Виталий Аверин: Благодаря нарушениям на выборах в России произошло пробуждение гражданского общества

4613-averin
28 декабря 2011 г.

Интервью координатора Ассоциации «ГОЛОС» в Ивановской области Виталия Аверина журналу «1000 экз.»

С чем вы связываете давление на «Голос» на прошедших выборах?

Давление мы ощутили беспрецедентное. В день выборов все наши электронные ресурсы подверглись DDoS-атаке, что привело к их обрушению (кроме этого, пострадали сайты известных сетевых изданий, на которых размещалась «Карта нарушений»), была сорвана работа горячей линии. До этого в аэропорту у исполнительного директора ассоциации Л. Шибановой был изъят ноутбук, днем ранее мировой судья вынес в отношении нас абсурдное постановление, согласно которому виновным может быть признано любое СМИ, информирующее граждан о ходе выборов. Кроме силовых мер был задействован и арсенал пропагандистских средств – от публикации в «Российской газете» до чернушного фильма на канале НТВ. Очевидно, целью всей этой спецоперации был срыв и паралич деятельности ассоциации «ГОЛОС» в день голосования.

Российская власть и так не любит, когда гражданское общество пытается контролировать ее работу, а в период парламентских выборов это вызывает у нее не только раздражение, но и боязнь за их исход. Информация, поступавшая на «Карту нарушений», наши экспертные заключения и публичные заявления о ходе избирательной кампании явно не устраивали власть, а конкретно администрацию президента. Все указывало на то, что кампания ведется нечестно и что административный ресурс отмобилизован по полной программе. Сверху для партии власти спускали невыполнимые планы, и на местах заметно шла интенсивная подготовка к массовым манипуляциям и фальсификациям. Все это («карусели», групповое голосование по открепительным удостоверениям, «мертвые души», вбросы, переписывание итоговых протоколов) неминуемо должно было проявиться в день голосования, моментально попасть в Интернет, а значит, стать новостью и достоянием гласности. Власти это осознавали, поэтому решили превентивно парализовать работу ассоциации «ГОЛОС» по мониторингу выборов.

Но в конечном итоге сделать им этого не удалось: информация о нарушениях все равно приходила к нам, и в большинстве регионов наблюдение за ходом голосования и подсчетом голосов, осуществляемое силами корреспондентов газеты «Гражданский голос», прошло без особых сбоев и срывов. Касается это даже Ивановской области, где наши представители выдворялись из помещений для голосования повсеместно. Причем делалось это в виду «творчества» председателя облизбиркома — вразрез с действующим законодательством о выборах и в нарушение избирательных прав граждан и прав СМИ.

Лично на Вас в Ивановской области оказывали давление?

По ходу все избирательной кампании оказывалось информационное давление со стороны лояльных губернской власти СМИ. Поначалу наша ивановская команда ощутила, как вокруг нас пытаются создать информационный вакуум. После того как «Карта нарушений» (совместный проект ассоциации «ГОЛОС» и интернет-издания «Газета.ру») начала пополняться первой информацией и когда стало очевидно, что замолчать и купировать эти сведения не удастся, был взят курс на дискредитацию деятельности «ГОЛОСа» как организации, занимающейся независимым и непартийным общественным наблюдением за выборами. Прошлись по мне (за листовки «НаХ-НаХ») в надежде тем самым задеть и опорочить репутацию «ГОЛОСа». Судя по реакции блогосферы и местной общественности (по крайней мере, той ее части, что не входит в Общественную палату Ивановской области) – зря старались: никто серьезно это не воспринял. Ближе к концу ноября подключились федеральные медийные тяжеловесы, поэтому местные рупоры региональной администрации просто перешли в режим тиражирования и воспроизведения информации о нас — как правило, клеветнического и чернушного содержания.

Силового воздействия, от привлечения правоохранителей до угроз физической расправы, ни на меня, ни на активистов «ГОЛОСа», насколько мне известно, не оказывалось. Только в день голосования наши корреспонденты ощутили на себе произвол властей. В ряде случаев их удаляли из помещения избирательного участка в сопровождении сотрудников полиции, некоторых задержали и доставили в отдел для дачи объяснений.

Перед выборами экспредседатель облдумы Андрей Назаров создал общественную организацию, целью которой объявил контроль за чистотой выборов. Вы сотрудничали с ней?

Не знаю, насколько это можно назвать сотрудничеством, но, как я уже сообщал ранее, мы были готовы к взаимодействию, и оно, как мне кажется, у нас с организацией «Общественный контроль — Регион-37» состоялось. По ходу всей избирательной кампании мы делились сообщениями о нарушениях избирательных прав граждан и выборных процедур, используя для этого все доступные средства коммуникации. Вместе с тем контроль за голосованием и подсчетом голосов мы осуществили отдельно друг от друга.

Есть ли у прошедшей избирательной кампании какая-то специфика?

Прошедшие в Госдуму 6-го созыва выборы запомнятся масштабом применения административного ресурса, а еще больше реакцией гражданского общества на него — беспрецедентной в постсоветской электоральной истории. Правда, происходило это на фоне достаточно вялой, стерильной и скучной предвыборной агитации — причем со стороны всех политических партий, а также в весьма неудобной и дискомфортной для административных выборных технологий информационной среде блогов, смартфонов и социальных медиа.

Главным участником избирательного процесса оказалась власть во всех ее проявлениях. В основном административный ресурс проявил себя в двух качествах. С одной стороны, он подменял собой официального организатора выборов — избирательные комиссии; с другой, вся так называемая «вертикаль власти» фактически выступила в качестве отдельного незарегистрированного избирательного объединения. Вот и получалось, что зачастую нарушения, связанные с использованием преимуществ властного положения, совершались не столько «Единой Россией», на которую работал админресурс, сколько корпорацией чиновников.

Но есть у этих выборов одна приятная сторона. По их итогам в России произошло пробуждение гражданского общества, причем случилось это благодаря нарушениям на выборах. Люди почувствовали себя обманутыми, обкраденными и униженными, ощутили в себе гражданское достоинство. Примечательно, что впервые выборами заинтересовалась молодежь, которая и объявила в тех же социальных сетях охоту за фальсификаторами. Наконец, голосовать пошли средние городские слои, включая новый образованный класс, который всегда к этому делу относились с большим скепсисом и апатией. Как видно, страна меняется. Остается только разобраться, готов ли политический класс учитывать это и меняться вслед за ней?

1000 экз.