Нарушение закона – рабочие обстоятельства

4769-%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be%d1%81%d0%b8%d0%b1%d0%b8%d1%80%d1%81%d0%ba%20%d0%91%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2
31 января 2012 г.
Текст: Дмитрий Баранов, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Бригадиру Новосибирского «ГОЛОСа» пришлось работать в качестве корреспондента «Гражданского голоса», заменяя выбывшего товарища. Участок располагался в женской колонии

В ходе голосования на УИК №1909 мною были замечены многие действия избирательной комиссии не соответствующие нормам законодательства Российской Федерации.

Как представитель средств массовой информации я поинтересовался у наблюдателей: «Не являются ли нарушения избирательной комиссии поводом для возмущения?». На что мне ответили: «Им лучше знать». Понимая, что наблюдатели совершенно не имеют представления о том что здесь происходит я обратился к председателю избирательной комиссии с тем же вопросом.
Председатель на удавление тоже не имела представления что такое «Закон» и отправила меня к секретарю. Секретарь, женщина оказалась «подкованная» и постаралась объяснить мне, что закон трактуется не так, как я его понимаю. А то, что я называю нарушениями закона, — является всего лишь «рабочими обстоятельствами».

Пока я беседовал с секретарем, член избирательной комиссии с правом решающего голоса от партии «Единая Россия» начал возмущаться по поводу моих якобы «провокационных вопросах». Его поддержали все остальные члены избирательной комиссии и наблюдатели двух имеющихся партий на избирательном участке. В ходе этого «Балагана» был поставлен вопрос членом УИК с правом решающего голоса от партии «Единая Россия» об удалении меня с участка голосования. Все люди находящиеся в помещении для голосования, кроме голосующих, поддержали это предложение, включая представителя правоохранительных органов. Когда я попросил запротоколировать это решение и дать мне копию. У всех отпало желание меня выгонять. И меня оставили в покое.

Наблюдатели фиксировали сколько людей сбрасывало бюллетеней в урну, а когда сбивались в подсчетах ходили к секретарю и дописывали недостающее количество себе. Через час после этого председатель УИК меня угощала всякими вкусностями и просила не писать об этом инциденте. Как человек ответственный, я жевал очень тщательно и поэтому рот был занят, и ответа так и не последовало.

Во время закрытия УИК ситуация повторилась и все меня снова хотели выгнать. Но в это время я уже написал жалобу по этому поводу, осталась её только отдать секретарю. Как только я её подал на стол секретарю, все снова стали «добрые» и «отзывчивые» и попросили забрать мое заявление назад. Признаюсь честно: не устоял от их просьб и забрал его. При подсчете голосов наблюдатели не принимали никакого участия и даже не встали со своих мест находящихся в 30 метрах от процесса подсчета голосов. Большая копия протокола не заполнялась вовсе. По окончанию подсчета голосов наблюдатели не удосужились даже поинтересоваться, сколько за кого проголосовало.