Всемогущее «нам позвонили и сказали»

23 января 2012 г.
Текст: Евгения Перетолчина, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Участок в здании обычной школы и на входе уже висит праздничная программа концертов сегодняшнего дня. В зале для голосования нет никого, кроме зам. председателя. Она просит подождать, в это время я осматриваю «фронт работы». Все вроде как положено: плакаты с партиями висят, увеличенная форма протокола есть, есть даже столик для избирателей с брошюрами о доходах и биографиями.

Пришедший председатель, вполне доброжелательная женщина, изучает мое редакционное удостоверение и паспорт, секретарь вносит меня в реестр. Никаких вопросов. Постепенно подтягиваются другие члены комиссии. Подходят другие наблюдатели — девочка от «Единой России» и мальчик от ЛДПР. После небольшого разговора стало понятно, что разбираюсь в правах и обязанностей наблюдателя только я. Потом и на других участках я заметила, что большинство наблюдателей просто спят, а если не спят, то смутно представляют, зачем они собственно должны наблюдать.

Звонят из ТИК с распоряжением, что со всех участков нужно удалить корреспондентов «Гражданского голоса». То есть меня. После этого моя работа стала напоминать не работу журналиста, а работы сборщика письменных заявлений.

На моем участке мне говорят, что я должна немедленно уйти, потому что «нам так сказали». Я в свою очередь, говорю, что удалять меня незаконно и что не уйду до письменного решения комиссии. Действует не очень. По-моему, страх перед неисполнением указания вышестоящей комиссии у этих людей сильнее, чем страх перед неисполнением хоть всего российского законодательства..
Возвращается председатель с распечатанным письмом от председателя областной комиссии, в котором не одобряется деятельность «Гражданского голоса».

Аргументов никаких нет. Читаем это неодобрительное письмо вместе. Нелогичность и абсурдность которого замечаю не только я. Председатель перечитывает еще раз. Говорит, что не понимает в чем дело, но ослушаться решения начальства не может.

На следующем участке №47 председатель, услышав название газеты «Гражданский голос», говорит: «Что-то я про вас слышал, что-то вы натворили» и немедленно звонит в ТИК. Председатель отказывается написать хоть какое-то объяснение. Я, в свою очередь, говорю, что по закону председатель комиссии имеет право и должен написать мотивированное решение со ссылкой на закон. И председатель задумывается на минуту: «Да я действительно имею право, но почему-то мне не разрешают. Интересно, почему мне не разрешают?» Надеюсь, уже после моего ухода, он смог найти ответ. На участке №44 я не успеваю что-либо сказать, только представиться. В это время председатель уже зовет полицию и громко кричит, что я мешаю всем работать. Трое полицейских, не желая меня слушать, аккуратно выпихивают меня с участка. Мне советуют идти в ТИК и писать жалобу сразу там, а здесь даже не появляться. Спорить бессмысленно. Забавно, что в этот день полиция охраняла не общественный порядок и соблюдение законов, а исключительно спокойствие председателей. Потом я побывала еще на участках, менялись люди, но суть не менялась. Всемогущее «нам позвонили и сказали» победило любые категории законодательства и здравого смысла. Что победит на следующих выборах, даже боюсь загадывать.

Документы

5304-zayavlenie-peretolchinoy-ruk
5305-zayavlenie-peretolchinoy
5306-otvet-iz-uik