Розовые очки сняты…

25 января 2012 г.
Текст: Марина Поволжская, корреспондент «Гражданского голоса»

«Политика? Да что вы, какая политика? Мне это совершенно неинтересно, это меня не касается!» О, как жестоко ошибаются те, кто говорят эту фразу! Политика, как неудивительно, касается всего. Потому что от того, кто стоит у власти, зависит, как долго вы еще сможете спокойно прожить в своей скорлупе или раковине.

Я бы никогда, никогда не подумала, что выборы – это такая ярмарка. Всегда хочется верить во что-то доброе и светлое, в мир во всем мире, в торжество справедливости и доброты. Строишь раковину вокруг своего молюсочно-мягкого тела. В ней тепло и спокойно, никто не трогает, крики из телевизора не слышны. Раковина из добрых фильмов, друзей, отношений, книг, социальных сетей с «великими» фразами в статусах. «Политика? Да что вы, какая политика? Мне это совершенно неинтересно, это меня не касается!» О, как жестоко ошибаются те, кто говорят эту фразу! Политика, как неудивительно, касается всего, даже молюсочно-мягкого тела. Потому что от того, кто стоит у власти, зависит, как долго вы еще сможете спокойно прожить в своей скорлупе-раковине.

И потом, это же просто интересно – посмотреть, как проходят выборы.
Во-первых, все происходило одновременно. В одном углу подсчитывали неиспользованные бюллетени, тут же комиссия считала избирателей по книгам. Потом эти данные ввели в «умный» КОИБ, и через несколько секунд он выдал первый протокол. Тут же стали «гасить» бюллетени. Распечатали копии, раздали наблюдателям (еще не заверенные). Эти цифры в увеличенной копии протокола появились не сразу.

Почему так происходило? Потому что у председателей не было четкого алгоритма работы с КОИБом. Не было! Тут же поступали звонки: «Ждите». Прошла жеребьевка, кто из избирательных участков будет пересчитывать КОИБы вручную. Мы не попали. И потому сидели, ждали. Если окажется, что КОИБ совершил погрешность более 1%, все будут пересчитывать вручную. Бюллетени уже были запакованы, КОИБы разобраны, парты расставлены. Мы просто сидели и ждали. Постоянно мигала одна лампа, как слабая вспышка фотоаппарата. Парни, следившие за КОИБом, играли на пианино в кабинете музыки, что находился напротив. Наблюдатель из ЛДПР делал дракончиков оригами.

В начале первого раздался чей-то возглас о том, что можно ехать. Секретарь быстро рассовала нам полузаполненные протоколы с печатью. За пару минут почти все разбежались.

Вот такая ярмарка. Члены комиссии сетовали, что если бы не КОИБы, то часов в одиннадцать участок бы уже «сдался». Всего из почти полутора тысяч прикрепленных к участку избирателей проголосовало около пятисот. И я могу точно заявить, что победила «Единая Россия» без всяких фальсификаций. Если верить подсчетам КОИБа.

И, на мой взгляд, ничего удивительного нет. Большинство нашего населения – люди немолодые. Моя бабушка постоянно перед выборами твердила моей маме, что нужно голосовать за ЕР. И я уверена, что абсолютное большинство пенсионеров проголосовали за ЕР – за то, что пенсию дают без задержек. Вот и вся математика. Все просто, абсолютно просто.

О прошедших выборах как наблюдатель могу сказать следующее. Эти маленькие избирательные участки просто делают свою работу. Другое дело – какое задание и в какой форме перед ними ставится. В какой форме – это очень важно. Если люди не получили нормального инструктажа по работе с КОИБами, то и будет все нечетко, не по порядку. Я никого не защищаю. Говорю по факту. Председатели не знали, когда и что делать с КОИБами. И сами признавали, что система абсолютно не продумана.

Ах да, и нужно поблагодарить эти выборы. За то, что сняли с меня розовые очки.