«Наблюдатели зачастую не знают своих прав и обязанностей во время выборов»

5271-glavn
08 марта 2012 г.
Текст: Екатерина Тронт, корреспондент «Гражданского голоса»
Фото: Екатерина Тронт

4 марта — день, который ждала вся страна, встретил нас пасмурной и ветреной погодой, как будто погода подхватила напряжение и тревожное ожидание народа и кандидатов.

Однако на избирательных участках нас встречали улыбчивые члены и председатели комиссий, некоторые даже предлагали угоститься чашечкой кофе. Звучала заводная музыка 80-х. На некоторых участках были подготовлены приветственные письма для,тех кто голосует впервые, как сказал один из председателей комиссии: «Их немного, но они найдут своих героев».

8.00 Открытие участков для голосования. У входа скопилось более 20 избирателей, им не терпелось отдать свой голос, и они с возмущением требовали открыть участки «чуть-чуть пораньше». Получая заветные бюллетени, некоторые избиратели ставили крестик на бегу, не заходя в кабинку для голосования, а некоторые так волновались, что при сбрасывании бюллетеней в ящик умудрялись порвать их.

Здесь же мне посчастливилось встретить представителей ОБСЕ в Красноярске — Лое Лагранж и Стига Бернадина, и немного пообщаться с ними (работаю я преподавателем английского, языкового барьера не было).

В ходе тренингов координатор «ГОЛОСа» Суворова О.А., рассказывая нам о процедурах открытости и прозрачности, упоминала и о наблюдателях ОБСЕ в Красноярском крае. Из разговора с наблюдателями ОБСЕ стало понятно, что приехали они для того, чтобы своими глазами увидеть, как проходит процедура голосования в России, так как со всех сторон поступает много противоречивой информации о наших «честных» выборах: вбросе бюллетеней, подвозе «нужных» избирателей и другое. С их слов, на этих выборах Президента РФ присутствовало 700 представителей — наблюдателей из разных стран, такого ажиотажного интереса к выборам в России не было ни разу со стороны запада и бывших стран СНГ. Пообщавшись минут 20, расстались с видимым сожалением, но сослалась на необходимость выполнять задание — постоянный мониторинг со стороны операторов требовал дисциплины.

Утро пролетело бодро и быстро. На участки, посещенных нами не поступало жалоб, все выполнялось своевременно, и наблюдатели могли легко получить интересующую их информацию.

К обеду мы выяснили, что не работали камеры на одном из участков (УИК № 162), как нам объяснил один из наблюдателей от штаба Прохорова, камеры не работали с начала выборов. Однако техники заверили, что это из-за перегрева аппаратуры. В конечном итоге, письменную жалобу оформлять не стали. По нашим наблюдениям в течение дня прозвучало немало устных жалоб от избирателей к председателям комиссий: одни не внесены в список голосующих, хотя прописаны на этом участке уже 2 года; другим не пришли приглашения на выборы и они до последнего не знали, где могут проголосовать. К сожалению, не научились еще наши избиратели оформлять жалобы письменно: кому-то мешала нехватка времени, кому-то лень, а кому-то просто хватало «выпустить пар» на комиссию.

На одном из участков (УИК № 288) члены избирательной комиссии поразили своей изобретательностью – на всех были одеты жилетки одного цвета, а когда мы попросили разрешения сделать фото, председатель комиссии дала указание: «Девочки включаемся, сейчас нас СМИ фотографировать будет!». Такой настрой не мог не порадовать, однако здесь были обнаружены некоторые нарушения: переносные ящики для голосования находились вне поля зрения наблюдателей. Заметим, что к вечеру практически на всех участках переносные ящики для голосования было трудно обнаружить, то они стояли под столами (УИК № 277), то за шторками на подоконниках (УИК №276).

В УИК № 276 нас вообще не хотели пропускать: на то находились самые разные причины. То «нельзя, чтобы на участке находилось больше двух СМИ», то у нас «прописка не та», то документы для пропуска «не такие» — это вызвало у нас скромно сказать негодование. Тут же нами было зафиксировано нарушение – один из избирателей проголосовал без паспорта, мотивируя это тем, что забыл его дома. Однако в списках избирателей он числился и поэтому получил бюллетень для голосования.

Нами была выявлена следующая закономерность – наблюдатели не знают своих прав и обязанностей во время проведения выборов, поэтому можно было видеть как они читают книжки, играют на своих ноутбуках, давая тем самым возможность нарушать закон членам УИК.

20.00 Закрытие участков — подсчет голосов. Секретарь УИК № 276 подбадривает всех «Сейчас даю по кусочку шоколадки, чтоб мозги работали». Однако это не ускорило процесса — подсчет голосов затянулся до часа ночи! Как нам пояснил председатель комиссии – состав членов комиссии обновлен, и поэтому недостаточно опытен в подсчетах. Да уж, только на подсчет избирателей по спискам ушло более двух с половиной часов, а еще предстояло считать бюллетени, делать контрольные соотношения и протокол! Действительно ли члены комиссии были настолько неопытными или причина столь долгих подсчетов кроется в чем-то другом?

Документы

5658-3
5659-2
5660-1