Обратная сторона выборов

4254-3876-kynev
10 ноября 2011 г.
Текст: Александр Кынев

Данная избирательная кампания оставляет двойственное впечатление — казалось бы, партия власти повторяет все те же технологии, к которым мы уже привыкли на региональных выборах. Да и позиции иных игроков в целом продолжают не сегодня сформировавшиеся тренды. Проще говоря, в их действиях все знакомо и прогнозируемо.

Власти давят на бюджетников и любые иные категории граждан, на которые в состоянии давить, грозят «неправильно» голосующих снять с довольствия, спуская при этом вниз по вертикали планово-установочные задания. Ведется массовая косвенная агитация под видом освещения профессиональной деятельности кандидатов и якобы социальной рекламы и/или даже рекламы выборов, организованной самими избиркомами, выполненная до степени смешения с агитацией за одну известно какую партию.

Одновременно всем остальным по возможности затыкают рот и не дают возможности вести нормальную агитацию – задерживают тиражи в типографиях, мешают работать агитаторам, при этом провластные квазиобщественные организации истошно вопят о том, как нехорошая оппозиция (естественно, поддерживаемая врагами и практически шпионами) обижает честную-пречестную власть совсем не жуликов и совсем не воров. Однако, хотя все это до боли знакомо и уже неоднократно описано, новые повторы действий власти встречают совершенно другую реакцию общества, чем не то что 4 года, а даже 2 года тому назад.

Сколько раз писалось, к примеру о совещаниях в администрациях с обещаниями профинансировать то-то и то-то при «правильном голосовании». И обычно было, как «с гуся вода» — в ответ нам заявляли типа у вас нет доказательств, никто письменных жалоб из участников встречи не писал. И правда, рассказывали то о них много, но сами участники открыто «идти на амбразуру» админресурса боялись и сообщали об этом обычно с просьбой хранить конфиденциальность. Хотя все всё знали – особенно в небольших городах и регионах. Теперь же ролик с нахрапистым выступлением сити-менеджера (правильнее сказать – главой администрации, нанятым по контракту) Ижевска Дениса Агашина перед ветеранскими организациями просто «взрывает» Интернет и вызывает всеобщее возмущение.

Минувшей весной в Адыгее был скандал, когда перед выборами 13 марта 2011 было оказано давление на корреспондентов газеты «Гражданский голос», являющихся студентами двух крупных вузов региона — АГУ и МГТУ. Чиновники использовали разный арсенал от угроз и до предложения денег за то, что студенты сдадут удостоверения, документы и откажутся наблюдать за выборами. Однако один из участников встречи с проректором Майкопского Государственного Технологического Университета произвел аудиозапись «беседы» проректора со студентами. Несмотря на угрозы большинство из них не просто вышли на участки наблюдать выборы, но и выложенная в интернете запись сопровождалась обращением в прокуратуру, которая подтвердила факты давления.

Другой скандал последних дней — с фактически копирующими друг друга плакатами партии «Единая Россия» и выпущенной за бюджетные деньги продукцией от Мосгоризбиркома (МГИК) с призывом прийти на парламентские выборы 4 декабря. Хотя нечто подобное неоднократно было и раньше. К примеру осенью 2009 года на выборах Госсобрания Марий Эл в регионе шла массовая «социальная реклама» под лозунгом «Время жить в Марий Эл!». Причем баннеры и растяжки украшали в том числе и учебные заведения и даже крематорий. Тогда же на выборах Тульской областной думы облизбирком размещал официальную «рекламу выборов» — «Единый день голосования Россия» с акцентом на словах «ЕДИНЫЙ» и «РОССИИ», при этом фраза «Выборы в Тульскую областную думу» была выполнена существенно меньшим шрифтом и помещена в нижнюю часть плаката. Сказать, что все эти истории с фактической агитацией за чужой счет стали тогда скандалами национального уровня было бы, наверное, преувеличением.

Почему же сейчас реакция общества стала другой – более заинтересованной, живой, эмоциональной? Самый простой ответ – люди все больше устают от показухи, диктата, насилия над собой. Это говорит о том, что главный враг «партии власти» — это история и время, которое для нее безжалостно проходит. И когда ее все больше не боятся, а над ней откровенно смеются – это приговор. Именно с анекдотов про «дорогого Леонида Ильича» на самом деле начался конец Советского Союза. Если вначале студенты вместо того, чтобы испугаться проректора, записывают «беседу-проработку» и ее публикуют, а затем кто-то из ветеранов записывает на видео то, как их агитирует глава администрации это свидетельствует только об одном – против системы фактического принуждении начинают протестовать сами гражданами своими личными поступками и действиями. Именно эти казалось бы одиночные, но все более частые и ставшие следствием личного неравнодушия действия более важны, чем сознательно организованные кем-то митинги.

Влияет ли это изменение реакции среды на конечную эффективность применения данных технологий? Скорее да, чем нет. Во-первых, то, что происходит, показывает, что «фактор прогресса» работает в разных направлениях и «дедовские» административные технологии в прежнем виде могут применяться все с большей осторожностью и переусердствовать с ними чревато публичным скандалом и риском для конкретного производящего нарушения клерка стать «козлом отпущения». Никто не хочет быть героем скандала. Современные технологии это не только возможность заставлять работников фотографировать бюллетень с отметкой на мобильный, но и риск быть записанным. И невозможно сказать, у кого в руках окажется диктофон или камера, а массовые обыски граждан перед предвыборными встречами точно не добавят голосов. И то, что технические средства можно поворачивать против чиновников начнет понимать все больше граждан, а значит и у чиновников будет больше разного рода внутренних страхов и ограничителей.

Во-вторых, как уже отмечено, граждане все больше перестают бояться чиновников в том виде, как боялись раньше – индиферентность, равнодушие к выборам и электоральным искажениям были частью «политически спящего», ушедшего в частную жизнь общества, которому было все равно, чем выборы закончатся. Эмоция и личные действия все большего числа граждан на происходящее означает рост неравнодушия, а значит и шанс на то, что технологии административного принуждения не только не добьются цели, а в ряде случаев могут иметь и обратный эффект.

Конечно, это касается не всех членов общества – есть последовательные конформисты, которые всегда за любую власть, есть люди зависимые. Но в том, что касается воздействия на наиболее активную, продвинутую часть общества, то в этом технологии партии власти демонстрируют очевидный тупик. Компенсировать «выпадающие» голоса в таких условиях за счет еще большего роста объема фальсификаций значит идти на откровенную конфронтацию с обществом.
Газета.Ru