Послевыборное

4748-%d0%a8%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%bd%d0%be%d0%b2%20%d0%98%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be
29 января 2012 г.
Текст: Илья Шаронов, корреспондент газеты «Гражданский голос»

О том, что на выборах в Госдуму будет много нарушений, говорилось задолго до дня голосования. Многочисленные прогнозы и аналитические комментарии сформировали в голове избирателя стереотип о том, что волеизъявление граждан мало что значит, поскольку будет искажено с помощью черных избирательных технологий. Чтобы развенчать или подтвердить этот стереотип оставалось только одно – пройтись по участкам и понаблюдать за ходом выборов. Благо статус журналиста это позволял.

Инопланетянам вход на выборы был запрещен

Моей целью было обойти несколько участков в родном Фрунзенском районе города Иванова и остаться на одном, чтобы увидеть подсчет голосов. Первый участок — № 176, расположенный в здании ИГТСК на ул. Рабфаковской. В 7.30 утра здесь заканчивались последние приготовления. Члены комиссии знакомились со списками избирателей, наблюдатели занимали свои места. Председатель УИК Ирина Колдобина разговаривала с периодически приходящими на участок людьми о графике приезда на участок автобусов с избирателями: подвоз организовывала администрация.
Понаблюдав за началом работы участка № 175, я пошел на свой участок № 175, который находился в этом же здании. Два помещения для голосования соединял коридор. На одной двери висела реклама фантастического фильма «Район №9» с надписью «Инопланетянам вход запрещен». Мой участок оказался маленьким: в разгар голосования здесь могли быть очереди и духота. Но воскресным утром большинство избирателей еще видели сны, поэтому исполнить гражданский долг мне удалось быстро и без проблем.

Все были напряжены

Следующий участок — № 181, расположенный в школе № 55, так же на улице Рабфаковской. Его председатель Светлана Рыбакова охотно вписала меня в список присутствующих и даже спросила, хочу ли я получить копию протокола после подсчета результатов. На участке присутствовали 6 наблюдателей: два ветерана от КПРФ, пожилая женщина и студент – от «Единой России» и два студента — от «Справедливой России». Все были напряжены, внимательно следили за работой комиссии и ходом голосования. С утра на участок шли главным образом пенсионеры. К 10 часам проголосовало 75 человек из 1700. Молодежи не было, хотя для голосующих впервые приготовили подарки: письмо председателя облизбиркома, ленточку цветов российского флага и значок с надписью «Я — гражданин».

Недоразумение случилось во время первого выезда на голосование на дому. Председатель решила отправить автобус и машину для удобства членов комиссии и желающих поехать наблюдателей. Переносная урна для голосования находилась в автобусе. Наблюдателю от коммунистов, который ехал в машине, не понравилось, что он не может постоянно видеть урну. После приезда с голосования он написал жалобу. Для председателя комиссии это была настоящая трагедия. Она объясняла, что хотела сделать как лучше, чтобы всем было удобно ехать, доказывала наблюдателю, что использование нескольких транспортных средств не противоречит закону. В итоге коммунист сменил гнев на милость и отказался от жалобы.

Следующая остановка – школа № 29 на улице Сахарова, где размещался участок № 182. В непосредственной близости от школы и в самом помещении висели агитационные плакаты одной из партий, что является нарушением закона. Сам участок находился на втором этаже школы, что делало его труднодоступным для инвалидов. Меня официально зарегистрировали и так же поинтересовались, не хочу ли я получить копию протокола. Помещение для голосования было еще меньше, чем на моем участке, и все опасения по поводу очередей оправдались. Избиратели толпились, ожидая возможности получить бюллетень, загораживали обзор наблюдателям. Более того, помещение не проветривалось – окна вместе с форточками были заклеены на зиму. Поэтому и члены комиссии, и наблюдатели время от времени выходили в коридор, чтобы подышать воздухом.

Остаться на подсчет голосов я должен был на участке № 184, расположенном на предприятии «Ивхимпром», на улице Кузнецова. Однако председатель комиссии не разрешила мне присутствовать и направила в ТИК Фрунзенского района за разъяснениями. Примечательно, что на этом участке за час до окончания работы уже начали подсчитывать и гасить неиспользованные бюллетени, что запрещено законом.

Комиссия считала голоса «до умру»

Наконец настали заветные 8 часов вечера. Участок закрылся, и началось самое главное. «Давайте будем здесь до умру вместо того, чтобы потом до утра исправлять», — напутствовала коллег Светлана Рыбакова. По ней было видно, как она старается соблюсти каждую процедуру, как боится допустить ошибку. Ведь все это могло отразиться на протоколе, и ТИК мог бы найти в нем ошибки. Для их исправления нужен пересчет, а это лишнее время и стресс.

Примечательно, что все документы, в том числе и бюллетени после подсчета упаковывались в обыкновенные 30-литровые мешки для мусора и «опечатывались» скотчем. Это общепринятая процедура на всех выборах.

Вспоминая о сложившемся до выборов стереотипе, я с нетерпением ожидал данных ТИК, и с утра первым делом посмотрел их на сайте облизбиркома. Все цифры точно совпадали с данными моей копии протокола. Так, что мелкие нарушения законодательства не повлияли на итог выборов на участке № 181.

Документы

5344-dscn6106
dscn6102.JPG
5345-dscn6118
dscn6106.JPG