Чурова не покидает чувство юмора?

5024-scr-pic4-350x-81942
27 февраля 2012 г.
Текст: Андрей Бузин

Владимир Евгеньевич не лишен чувства юмора. Некоторые, правда, могут подумать, что он перебарщивает. Так, например, на вопрос депутата от ЛДПР «В какие сроки предполагается оснастить все избирательные участки электронными урнами для голосования?» В.Е. отвечает: «Применение «электронных урн» на избирательных участках не предполагается, поскольку курение на избирательных участках запрещено».

Вообще, недавно опубликованные ответы Чурова на вопросы депутатов довольно интересны с нескольких точек зрения.

Во-первых, они свидетельствуют о его не сильно уважительном отношении к законодателям, особенно к депутатам, не входящим в единороссовскую фракцию. Понимает, Владимир Евгеньевич, где Верховный Совет (высший по советской Конституции орган власти в стране), а где ЦК КПСС…

Вот, например, депутат спрашивает: «Почему при неизменности законодательства после Вашего прихода к руководству ЦИК России во всех избирательных комиссиях коллегиальное рассмотрение обращений граждан и политических партий из обычной практики перешло в разряд исключений?» На что Владимир Евгеньевич отвечает примерно так: «Ну и что?». Точнее, он говорит следующее:

«Доводы об уклонении ЦИК России и иных комиссий от принятия коллегиальных решений (постановлений) по существу поступивших жалоб (заявлений), нельзя признать состоятельными». Это фраза первая. Но в следующих фразах Чуров признается, что действительно ЦИК не рассматривает жалобы коллегиально:

«Названным Федеральным законом, в частности его статьей 28, определены случаи, когда избирательная комиссия обязана принять решение на своем заседании. В этих случаях уклонение избирательной комиссии от принятия решения в установленные сроки может быть обжаловано в соответствующий суд. В иных случаях избирательная комиссия, в том числе ЦИК России, самостоятельно определяет порядок рассмотрения поставленного вопроса и форму принятия по нему решения». Обратите внимание: когда наши правоприменители-избиркомы не могут дать точную ссылку, они дают приблизительную – в данном случае – на статью 28. Статья 28 содержит 19 пунктов и начинается с отдельной нормы, которая скорее опровергает Чурова: «Деятельность комиссий осуществляется коллегиально».

Но Чуров, по-видимому, имеет в виду пункт 13, в котором перечислены случаи, требующие квалифицированного большинства голосов. То есть, мягко говоря, вводит депутата-законодателя в заблуждение. Говоря более грубо, – держит его за человека, которому закон знать не обязательно.

Во-вторых, ответы отлично характеризуют стиль работы избирательных комиссий в отношении заявлений о нарушениях. Становится понятно, что нижестоящие избиркомы берут пример с руководителя. И еще становится понятно, почему Владимир Евгеньевич, никак не вписывающийся в чиновничий дресс-код своей бородой и слониками на галстуке, устойчиво держится в бюрократической обойме.

Вот ответ на вопрос «Все 100 000 участковых избирательных комиссий по стране возглавляли члены партии Единая Россия. Не стоит ли принять закон, чтобы председатели, секретари, члены участковых избирательных комиссий формировались на равной основе из числа представителей всех парламентских партий?»:

«Существующий порядок формирования избирательных комиссий всех уровней предусматривает сбалансированное представительство различных интересов в избирательных комиссиях.
Только 43 процента из 830 835 членов участковых избирательных комиссий с правом решающего голоса вошли в состав комиссий по предложению 7 политических партий, из них 11,2 % – по предложению Партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ», 9,6 % – по предложению КПРФ, 8,4 % –ЛДПР, 8,7 % – Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, 1,4 % – Партии «ПРАВОЕ ДЕЛО», 1,2 % – Партии «ЯБЛОКО».

….(далее идут 4 абзаца, повторяющие нормы закона о порядке формирования комиссий)

Таким образом, существующий порядок формирования избирательных комиссий всех уровней не может ассоциироваться с какой-либо зависимостью членов избирательных комиссий, необъективностью в их деятельности.

Если у кого-либо присутствуют сомнения в законности решений избирательных комиссий, они могут быть обжалованы в вышестоящую избирательную комиссию либо в суд».

Большинство ответов избиркомов составлены по тому же принципу: на вопрос про Фому, вам цитируют многочисленные пункты про Ерёму, а в заключение предлагают обращаться в суд.

И, в-третьих, ответы позволяют спрогнозировать дальнейшие действия наших избирательных комиссий по защите избирательных прав (это – одна из задач, поставленная перед избиркомами законом). Они и в дальнейшем будут защищать избирательные права от граждан. В ответах неоднократно повторены два следующих пассажа:

А) «Среди полномочий комиссии нет права на рассмотрение обращений о преступлениях, а тем более расследования уголовных дел» (вариант: «Сбор доказательств в обязанности членов избирательных комиссий не входит») и

Б) «заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде. При этом заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя».

Иначе говоря, не обращайтесь в комиссии с жалобами на фальсификации. Они не будут марать руки об уголовщину. А с жалобщиками разберутся другие органы.

Блог Андрея Бузина