Чувство полной безнаказанности?

4711-dsc_1810-1
24 января 2012 г.
Текст: Эльвира Соколова, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Мне удалось посетить 4 участковых избирательных комиссии. По тому, как вели себя председатели УИК на участках №74 и №71, у меня сложилось впечатление, что они выполняют четко поставленную перед ними задачу.

Прежде всего, они ограничивали передвижение наблюдателей по участку. Была создана своеобразная резервация, в которую загнали наблюдателей и покидать которую они не имели права. Например, на участке № 74 урна для голосования была расположена вне поля зрения, да и наблюдать за процессом голосования было очень неудобно.
Неудобства начались с того, что мою фамилию отказались внести в список лиц, присутствующих в помещении для голосования. Тем не менее, мне удалось, проявив некоторую настойчивость, обнаружить, что так называемый дополнительный список не был сброшюрован, сшит и скреплен печатью, а выезд на голосование вне помещения производился по спискам, не внесенным в реестр для голосования вне помещения.
Когда я обратила внимание председателя УИК № 74 Пономаренко Тамары Ивановны на эти нарушения, это вызвало у нее приступ негодования. Мне тут же было предложено покинуть участок добровольно, иначе меня выведут силой сотрудники полиции. Я не стала возражать, и лишь потребовала, чтобы мне вручили копию решения комиссии об изгнании меня с участка. Этот документ я получила аж через два с половиной часа.
Все два часа ожидания меня постоянно терроризировали охранники, требовавшие убираться поскорее, иначе, мол, они вызовут сотрудников ФСБ.
В решении УИК об удалении корреспондента с избирательного участка отсутствовала ссылка на конкретную статью ФЗ «О выборах…», на основании которой меня выдворяли. Хочу отметить следующее: несмотря на то, что в решении УИК утверждалось, что мои замечания не были подтверждены ссылками на статьи ФЗ «О выборах…», дополнительный список таки был сброшюрован, сшит и пропечатан как полагается по закону.

На избирательном участке № 71 председательствовал Кабанов Андрей Геннадиевич (заместитель руководителя комитета городского хозяйства). Здесь я также столкнулась с нежеланием вносить меня в список лиц, присутствующих в помещении для голосования. Меня так и не внесли в этот список, но копию протокола выдали, и в реестр лиц, получивших копии протоколов, внесли.

В 20.00 голосование было завершено, двери на участок были закрыты, но остались открыты двери, ведущие во двор за избирательным участком. Очень долго велась работа со списками избирателей. После окончания этой процедуры наблюдатель от КПРФ попросил ознакомиться со списками избирателей. Ей ответили, что она не имеет право к ним прикасаться. На просьбу действовать согласно закону и убрать списки в сейф, председатель ответил, что возможно придется вносить изменения, поэтому списки еще не подписаны. Я так и не поняла, что это было – чувство полной безнаказанности или элементарное невежество?

Далее стали погашать бюллетени. Погасили, и вдруг обнаружились неучтенные бюллетени, оставшиеся после выездного голосования. Их также погасили. Затем стали открывать ящики для голосования вне помещения. В третьем ящике подозрительно одинаково, буквально один к одному, были сложены стопочки бюллетеней. Это бросалось в глаза, особенно в сравнении с ящиками № 1 и № 2. В ходе пересчета я обратила внимание на бюллетени из ящика № 3 – здесь оказалось 110 бюллетеней каждого вида и все они были за всем известную партию.

После окончания подсчета данные стали вносить в увеличенную форму протокола. Делали это почему-то простым карандашом. И тут началось самое интересное. В протокол были внесены данные по погашенным бюллетеням, но они не совпадали с теми, которые были оглашены вслух. Я обратила на это внимание, и данные были приведены в соответствие с озвученными ранее. После этого отказывались сходиться контрольные соотношения. Тогда председатель комиссии, изображая ярость, повелел членам УИК заново все пересчитать. Подводя окончательный итог наблюдения за выборами, хочется сказать председателям комиссий: «Одумайтесь!».

Документы

5328-reshenie-ob-udalenii-elya
Решение об удалении корреспондента