Президентский проект о выборах в Госдуму: сырой и неадекватный

4957-4775-4160-%d0%9b%d1%8e%d0%b1%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%202
17 февраля 2012 г.
Текст: Аркадий Любарев

Процедура, которая прописана в п. 8 ст. 79 с целью обеспечить все регионы депутатами, оставляет массу вопросов. Пункт этот (а это практически единственный совсем новый пункт методики) написан очень плохо и может толковаться различным образом. В частности, у меня создалось впечатление, что он позволяет перебрасывать мандат одной партии – другой. При этом, как видно из моего примера, у «Единой России» все мандаты уже исчерпаны, то есть мандаты можно будет перебрасывать только ей, но не от нее.

Мои коллеги (Кынев, Голосов, Бузин) уже успели высказаться по поводу президентского законопроекта о выборах в Госдуму. Я же вчера успел только дать короткие комментарии «Ведомостям». Сейчас мне необходимо высказаться более развернуто.

Напомню, что в своем Послании Президент сказал: «Предлагаю изменить систему выборов в Государственную Думу». В реальности же то, что он внес – это никакое не изменение системы. Главные характеристики остаются теми же – избрание всех 450 депутатов по единому федеральному округу с разбиением партсписков на большое число территориальных групп.

Основное, пожалуй, отличие – отсутствие в партсписках центральной (общефедеральной части). Новшество явно неадекватное. В России (в отличие от ряда других федераций) в силу как исторических традиций, так и большого числа регионов политика невозможна без наличия сильного центра, и в любой партии, даже созданной снизу, роль федерального центра будет велика. Также нельзя сбрасывать со счета и персоналистский характер российской политики. И потому отсутствие в партсписке центральной части будет осложнять для избирателя выбор – особенно если будет много партий со сходными названиями.

Но самая большая опасность отсутствия центральной части, на что уже указал Кынев, – это возможность обезглавливания списков. Лидерам партий придется идти по одной из 225 территорий, и несложно понять, какие силы административного ресурса могут быть брошены против их избрания. Или, что не менее вероятно, их будут этим шантажировать, и велики шансы, что они пойдут на сделку ради своего прохождения, предав при этом интересы партии.

Другое важное изменение – увеличение числа территориальных групп до 225. Впрочем, эта норма меняется постоянно, иногда даже несколько раз за цикл (в законе 2002 года минимальное число групп составляло 7, в 2005 году сделали 100, в 2007 сократили до 80, в 2010 – до 70). Важнее то, что теперь предлагается зафиксировать территории, чтобы партии уже не могли формировать собственную территориальную разбивку. На мой взгляд, это плохо, хотя я понимаю, что данное новшество связано в основном с попыткой решить проблему обеспечения всех регионов депутатами (о чем речь пойдет ниже). Увеличение числа территориальных групп – это тоже ухудшение, я об этом много раз уже писал.

Насколько я понял, есть некоторое количество других новшеств (не очень много для нового закона), связанных с финансированием и процедурой голосования, а также (что соответствует и одному из ранее внесенных Президентом законопроектов) освобождение всех партий от сбора подписей. Их я здесь комментировать не буду.

Скажу лишь, что проект, безусловно, сырой. Да и как могло быть иначе, если на его подготовку Президент дал всего 1,5 месяца? Спрашивается, куда они спешат? Я понимаю, если бы они были готовы выполнить требования митингов о досрочных выборах в конце 2012 года. Но они ведь это требование игнорируют. Успеть до 4 марта? Но какой в этом смысл, если в проекте не предусмотрено каких-то принципиальных изменений? Да и проект медведевский, а не путинский, на рейтинг Путина он серьезного влияния не может оказать.

Вот один из примеров непродуманности. Если партии освобождаются от сбора подписей, то какой смысл сохранять двухступенчатую схему – сначала заверение списка, потом его регистрация? Тогда уж партии сразу должны подавать документы на регистрацию.

Теперь о самом интересном – о распределении мандатов – то, из-за чего меня вчера пытала Анастасия Корня из «Ведомостей». Я постарался разобраться в этой процедуре и понял, что она не доработана. А ведь это – одно из главных новшеств.

Напомню, что сказал Президент в своем Послании: «Эта мера позволит каждой территории иметь своего непосредственного представителя в парламенте. Сейчас, к сожалению, все это знают, некоторые субъекты Федерации не имеют даже одного депутата, избранного местными жителями».

Иными словами, в качестве главной цели реформы указано обеспечение всех регионов депутатами. Но ясно, что этой цели можно достичь разными способами, и такие меры, как ликвидация центральной части и увеличение числа территориальных групп до 225, здесь совершенно необязательны.

В законопроекте проблема обеспечения регионов депутатами решается с помощью усложнения процедуры распределения мандатов. При этом из текста законопроекта формально не следует, что обеспечение всех регионов депутатами гарантируется. Об этом я и сказал вчера «Ведомостям». Впрочем, сегодня, проведя моделирование, я понял, что, скорее всего, эта цель будет достигаться. Но, повторю, все это можно сделать по-другому и проще.

Попробую объяснить, как может работать методика, предложенная в законопроекте. Для наглядности я использовал итоги голосования на выборах 2003 года, поскольку там было разбиение на 225 округов и легко получить итоги по всем этим округам (разница лишь в том, что за это время были ликвидированы 6 автономных округов с небольшим числом избирателей).

Итак, сначала стандартная процедура распределения мандатов между списками. По ней по результатам 2003 года «Единая Россия» получила бы 239 мандатов, КПРФ – 80, ЛДПР – 73, «Родина» – 58.

Далее, первичное распределение мандатов внутри списков, когда мандаты получают группы, у которых целая часть частного от деления числа голосов на квоту (второе избирательное частное) больше единицы. На этом этапе у КПРФ, ЛДПР и «Родины» не было бы распределено ни одного мандата – у них у всех территориальных групп частные меньше единицы. А у «Единой России» на этом этапе распределяются 111 мандатов.

Пока это повторяет процедуры, действовавшие на всех предыдущих выборах. Но уже вторичное распределение мандатов несколько иное (п. 6 ст. 79). Сразу скажу – в этом пункте есть ляп (не указана очередность выдачи мандатов), который, впрочем, легко исправить. А новшество в том, что мандаты получают только группы, у которых дробная часть больше 0,5. Откуда взялось число 0,5 – не знаю, возможно, с потолка (предполагаю, что просто 225 поделили на 450). Тем самым создается возможность того, что не все мандаты на этом этапе будут распределены.

Вот что дает мое моделирование: у «Единой России» распределяются все мандаты, у КПРФ – только 41, у ЛДПР – только 20, у «Родины» – только 7. Итого распределено 307 мандатов из 450.

В результате без мандатов остаются всего 15 территорий, из них 3 – части регионов, у которых другие группы мандаты получили. Значит, без депутатов остаются всего 12 самых маленьких регионов – Республика Алтай, Камчатская и Магаданская области, автономная область и 8 автономных округов (напоминаю, что это все делалось для территориального деления 2003 года).

Понятно, что оставшихся нераспределенными 143 мандатов вполне хватит, чтобы каждому из этих 12 регионов дать по мандату. Но процедура, которая для этой цели прописана в п. 8 ст. 79 оставляет массу вопросов. Пункт этот (а это практически единственный совсем новый пункт методики) написан очень плохо и может толковаться различным образом. В частности, у меня создалось впечатление, что он позволяет перебрасывать мандат одной партии – другой. При этом, как видно из моего примера, у «Единой России» все мандаты уже исчерпаны, то есть мандаты можно будет перебрасывать только ей, но не от нее.

Впрочем, не думаю, что это сделано специально. Хотя … кто их знает.

Понятно, что во втором чтении явные дефекты законопроекта, скорее всего, будут исправлены. Впрочем, дело даже не в этом. Если следующие выборы в Госдуму пройдут по плану, то есть в декабре 2016 года, то, как показывает опыт предыдущих циклов, за четыре года в закон будет внесено еще немало изменений, возможно, даже более принципиальных, чем нынешние.