его осуществляем лишь потому, что мы сильная организация, у которой есть свой печатный орган — газета «Гражданский Голос», Поэтому наши общественные наблюдатели выступают на выборах, как как представители СМИ, которые имеют право вести наблюдение за выборами,

Сейчас мы создали коалицию «За соблюдение избирательных прав. Кстати, Иван приглашаем и вас. Нужен гражданский и общественный контроль за выборами. Недаром в России популярна поговорка «На то и щука, чтобы карась не дремал.

И. Тютрин: Да у нас сотрудничество с Голосом во многих регионах уже идет. Но я вернусь к заградительному барьеру. Считаю, что вопрос, 5 или 7 %, на сегодня не принципиален. 5 % сегодня — это один человек, который будет сидеть на приставном стульчике где-то, скорей всего, С. Миронов. 6 % — это два стульчика, к нему Н. Левичев присоединится, т.к. «Справедливая Россия» где-то на этой отметке будет стоять. Есть власть, которая себя пытается всячески обезопасить от неожиданностей. Сейчас можно хоть 5 Избирательных кодексов написать, это уже бессмысленно, им плевать. Помимо института выборов Путиным был уничтожен институт независимого суда. Помните, сколько доказательств было у яблочников, КПРФ, ЛДПР о жутких вбросах в Москве? И что? Куда с этими доказательствами? В российский суд?

Корр.: Недавно в Томской области председатель избирательной комиссии пытался собрать представителей партии, чтобы они все вместе договорились вести себя честно на выборах. Это происходит каждый год, к этому все привыкли. И вдруг пришли только «Единая Россия» и «Правое дело». Остальные под разными предлогами отказались. Г. Немцева заявила, что выборы все равно нечестные, смысла нет приходить. Коммунисты придумали свое партийное мероприятие и не пришли.

И. Тютрин: Все наши партии имеют жесткую вертикальную структуру. Все принципиальные решения о взаимодействии между руководителями партии и высшим руководством страны они принимают узким кругом. Отдельно взятые части системы где-то в Томске могут жить своей жизнью. Но когда речь идет о принципиальных вещах, там ни Г. Зюганов, ни В. Жириновский ошибок не делают. Они делают как надо, кивают перед камерами, жмут руки Путину и Медведеву. На региональном уровне могут появляться честные люди. Г. Немцева — тот самый случай, но она оказалась в организации, которая изначально построена на неком обмане.

Корр:. Почему Елена вы считает, что в вашу коалицию партии пойдут?

Е.Сидоренко: Потому что наша коалиция создана снизу, а не сверху. Что будет делать коалиция? Это совместный мониторинг избирательной кампании, подготовка наблюдателей. У нас будет всероссийская горячая линия по отслеживанию нарушений. Сейчас мы уже отслеживали формирование комиссии, мы готовы помочь партиям м кандидатам подготовить наблюдателей и членов с совещательным голосом в избирательные комиссии. На сайте вышел наш новый проект «Карта нарушений на выборах 4 декабря».. Там уже есть информация о нарушениях. Будут нарушения и в нашей области, ни одни выборы без этого не обходятся. Кара нарушений это совместный проект ассоциации ГОЛОС и Газеты.ру. Это новинка. Что касается работы в коалиции, то мы рады принять в неё, как представителей партий, так и общественников и даже индивидуальных членов.

Конечно, здесь есть опасности. В некоторых регионах такие коалиции уже работают с лета. Но иногда эта работа выливается в ненужные выяснения отношений. В коалициях много лидеров, которые иногда «перетягивают одеяло на себя». А здесь надо работать в одной команде и противостоять нарушениям сообща.

Корр.: Зачем вводятся КОИБы? Это комплексы обработки избирательных бюллетеней. И как вы оцениваете систему ГАС-выборы?

И. Тютрин: Количество фальсификацией увеличивается, несмотря ни на какие электронные системы. Есть желание показать, что мы тоже стремимся к неким мировым стандартам подсчета. Это попытка приделать европейскую современную форму к уродливому диктаторскому режимному содержанию.

Е.Сидоренко: КОИБы используются уже несколько лет. Впервые их стали использовать на выборах в Московскую городскую думу. Их становится все больше. В нашей области их будет на этих выборах 100. Я сама отношусь хорошо к электронным устройствам на выборах по считыванию информации с бюллетеней. Опыт подсказывает (например по той же московской области ), что на тех участках, где были КОИБы, было меньше нарушений. Но контроль должен быть везде. В законе прописывается, что обязательна проверка и вручную. Это 5 процентов. Как в любой технике возможны и сбои. Что касается ГАС –выборы, то эта система направлена на то, чтобы одновременно получать и проверять протоколы с участков. Есть, конечно, вопросы к организации контроля за ней. Так, в комнату к системному администратору ГАС –выборы
имеет вход лишь 2 члена избиркома, наблюдатели туда не допускаются. Т.е. опять же вопрос отсутствия общественного контроля.

Звонок: Зачем вообще поднимать эти темы? Эти проблемы, о которых вы говорите, присутствуют во всех странах.

И.Тютрин: Я не соглашусь. Возможно, везде есть нарушения на выборах. Но если у вас есть независимые СМИ, независимые суды, реальное разделение властей, вероятность этого минимизируется. Путин минимизировал возможность смены власти в нашей стране путем выборов.

Е.Сидоренко: Иван, в Томке есть независимые СМИ и мы сейчас находимся в редакции такого СМИ. Давайте работать вместе.

Корр: Я думаю, что цели у наших гостей одинаковы. Но Елена пытается их достичь эволюционно, а Иван – революционно.4 декабря нас рассудит и пусть каждый придет и сделает то, что подсказывает его сердце и разум.

Полностью послушать дебаты можно по ссылке