«Развивать IT – и массовый выход на митинги будет неизбежным результатом»

5059-razvivat
07 февраля 2012 г.
Текст: Марина ЮДКЕВИЧ
Фото: Александр ГЕРАСИМОВ

Казань — один из полусотни городов России, где 4 февраля прошли уличные акции «За честные выборы». На митинге на площади Тукая у памятника Муллануру Вахитову побывало, несмотря на мороз, порядка 700 человек: молодежь, пенсионеры, партийные активисты, члены Гильдии малого и среднего предпринимательства Казани. Полиция, как и в ходе декабрьских протестных акций, оценила количество митингующих в 250 человек.

Митинг продолжался около двух часов. Выступавших было полтора десятка.

Интернет-активист Алексей Топоров вызвал смех и аплодисменты, провозгласив: «Самые могущественные волшебники живут в Татарстане! Благодаря их усилиям партия власти получила в нашей республике 78 процентов, да Чурову у наших еще поучиться!..».

Лидер татарстанского «Правого дела» Марсель Шамсутдинов приветствовал собравшихся как «жителей свободного города свободной страны». Он сказал: "Нечестные выборы — это привилегии чиновников, нечестные выборы — это «Мерседесы» властей и паршивый общественный транспорт для всех, нечестные выборы — это отличная трасса в Боровое Матюшино и отвратительные дороги в городах, это большие зарплаты чиновников и маленькие — учителей и врачей."

«Мы не быдло — мы народ!» — заявил лидер татарстанского «Яблока» Руслан Зинатуллин. «Власть должна уйти мирным путем в отставку. На свалку истории их!» — призвал глава татарстанских коммунистов Хафиз Миргалимов..
«Здесь много флагов, под многими из них я бы не встал, и мне не нравится политика, — сказал представитель самой молодой части митингующих. И продолжил, указывая на внушительное здание ПФР: — Но мне и не нравится, когда у нас вот такие пенсионные фонды, когда у нас «дом колхозника» за два миллиарда, а на детей, больных лейкемией, вынуждены просить милостыню Вконтакте!"

Это было, как мне показалось, выражением позиции большой, если не большей части митингующих. Верно ли, что серия акций «За честные выборы» в нынешней России есть протест не столько политический, сколько этический, нравственный (результат ощущения «так жить нельзя»), об этом я спросила профессора кафедры социальной и политической конфликтологии КНИТУ Сергея Сергеева.

- Я бы в данном случае не стал разделять политическую, социальную и этическую мотивации. — говорит политолог. — Скажу так: это определенный подъем гражданских сил. В последние годы со стороны власти много было демагогии на тему «надо развивать гражданское общество», и даже появились люди, которые восприняли эти лозунги вполне всерьез. Но эти «спортлото-1» и «спортлото-2», когда сперва Путин поменялся креслом с Медведевым, а потом они объявили, что заранее договорились проделать это снова, — все это вместе было до того омерзительно, что люди вышли на улицу.

Но выходят, во-первых, не везде, а во-вторых, количество выходящих сильно различается. К примеру, в процентах к общему количеству живущих в Москве и в Казани, казанские 700 участников митинга 4 февраля — это раз в 20 меньшая доля населения Казани, чем та доля, которую около 70 тысяч митинговавших «За честные выборы» москвичей составляют в населении Москвы… Это значит, что у казанцев больше довольства властью?

- Нет, это значит, что «креативный класс», «новая интеллигенция»… - словом, социально активный слой, который нынче как только ни называют, в Казани в 20 раз тоньше, чем в Москве. Обратите внимание, акции «За честные выборы» прошли примерно в 50 городах, но наиболее массовые — в Москве, Новосибирске, Екатеринбурге, Ростове, Перми… — там, где дальше зашло постиндустриальное развитие. Оно обусловливает появление людей, менее зависимых от власти: всех этих айтишников, предпринимателей, не «завязанных» на бюджет… Давайте развивать IT, и гражданская активность будет неизбежным результатом этого!

- Кажется, что в столице готовых добровольно выйти на улицу намного больше еще и потому, что там есть лидеры — медийные персоны, известные публике своей прежней публичной деятельностью (писатели, защитница экологии, журналисты, самый читаемый блогер, «несистемные», но узнаваемые политики).

- Это, конечно, важный фактор. Но мне кажется, митингующая толпа уже в значительной степени переросла своих лидеров. «За честные выборы» — это движение без лидера, и я даже не знаю, недостаток ли это для такого движения или, наоборот, преимущество. Как бы ни было, в России, на мой взгляд, еще нет лидера, который возглавил бы креативный класс.

- Возглавил бы, чтобы идти… куда?

- У этого слоя есть объективное стремление доделать не доделанное в конце 80-х — начале 90-х: тогда из реформ вышел «дикий рынок», но цель-то была — построить постиндустриальное демократическое государство. Как в Германии, Австрии, Франции. Сложность в том, что в нашей России — «четыре России», это идея известного московского ученого Натальи Зубаревич. «Первая Россия» — крупные города с постиндустриальным развитием, где выше доля высококвалифицированных работников и занятых в малом бизнесе, где концентрируются пользователи Интернета и «средний класс», желающий перемен. «Вторая Россия» — города с промышленностью, созданной в 30 — 50-е годы прошлого века, где мало самозанятых граждан, много бюджетников с невысокой квалификацией; это она говорит «первой»: «Сейчас мы к вам в столицу приедем на танке». «Третья Россия» — села и малые города с разваливающейся инфраструктурой и идеологией «лишь бы не было войны», а «четвертая» — республики Северного Кавказа и юга Сибири, раздираемые борьбой кланов. Драматизм в том, что «первая Россия», где сконцентрированы «мозги», — это всего порядка четверти населения страны, но если она потерпит поражение, то это будет историческим поражением всей России. Другого шанса догнать цивилизованный мир у страны, боюсь, уже не будет.

- На казанском митинге 4 февраля был рискованный момент: в список прегрешений власти один из выступавших — зампредседателя Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов — внес обязательное обучение школьников татарскому языку, чем вызвал шумное недовольство сторонников выступавшей перед ним Фаузии Байрамовой. А остальные участники митинга, показалось, были почти шокированы, видя, как «протестное единство» грозит распасться перед национальными противоречиями.

- В начале 2000-х многие апеллировали к Владимиру Путину в стремлении противодействовать локальному национализму, а центральная власть при этом объективно пользовалась поддержкой национальных движений… Теперь многие движения отходят от глобальной поддержки Путина. А в ходе нынешних акций (в том числе и просто общаясь на них) силы, выглядевшие до сих пор непримиримыми, могут если и не эволюционировать в единое целое, то найти точки соприкосновения. "В течение последней пары месяцев в России существует шаткое равновесие. — Власть не может или не хочет «задавить» протестующих, а протестующие пока не могут эффективно «давить» на власть. Неопределенность будет сохраняться еще минимум месяц.

…За этот месяц в Казани митингующие, вероятно, еще дадут о себе знать. Один из организаторов казанских митингов «За честные выборы» Игорь Веселов говорит, что их относительно небольшая массовость в преддверии выборов президента России объясняется отсутствием кандидатов, приемлемых для массы недовольного властями электората:

- Люди куда более активно защищали бы свой голос, если бы им было за кого его отдать. А стоит ли это делать, когда в глазах большинства один кандидат представляет партию прошлого, другой - партию«марионетку», к третьему относятся как к внезапно разбогатевшему миллиардеру. Общество раскалывается — смотрите, в Москве в один день проходят два разнонаправленных митинга, каждый под сто тысяч народа! — и этот раскол несет один человек: Владимир Путин. Выборы будут жесткими.

Вечерняя Казань