Пермский триллер

14 февраля 2012 г.
Текст: Людмила Ешану

Из Перми поступила тревожная информация, что там решили создавать временные УИКи на заводах. С подобной ситуацией «ГОЛОС» столкнулся в ноябре во Владимирской области. На этом примере хотим объяснить, к чему это может привести.

30 ноября областная избирательная комиссия Владимирской области три раза собиралась для того, чтобы согласовать создание избирательных участков в местах вмеренного пребывания избирателей. 5 участков в военных городках создала сама областная комиссия. Остальные 54 согласовала, а ТИКи в тот же, последний день, отведенный для этого законом (в исключительных случаях), приняли соответствующие постановления.

О начале формирования участковых комиссий: на внесение предложений было отведено до 2-х часов времени, поэтму никто из оппозиционных партий туда не попал. Комиссии были сформированы из работников предприятий и учреждений.

За день до голосования, 3 декабря, КПРФ и в отдельных местах СР объехали все участки. Где-то о них ничего не знали, где-то попасть удалось, но там не было комиссии, естественно, не было списков и бюллетеней. Только урна и кабинка для голосования.

В день голосования наблюдателей от КПРФ и СР (других не было) не пустили на участки, мотивировав тем, что это закрытые предприятия, или тем, что никаких участков на территории заводов нет, в военных городках не заморачивались и ссылались на самое высокое военное начальство. Позднее военная прокуратура обвинила самих наблюдателей: те якобы не обратились по инстанциям за пропусками.

В большинстве случаев территории, где располагались участки охраняли сотрудники нанятых ЧОПов. Как сообщали сами сотрудники предприятий, в ночь с 3 на 4 декабря заводская охрана была снята и выставлен ЧОП. Перед ними стояла задача — не пускать. Ни милиция, ни избиркомы всех уровней, ни прокуратура не предприняли никаких действенных мер, чтобы обеспечить права граждан на наблюдение за ходом голосования.

Прорваться удалось только на турбазу Ладога, где охрану проломила толпа наблюдателей, кандидатов и штабистов — человек двадцать во главе с депутатом Государственной Думы Антоном Беляковым. Затем туда примчались все официальные лица: из городского и областного УВД, председатель ТИК и зампредседателя облизбиркома, глава города. И самое главное — пресса и телевидение. На один из участков наблюдатели и вся эта толпа попала только в 10.00, на другой — в 12.00 (не могли найти: ни вывесок, ни света, двери заперты). И там, и там все бюллетени — в общей сложности почти 6 тысяч — уже лежали в урнах. Ни одного лишнего бюллетеня уже не было. Те, кто хотел проголосовать по открепительным, не смог этого сделать. За весь оставшийся день не было ни одного избирателя. При подсчете голосов поступил звонок о заложенной бомбе. Всех удалили с участков, саперы с собаками проверили территорию. Затем при подсчете на 20 минут погас свет. Протоколы утвердила и ТИК, и облизбирком. Жалобы УИКи не принимали, ТИК не рассматривала, облизбирком также формально подошел к рассмотрению жалоб. Сейчас возбуждены два уголовных дела по статье фальсификация итогов выборов. Но только по турбазе Ладога, а подобных Ладог было больше трех десятков (в части комиссий на фальсификации все же не пошли).

Технология фиктивного голосования была такой — все работники из отдела кадров были внесены в списки избирателей. Кроме того, в ТИКах были выданы налево открепительные удостоверения на имя людей, которые не ходят на выборы. На временных участках был большой процент проголосовавших по открепительным, видимо, они туда и ушли. Однако 4 декабря народ пошел на выборы и многие обнаружили, что они якобы уже получили открепительные. Был большой скандал, в итоге в ТИК Октябрьского района, где были самые скандальные выборы, включая Ладогу, сгорели все документы, которые в новогодние каникулы были спущены в подвал якобы из-за ремонта помещений ТИК.

Еще 2 декабря КПРФ подала заявления в суды о признании незаконными решений облизбиркома по военным участкам и ТИКов — по участкам на предприятиях. По части этих заявлений суды рассмотрели и быстренько отказали, по части по формальным признакам не стали рассматривать. Все были в цейтноте, не успевали реагировать. Прокуратура выждала решений судов и отказывала в претензиях о незаконности участков, ссылаясь на суды.

Вся государственная машина работала на эту массовую фальсификацию, в результате которой «Единая Россия» только на временных участках получила 65 тыс. голосов. Фактически приписала себе один лишний мандат. Сейчас 39 судебных разбирательств проходит по отмене выборов. Часть из них бесперспективны, поскольку сгорели все документы, а члены УИК отказываются в судах давать показания ссылаясь на ст. 51 Конституции.

На прошлых выборах в каждой из трех ТИК во Владимире выдали более 900, более 600 и около 300 открепительных. На этих выборах 70, 40 и 50 соответственно. Временные участки создаются сейчас только на вокзалах и в больницах (16 штук), куда и на прошлых выборах был доступ наблюдателей.

Есть разница? Единороссы на всех уровнях играют в молчанку, но в обществе
сформировалось четкое отношение по поводу их фальсификаций. Благодаря прессе и интернету,сейчас обнародуется список Чурова-Коматовского (председатель облизбиркома).

В Пермь недавно выезжал не только Путин, там был и новый полпред президента по ПФО Михаил Бабич. На выборах 4 декабря этими чудесами во Владимирской области занимался именно он. Только ему под силу было организовать такую надежную крышу из силовых структур и судов. У него и в военных кругах, как заместителя председателя комитета по обороне, есть свои люди. Теперь, не сомневаюсь, именно он внедряет ту же систему в Перми.

Надо обращаться в суды, прокуратуру, если не удастся признать незаконными временные (левые) участки, добиться, чтобы на предприятия был обеспечен доступ наблюдателей. Чтобы до дня выборов на руках у наблюдателей были пропуска. Это выбьет у фальсификаторов почву из под ног. Подготовить людей для фиксирования и документирования всех нарушений, чтобы в последствии была доказательная база.

При этом, фотографии урны на участке на Ладоге до минирования и после минирования (разные веревочки оказались на пломбах) следствие не принимает как доказательство, поскольку эти веревочки должны были быть сфотографированы на фоне линейки. Вот такая бюрократия во всем.

Скрупулезность и гласность. Они этого боятся. И стремиться выходить на федеральный информационный уровень. В данном случае — приготовления по левым участкам выглядят в невыгодном свете на фоне заявлений премьер-министра о приверженности к честным выборам. Пускай там тоже, в конце концов, ставят веб-камеры.