День без письменных жалоб

5296-%d0%a4%d0%be%d1%82%d0%be0080
09 марта 2012 г.
Текст: Максим Перышкин, корреспондент «Гражданского голоса»

Звенит будильник. Просыпаюсь. На часах 6:45. Моемся, бреемся и вот я уже на участке в своей родной школе. На входе меня встречает директор школы с широкой улыбкой на лице.

Оценивающим взглядом окидываю участок. Вроде все есть: плакаты, сведения, брошюры, книжка с законами, даже в урнах пусто, причем не только в тех, что для голосования. В комиссии сплошь знакомые лица. Смотрю на наблюдателей: две женщины пенсионного возраста, молоденькая девушка, напрочь увлеченная происходящим в ее телефоне, и мужчина лет 30. Нам предъявляют пустые стационарные урны и ящики для голосования на дому. В момент их пломбирования на участок «влетает» молодой человек, лет 18-ти, в растянутой до коленок кофте и хвостиком до середины спины. Как только «ворвался» на участок, сразу начал топать своими огромными «Гриндерсами» и кричать, что все вокруг фальсификаторы и он один за честные выборы, остальные так, погулять вышли. Заиграл гимн, все встали, а этот товарищ все бегал вокруг столов, куда-то заглянуть пытался. Его как только не успокаивали, говорили, что после того, как гимн прозвучит, все покажут, что попросит. Уселся кое-как. Начал бегать вокруг переносных ящиков для голосования и кричать: «ВОТ!»

А почему на двух пластмассовые пломбы, а на третьей веревочная и опломбированная бумажкой с печатью и подписью?! Почему на тех двух пломб нет?!» Сколько ему ни объясняли, что пластмассовые пломбы если вскрыть, то обратно уже «не засунешь». На что он отвечал: «Да таких пластмассок можно было хоть 300 штук сделать!!». «Молодой человек, номер у пломб не совпадет». «Так вы же их уже с одинаковыми номерами понаделали! А вы что смотрите, наблюдатели??? Я один тут за чистые выборы!!!» Стоит отметить выдержку председателя УИК. Она предлагала ему проехать на выездное голосование вместе с комиссией. «А тут кто за вами следить будет?!» Начал писать жалобу, звонить в свой штаб, судорожно бегать. Смотрю на часы: 8:07. В итоге, принесли бумажные пломбы и заклеили.

Избирателей было немало с самого утра, в основном, пенсионеры. Пришла одна пожилая женщина, начала кричать: «Где Путин??? Почему он последний?! Он должен быть первым!!!» Получив объяснения, что кандидаты представлены в алфавитном порядке, успокоилась и сбросила заветный квиток в урну.

Потом прибежал мой сосед, ему похлопали, как впервые голосующему и вручили специально предусмотренный пакет с подарком. Процесс голосования плавно продолжился. Отзвонившись своему оператору, я пошел на следующий участок.
Тут не обошлось без приключений.

Кое-как найдя участок, с сожалением обнаружил, что комиссия уже уехала на голосование на дому. Зарегистрировавшись, я присел в уголок и начал наблюдать. Минуты через 3 я чуть не задремал – настолько там было все так медленно, члены комиссии дружно зевали, нехотя выдавая бюллетени избирателям. Отсидев положенное время, я двинулся дальше.

Участок располагался в спорткомплексе НГТУ. Придя туда, я сразу обратил внимание на места для наблюдателей – они располагались в самом углу и были буквально отрезаны от участка огромной колонной. Т.е. оттуда было видно лишь входящих, зато как на ладони были урны для голосования, располагавшиеся в полутора метрах от наблюдателей. Посидев там полчаса, я прекрасно видел, кто за кого голосует, т.к. это был единственный участок, в котором не просили сворачивать бюллетень. Председатель комиссии, пожилой дядька, лет 70-ти, в пиджаке, но почему-то в заниженных джинсах, сползавших чуть ли не до колен, увлеченно смотрел телевизор в своем телефоне. Правда, шума там было больше, чем слов, но было понятно, что он смотрел новости про катастрофу в Польше.

Следующим был участок в студенческом общежитии. Маленькая комнатушка, в которой было не развернуться. Если в нем собиралось от 4-ех избирателей разом, то это все начинало напоминать вагон метро часов в 8 утра. Но студенты голосовали очень неохотно.

Затем был участок на территории лицея №136, на подходе к которому на соседнем доме красовалась надпись: «Голосуют лишь идиоты ©». Зайдя на участок, тут же вспотел – настолько там было душно. Узнав обстановку от наблюдателей, которые наперебой рассказывали, как тут скучно и как им все надоело, я пошел на следующий участок.

Едва войдя в него, я сразу понял, что зашел вовремя и очень удачно. Какой-то пенсионер на повышенных тонах ругался на председателя УИКа и жаловался на то, что член УИК не перевернул перед ним список для голосования для того, чтобы тот расписался. Правда, по первому его требованию просьба была выполнена, но пенсионер по-прежнему чувствовал себя ущемленно. Сложилось впечатление, что ему просто дома скучно, а тут какое-никакое, но общение. В это время приехала комиссия с выездного голосования. Да что ж такое-то?! Опять не успел…

Следом был участок в ДК Металлург, ныне переименованный во что-то там им. Станиславского. На позапрошлых выборах я работал здесь стационарным наблюдателем. Члены комиссии меня сразу узнали, сказали, что успели соскучиться, и без меня тут так скучно. Письменных жалоб не было, было лишь устное замечание о том, что неплохо бы было поставить кулеры в помещении для голосования. Я бы тоже, если честно, не расстроился, если бы на участках была «Доширашная» с пятью видами вилок и тремя видами кипятка, т.к. сам основательно проголодался. Но, делать нечего, еду на последний участок.

Предъявив свои документы председателю УИК, подсаживаюсь к наблюдателям, которые, едва сдерживаясь ото сна, сообщают мне, что «В Багдаде все спокойно ©». Незадолго до окончания голосования, настала полная тишина и одна из членов УИК выдала фразу: «Мент родился». Вы бы видели лица двух представителей правоохранительных органов, в этот момент находящихся на участке.

Время: 20:00. Закрывается участок, начинается подсчет бюллетеней. Посчитали все довольно быстро, результаты сразу сошлись – пересчета не потребовалось. Нам выдали по копии протокола, искренне удивившись моей просьбе написать на ней «верно», а не «копия верна» и тому, что я единственный, кто потребовал 2 подписи, а не одну, как у всех. Получив протокол, я отправился домой.

P.S. Обратил на себя внимание бюллетень, в котором поверх фамилий кандидатов черным маркером был написан текст во весь лист. Дословно я вам его не воспроизведу, но содержание было следующим: «Мужчина живет на съемной квартире со своими маленькими детьми, они голодают. Как дальше жить в такой стране?! У Вас, кандидаты, сотни метров жилой площади и огромные участки земли, миллионы на счетах, а как жить остальным? Видимо, придется увозить детей в другую страну. И подпись: «Крик души в пустыне»…