Мощь системы

30 января 2012 г.
Текст: Лариса Коваленко, корреспондент газеты «Гражданский голос», Член Союза журналистов России

Принимая решение поучаствовать 4 декабря, я и помыслить не могла, во что окажусь втянута и что на мою скромную персону обрушится мощь административной и правоохранительной систем.

Свой выбор – промолчать и «умыться» или же заявить об этом во всеуслышание и попытаться привлечь к ответственности облаченных властью нарушителей российских законов, я сделала.

Не оппозиционер и даже не член какой-либо партии, и уж тем паче не
агент Госдепа, в чем сейчас неумно обвиняет таких, как я, активных граждан России государственная пропагандистская машина. С некоторых пор я безработный журналист с пенсией в 8361 рубль, перебивающийся случайными заработками. И двигало мной одно только соображение: «Если не я, то кто же?»

С удостоверением газеты, подтверждающим мои полномочия в соответствии со ст.47 Закона РФ о СМИ по заданию редакции я явилась на УИК 1389.
Представилась председателю и секретарю УИК, объяснила цель – осуществление сбора информации об организации и проведении голосования и подсчета голосов, с целью информационного освещения подготовки и проведения голосования.

Предъявила документы и была внесена в список присутствующих на избирательном у частке – все честь честью. Поначалу все шло нормально. Из нарушений – так, какие-то мелочи. То женщина заявила, что не приглашала никого к свой престарелой, матери, которая давно в маразме, и не надо приходить к ним домой, а секретарь ей доказывала – мол, списки подавал
собес. То избирательница высказала недовольство тем, что ей всякий раз, помимо зарегистрированных в квартире членов семьи, приносят приглашение на голосование на имя неизвестного им лица. Ну а пока я просто выполняла свою миссию. Но то ли дотошность и вопросы, то ли пометки, которые я постоянно делала в своем блокноте наблюдателя, то ли звонки оператора и то, что я выходила из помещения, чтобы позвонить на «Горячую линию», привели к открыто враждебному отношению ко мне членов УИК. Корректность до поры
до времени сохранял только председатель.

«Роковым» для меня стало внимание к нарушению процедуры голосования вне
помещения. Видя, что председатель УИК распоряжается допустить до голосования не внесенных заранее в реестр избирателей и выдать направляющимся по домам члену комиссии и наблюдателю от СР бюллетеней «с запасом», я попыталась обратить на это внимание наблюдателя от КПРФ – совсем юной девушки по имени Настя. Дело в том, что мой статус корреспондента СМИ не предусматривал подачу жалобы от своего имени. Но
девушка почему-то встала на защиту правоты комиссии «насмерть», чем немало поразила меня. Попытки растолковать ей нюансы выборной процедуры также не возымели успеха.

Тут-то я и стала замечать, что вместо функций наблюдателя она элементарно работает на УИК. Что все наблюдатели на участке «засланные казачки», подтвердилось после возвращения выездной комиссии.

Десант по мою душу

Около 17 часов наступила кульминация спектакля. По мою душу явился целый десант. Председатель ТИК Правобережного района г. Магнитогорска А.Смирнов
в сопровождении неизвестного лица, и.о. зам. начальника отделения полиции №9 г. Магнитогорска А.Н. Бочкарева,дежуривший на участке сотрудник полиции.

Председатель ТИК предложил мне покинуть участок, мотивируя это якобы незаконностью моего присутствия. А на мои доводы о правомерности присутствия на избирательном участке и отказ покинуть его пустил в ход заранее заготовленную «тяжелую артиллерию»: заявил, что в ТИК поступила жалоба от одного из наблюдателей на то, что я, якобы … предлагала
ей взятку (!!!) за написание жалобы на нарушение процедуры голосования. Даже для бреда это слишком… И тут на авансцену выдвинулась та самая девушка Настя и гневно бросила обвинение мне прямо в лицо! Это надо было видеть!

«Настя, — только и смогла я вымолвить, — с чего же Вы свою жизнь
начинаете?» Массовка торжествовала, как партизаны, взявшие вражеского «языка».
Надо ли говорить, что мне не были предъявлены ни жалоба, ни МОТИВИРОВАННОЕ
решение УИК или ТИК в письменной форме, на основании которого только и могут быть удалены из помещения для голосования наблюдатели и иные лица, если они нарушают закон.
При этом, подчеркиваю, мое удаление состоялось с участием представителей правоохранительных органов! Их фамилии, как и фамилию наблюдателя, мне назвать отказались – мотивируя тем, что это персональные данные и разглашению не подлежат… (как узнала позже, имя «героини» Анастасия Рудова, она студентка МГТУ. Быть может, ее премировали барабаном, ночевкой на ВДНХ в спальном мешке и курткой от ЕР?)
При этом и.о. зам. начальника ОП №9 А.Н. Бочкарев еще и угрожал мне
административным задержанием! Видя, что ко мне готовы применить физическую силу, я вынуждена была подчиниться незаконным требованиям представителя власти и покинуть участок. Причем сотрудник полиции проводил меня под белы
руки за 50 метров, запретив приближаться ближе.

Зря они устроили весь это балаган. Больше двух часов прослонявшись по окрестным магазинам, чтобы не превратится в ледышку, я вернулась на свой участок победителем!

После моего сигнала региональное представительство Ассоциации «Голос» обратилось в избирком Челябинской области, и оттуда дали команду допустить меня к работе. Не скрою, звонок от Бочкарева с приглашением вернуться на участок, его вынужденно любезный тон и подчеркнуто-вежливое обращение Смирнова доставили мне немало удовольствия!
Но на часах было уже 19.55, и Бог весть, что там успела сделать дружная команда УИК и наблюдателей за три часа моего отсутствия? До последнего председатель ТИК А.С. Смирнов отказывался выдавать копию итогового протокола, а выдал все-таки с нарушением, не заверенную синей печатью и оригиналами подписей, как предписывает закон, а только ее ксерокопию.

Но и это еще не все! В дверях школы меня встретил дежурный полицейский и сначала препроводил на второй этаж, где меня уже ждали – внимание! — представитель ФСБ и дознаватель полиции. И после подписания итогового протокола по очереди побеседовали со мной. Со стороны ФСБ претензий – по крайней мере, на словах – не было, но кому из нас приятна беседа с чекистами? Чем вызван и насколько правомерен такой интерес со стороны ФСБ ко мне? Расцениваю это как акт устрашения и давления на меня и рассчитываю, что прокуратура даст этому факту свою оценку.
С заявлением о проверке законности совершенных в отношении меня действий должностных лиц я обратилась в прокуратуру (в т.ч. к прокурору
области), готовлю судебные иски. В том числе и к «принципиальной» девушке – за клевету. Это отнимает кучу времени и нервов и крайне неприятно. Но мне не оставили выбора. И если я поставлю на место пусть несколько зарвавшихся представителей власти и эту начинающую свой путь в жизни со лжи девушку – моя душа будет спокойна.