Иркутск: Уполномоченный уполномочен заявить

25 января 2011 г.

«ГОЛОС» встретился с Уполномоченным по правам человека в Иркутской области.

Региональный координатор ассоциации «ГОЛОС» Алексей Петров сегодня встретился с Уполномоченным по правам человека в Иркутской области Иваном Зелентом. Обсуждался доклад Уполномоченного,с которым Иван Зигмундович выступил на прошлой неделе (см. — далее материал «БВ»), а также молодежный семинар, посвященный правам человека, который планирует провести в Иркутске в конце февраля МОФ «ГОЛОС-Сибирь». Иван Зелент пообещал поддержку в его проведении, а также выразил готовность выступить перед студентами.

А НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ:
Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Иван Зелент представил очередной специальный доклад. В отличие от ежегодного доклада о состоянии прав человека в регионе, этот документ не является обязательным для уполномоченного и его сотрудников, но, как заявил во время пресс-конференции Иван Зелент, взяться за подготовку документа его заставила крайне сложная обстановка, сложившаяся в Иркутской области. При прочтении доклада любой непредвзятый читатель может сделать вывод, что уполномоченный нисколько не преувеличивает остроту проблемы.

Тема доклада, сформулированная как «О проблемах соблюдения прав граждан Иркутской области при переселении из ветхого и аварийного жилья», актуальна не только для нашего региона. Право граждан на жилище гарантировано Конституцией Российской Федерации и закреплено в международных соглашениях, ратифицированных нашей страной: «Право граждан на жилище заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением, занимаемым лицом на законных основаниях, содействии в самостоятельном улучшении гражданами своих жилищных условий, предоставлении жилища из государственного и муниципального жилищных фондов, но только тем лицам, которые в силу ограниченных возможностей не могут самостоятельно обеспечить себя жилищем».

По данным статистики, приведенным в послании президента Российской Федерации Владимира Путина к Федеральному собранию от 2007 года, из 3 млрд квадратных метров жилья в России к категории ветхого отнесены как минимум 93 млн кв.м., из них к категории аварийного — 11,2 млн. В послании содержится утверждение: многие дома в стране не ремонтировались на протяжении 40—50 лет.

Тут в докладе делается первый упрек в адрес государства. Составители доклада отмечают, что, несмотря на наличие четко установленных еще в 2006 году критериев определения жилья, непригодного для проживания, различные государственные органы по-разному оценивают количество ветхого и аварийного жилья и, следовательно, предполагают, что можно проводить разную политику с разным уровнем расходов бюджета.

Итак, Государственный комитет РФ по строительству установил — и эта формулировка едина и непреложна на всей территории страны для всех органов управления, — что к «непригодным для проживания относятся жилые дома в аварийном состоянии, ветхие жилые дома, жилые дома, расположенные в опасных зонах отвалов угольных пород, оползней, и т.д. При этом жилой дом признается находящимся в аварийном состоянии, если создается угроза безопасности проживанию граждан. Ветхим признается жилой дом с физическим износом, при котором его прочностные и деформационные характеристики равны или ниже предельно допустимых…».

Помимо цифр, приведенных в послании Владимира Путина, есть и другие, не менее впечатляющие: заместитель генерального директора Фонда содействия реформированию ЖКХ В.Талалыкин в марте 2009 г. утверждал, что общий объем жилья в России составляет 2 млрд кв.м., а объем аварийного — 15 млн кв.м. (0,75%), а по данным Росстроя, в 2010 году аварийным стало 280 млн кв.м., или 14% всего жилого фонда. Сам по себе разнобой в миллиард квадратных метров должен настораживать любого внимательного читателя и уж тем более государственного чиновника, но разница в количестве аварийного жилья (сравните — 11 млн и 280 млн) — это просто недопустимо большая погрешность.

Не лучше ситуация и в Иркутской области: в постановлении Законодательного собрания области от 30 октября 2003 года указано, что переселению подлежат 48,6 тысячи семей, финансирование программы переселения составит 27,6 млрд рублей; в постановлении от 24 октября 2007 года — 21,34 тысячи семей и та же сумма; от 17 сентября 2008 года — 18,2 тысячи и 34 млрд; от 18 марта 2009 года — 16,89 тысячи и 30,9 млрд; от 26 сентября 2009 года — 16,33 тысячи и чуть более 30 млрд.

Сокращение количества семей на 32 тысячи за такой короткий срок едва ли может быть следствием полного и неукоснительного исполнения программы, тем более что и количество расселенных жителей различается «в разы». Авторы доклада цитируют два документа: сообщение пресс-службы губернатора и правительства области, в котором сказано, что в 2009 году в области расселено 2313 человек, и отчет губернатора о работе правительства в 2009 году — по нему расселено всего 855 человек. Разница между датами выхода документов — чуть более месяца.

Государство, сказано в докладе, обязано обеспечить жилыми помещениями граждан, чье жилье в установленном порядке признано непригодным для проживания. Порядок признания жилого дома непригодным для проживания утвержден постановлением правительства РФ от 28 января 2006 года и включает в себя последовательность действий, необходимых для принятия такого решения: заявление собственника жилого помещения в межведомственную комиссию (МВК) — проверка фактического состояния жилого помещения — оценка соответствия помещения установленным требованиям — заключение межведомственной комиссии — распоряжение компетентного органа. На всю последовательность действий закон дает всего 30 дней.

На деле, констатирует доклад, все происходит иначе. При подготовке реестра ветхих и аварийных жилых домов, включенных в программу переселения граждан из ветхого и аварийного жилищного фонда Иркутска на 2004—2012 годы, в теории чиновники должны были использовать описанную выше процедуру, — но вместо этого реестр составлялся на основании данных МУП БТИ, обследование домов проводилось только накануне принятия решения о расселении.

Всего за три дня, с 29 по 31 декабря 2008 года, МВК выдала заключения на 129 домов, которые оказались включены не только в городскую программу, но и в программу «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда с учетом необходимости стимулирования развития рынка жилья в Иркутской области в 2009—2010 гг.», утвержденную постановлением правительства Иркутской области от 28 января 2009 г.

Сложившийся в областном центре порядок оформления реестра зданий, подлежащих сносу, дал авторам доклада повод заявить: «Отсутствие в настоящее время прозрачности при решении муниципальными властями указанного вопроса порождает у людей правомерные сомнения в законности и обоснованности их действий, подрывает к ним доверие, дает почву для всевозможных домыслов и слухов, в том числе и о коррупционных действиях».

Так, в июле 2009 г. администрация города утверждает перечень домов для проведения обследования «в целях установления их принадлежности к ветхим и аварийным». Казалось бы, что тут такого, но часть домов из списка уже была расселена, а 80 процентов этих домов уже были признаны аварийными в том самом списке от 29—31 декабря 2008 г.

Такие же любопытные совпадения обнаружились при анализе двух областных программ — «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилищного фонда в Иркутской области на период до 2019 года» (утверждена постановлением Законодательного собрания Иркутской области от 30 октября 2003-го) и «Переселение граждан, проживающих на территории Иркутской области, из аварийного жилищного фонда, признанного непригодным для проживания, в 2010 году». В оба документа оказались включены одни и те же дома, что дало авторам доклада повод сделать предположение либо о некачественной работе по подготовке документов, либо, что гораздо хуже, о наличии коррупционной схемы двойного бюджетного финансирования одних и тех же работ.

Еще более интересные выводы позволяет сделать следующий блок доклада — о порядке издания постановлений мэра о расселении конкретных домов. В соответствии с постановлением правительства РФ орган местного самоуправления на основании заключения МВК обязан издать правовой акт (распоряжение) с указанием о дальнейшем использовании помещения, сроках отселения физических и юридических лиц в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу. Уполномоченному известен только один (вдумайтесь!) случай, когда такое постановление представлено гражданам, — причем сделано это было по решению суда, только после того, как в дело вмешался уполномоченный по правам человека, а легитимность постановления так и осталась под вопросом, поскольку оно не было опубликовано в установленном порядке и подписал его чиновник, чья правомочность сомнительна.

Это еще что! Когда дело дошло до расселений, администрация Иркутска официально уведомила некоторых граждан о предстоящем переезде и сослалась на «постановление мэра от 23.01.2009, действующего в редакции постановления администрации г. Иркутска от 22.12.2009». Уполномоченный при всем своем статусе и целом штате помощников столкнулся с форс-мажорным обстоятельством: «Этих постановлений не оказалось ни в одной из общедоступных правовых баз; не были они опубликованы официально, для всеобщего сведения; в администрации получить их копии тоже не удалось».

А были ли постановления? Неизвестно. А граждане своей собственности в виде земельных участков в центре города и жилых домов (иногда с вполне приличной площадью) лишились.

В попытке оправдаться городские чиновники сообщили Ивану Зеленту, что «региональная адресная программа «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда… в 2009 году» была утверждена правительством Иркутской области. Все изменения и дополнения в данную программу вносились и утверждались правительством Иркутской области на основании постановлений мэра г. Иркутска». В переводе с чиновного на русский это означает, что мэр Иркутска указывал правительству, что нужно делать, а то в свою очередь брало под козырек.

В утешение чиновникам иркутской мэрии и к сведению правительства Иркутской области в докладе сказано, что схожая ситуация сложилась на всей территории области. Межведомственные комиссии, чье решение является ключевым для придания дому статуса аварийного, действуют в 73 муниципальных образованиях области. Результаты их работы в 2008 и 2009 годах, мягко говоря, настораживают: поступило заявлений от граждан — 681 и 353; вынесено заключений — 533 и 273; признаны непригодными для проживания — 182 и 55 домов; издано муниципальных правовых актов — 67 и 28; жалоб граждан на действия комиссии — 1 и 11.

Очевидно, что такими темпами, даже без учета ограничений, налагаемых состоянием бюджетов всех уровней и возможностями строительных организаций, область никогда не завершит расселение, а количество граждан, чьи конституционные права придется отстаивать в суде либо им самим, либо уполномоченному по правам человека, будет только расти.

К этому же выводу подталкивает и еще один блок официальной статистики, приведенный в докладе. Правительство области, исходя из имеющихся сил и средств, планировало, что в результате реализации двух областных программ будут достигнуты определенные результаты и положение граждан, проживающих сейчас в ветхом и аварийном жилье, в целом будет улучшено. Но вот насколько — это вопрос, потому что на 1 января 2009 года предполагалось выделить на расселение ветхого и аварийного жилья 1,02 млрд рублей, приобрести 34 162,8 кв.м. жилья, расселить 1000 человек и таким образом наделить каждого жилплощадью в 34,1 кв.м.

Спустя несколько месяцев сумма расходов увеличилась на 80 млн, количество жилья сократилось на 500 квадратов, зато количество граждан выросло до 2218 человек — и на душу пришлось по 15,1 кв.м. Но и это было не все: на 1 января 2010 года сумма сократилась до 670 млн, количество приобретаемой жилплощади до — 22 341, а на одного переселенца определили 13,2 кв.м.

Это означает, сказано в докладе, что в Иркутской области заведомо не исполняется постановление правительства РФ, в котором предписано проектировать и строить квартиры, обеспечивающие возможность размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования. У нас же известны случаи, когда в ванную невозможно впихнуть стиральную машину, а в кухню —холодильник.

…И что же в итоге, спросит читатель. Да, в общем, ничего. «Уполномоченный выражает надежду, что настоящий доклад послужит импульсом для активизации усилий органов государственной власти и органов местного самоуправления Иркутской области в решении проблемы ветхого и аварийного жилья, а также для самоорганизации граждан, имеющих непосредственную заинтересованность в решении этой проблемы».

С полным текстом доклада и приложениями к нему, составляющими половину всего объема брошюры, можно ознакомиться на интернет-сайте уполномоченного по правам человека в Иркутской области (http://ombudsman.r38.ru).

Борис Самойлов, общественно-политическая газета «Байкальские вести» (Иркутск). 24 января 2011г.

Документы

4123-upolnomochennye

Иван Зелент