«Чистая победа»

11 марта 2012 г.
Текст: Евгений Яковлев

После шумихи о фальсификациях на думских выборах решил убедиться воочию, как обстоят дела с голосованием у нас в городе. После лекции от «Гражданина Наблюдателя» получил от Миронова уведомление о назначении меня членом УИК с ПСГ на участке №1534 в Ленинском районе Нижнего Новгорода. К слову, результаты думских выборов на этом участке выглядят вполне адекватно, и у меня подозрений не вызывают.

Наблюдатели

Кроме меня была ещё наблюдатель от Прохорова, а также 6–8 классических пассивных наблюдателей / членов УИК с ПСГ, чей контроль за выборами осуществлялся лишь в подсчёте явки (без использования таблиц визуального подсчёта), остальные цифры и копии протокола их не интересовали, как и нарушения. Около 14:00 на наш ИУ пришёл депутат КПРФ и сообщил, что по всему городу сидят наблюдатели, члены УИК с ПСГ с фальшивыми направлениями / уведомлениями в т.ч. от Миронова. Одного из члена УИК с ПСГ по фамилии Коробко стали подозревать кажется в том, что его уведомление от Миронова фальшивое (когда я знакомился, никого от Миронова не было). Тот молчал, депутат в итоге ушёл. Не очень в теме этой истории, но в итоге председатель объявила, что Коробко просто забыл, от кого направлен, и на самом деле он КПРФ.

Открытие участка

Примерно в 8:02 председатель объявила о подготовке к открытию участка, озвучила число избирателей, внесённых список, число полученных и выданных открепительных. Предъявила к осмотру урны, после чего их опечатали. Только в 8:06 пустили избирателей, которые ругались, что опаздывают на работу. Я выяснил число бюллетеней полученных от ТИК (совпало с протоколом), написал требование выдать копию протокола, уведомил, что буду вести фото / видеосъёмку.

Голосование вне помещения (на дому)

На лекции говорили, что ожидается много нарушений с этим видом голосования, поэтому сразу после открытия участка я попросил ознакомить меня с реестром заявок, к 8:00 их было 80 (на думских выборах вне помещения проголосовало 26 человек, см. ссылку выше). Когда предупредили о планах отправить первую урну для голосования вне помещения, никто не изъявил желания, и вызвался я. В выписку включили 28 человек и нам потребовалось 2.5 часа чтобы всех их обойти. Что удивительно, для второй урны сделали выписку всего на 6 человек, оставив на третью не менее 48.

По закону заявки на голосование вне помещения подаются не позднее, чем за 6 часов до окончания голосования. Поэтому важно зафиксировать состояние реестра заявок в 14:00, чтобы после этого времени в него не вносились новые записи. Что я и попытался сделать, но меня с моими просьбами три раза отсылали, ссылаясь на занятость. В 15:15 вошла избиратель и начала ругаться, что не приходят к её знакомым старикам и инвалидам, стала требовать послать к ним группу для голосования вне помещения, не смотря на то, что те не подавали заявок. Председатель вынесла на голосование решение о включении неизвестного количества непонятных избирателей в реестр для голосования на дому. Я напомнил, что это запрещено № 19-ФЗ, но комиссия единогласно приняла решение включить их. Когда я в очередной раз попросил ознакомить меня с реестром, мне сделали замечание, что я мешаю работе комиссии. Ближе к четырём наблюдателю от Прохорова удалось выяснить, что в реестре 87 человек и будут внесены ещё трое. Я решил не писать жалобу из-за незначительного количества человек, внесённых после 14:00.

Третья группа отправилась в 16:00, перед самым отъездом я изъявил желание ехать, но мне отказали, т.к. 1) меня не внесли в акт 2) группа поехала на авто, и места заняты двумя другими наблюдателями. При той же скорости, что и у первой группы, оставшихся 57 избирателей можно было бы обойти к 21:00 (авто не сильно поможет, т.к. основное время – подъём на верхние этажи + в квартире). Они вернулись в 19:50, наблюдатели понятия не имели, сколько человек было в выписке, сколько обошли. В итоге оказалось, что обошли только 39 человек.

Открепительные, вброс

По сравнению с думскими выборами на всех участках произошла перепланировка. Работу с открепительными теперь ведёт секретарь, за отдельным столом в самом дальнем углу от столов выдачи бюллетеней. У неё же хранятся все бюллетени, полученные от ТИК. Место секретаря и бюллетени не видны ни в одну вебкамеру. Не буду ничего говорить о внешнем виде голосующих по открепительным, интересно то, что войдя в актовый зал, они сразу шли не вперёд к столам с книгами списка избирателей и с табличками с адресами, а поворачивали налево, садились рядом с секретарём. Я сидел в противоположном углу, мне было тяжело даже контролировать гашение открепительных, один раз я попытался выяснить, почему не отрезали корешок, на что мне было отвечено, что это не открепительное, а справка о временной регистрации (никто ничего не показал). Вообще проверять голосующих по открепительным тяжело, т.к. легко можно получить обвинение за нарушение закона о персональных данных. Зафиксировать данные тоже никак невозможно. Работа с бюллетенями проводится под столом так, чтобы не было видно ни с одного ракурса.

Меня заинтересовала группа трёх молодых людей, пришедших голосовать по открепительным. Я стал смотреть, гасятся ли у них открепительные. Первый парень робко озирался по сторонам. Вот он идёт в кабинку для тайного голосования, потом к урне, я ставлю крестик в таблице визуального подсчёта, и тут мне кажется, что бюллетень в урну не плавно опускается, планируя, а резко падает. Доказательств нет, будем ловить за руку следующего. Заместитель председателя, стоящий возле урны как будто бы тоже что-то заметил. Второй вроде проголосовал одним бюллетенем. Идёт третий, немного мнётся у урны и пытается забросить пачку. Мы с зампредседателя кричим, зампредседатель закрывает щель урны руками, я подбегаю, парень от страха замирает, направляется к выходу. Ловим его за руку, он выбрасывает на пол пачку бюллетеней.

Полицейский, присутствовавший на участке, останавливает молодого человека, я требую его предъявить документы, тот не достаёт.

События произошли в 16:50, его задержали, посадили на стул. Я выбежал, по пути захватив другого полицейского, на улицу, в поисках первых двух «карусельщиков», но никого не нашёл. Только сейчас я понимаю, что они могли пойти на другой участок в этом здании, тогда не догадался. Когда возвратился, парень всё же достал паспорт (чтобы не разглашать персональных данных, буду здесь называть его «Избиратель 1984 г.р.»), а в паспорте записка: с ФИО, г.р., адресом (2.5 км от УИКа) (опять же, вместо настоящего имени буду использовать псевдоним «Избиратель 1953 г.р.»). Открепительное же Избиратель 1984 г.р. скомкал и сбросил под стул.

Я подошёл к секретарю и потребовал ознакомить меня с дополнительным листом списка избирателей, чтобы увидеть, кто последние вносились в этот лист (голосуя по открепительным). Мне было отказано без мотивировки.

Избирателя 1984 г.р. вскоре забрали в РОВД. В 17:40 прибыла группа дознавателей, при осмотре было обнаружено, что пачка состоит из 15 бюллетеней надлежащей формы с марками и печатями этого самого УИК №1534, напротив кандидата Путина В.В. стоят галочки.

Скомканное открепительное №1396263 было на имя Избирателя 1953 г.р., выданное 02 марта 2012 г. на участке №1461 членом комиссии Скворцовой Н.С.

Т.е. всё выглядит так, как будто Избиратель 1984 г.р. в компании двух молодых людей прибыл на ИУ, предъявил секретарю Родионовой Ольге Борисовне паспорт с запиской с паспортными данными Избирателя 1953 г.р., необходимыми для внесения в дополнительный лист списка избирателей, а также с открепительным Избирателя 1953 г.р. (другого при нём не было). Секретарь выдала ему неизвестное количество бюллетеней. После чего Избиратель 1984 г.р. попытался вбросить пачку из 15 бюллетеней в урну.

Удивительно, что ребята пошли вбрасывать в полупрозрачную урну. Заметить вброс в непрозрачную гораздо сложнее. Я думаю нам не удалось бы поймать его с поличным если бы хоть одно из условий не выполнилось:

  • на нашем участке использовалась полупрозрачная урна
  • заместитель председателя заметил попытку вброса и предотвратил её
  • исполнитель испугался и не стал вбрасывать
  • на участке дежурил полицейский, который немедленно задержал «карусельщика»

Остаётся только гадать, на скольких участках наблюдателям не удалось пресечь подобный «вброс».

Ещё радует, как чётко УИК выполняла указания ЦИК, и напоминала всем избирателям складывать бюллетени вдвое, чтобы пачки потом не найти в урнах.

Мы дали свидетельские показания группе дознавателей, проишествие было зарегистрировано под номером КУСП 4791 от 04.03.12. Дополнительно я позвонил 02 и помощник оперативного дежурного Бумченко Светлана Васильевна зарегистрировала моё обращение. Мне сказали, что в прокуратуру смысла писать нет, я если честно, не очень в этом разбираюсь.

Сразу после вброса председатель и секретарь начали паниковать, суетливо носиться с документами, звонить в ТИК, секретарь непрерывно копалась в нерозданных бюллетенях.

Мне ещё показалось, что все остальные члены комиссии после этого решили проголосовать по открепительным, но может просто наступило удобное время когда поток избирателей уменьшился. Если честно, мне было сложно контролировать делопроизводство, да и быть отстранённым ещё до подсчёта не хотелось, ведь в урне я ожидал увидеть как минимум одну похожую пачку.

Окончание голосования

Ближе к подсчёту я стал срочно разыскивать мобильную группу или просто толкового человека, т.к. подозревал, что всё гладко не пройдёт. К сожалению все мои друзья либо уже работали на других УИКах, либо не хотели брать на себя столь ответственных ролей, с мобильными группами тоже была засада – они с помощью депутатов с 11 утра безуспешно штурмовали забаррикадировавшийся ТИК Советского района. С горячими линиями тоже было не супер, дозвониться было очень тяжело. Тогда я разослал десяток смс технически продвинутым небезразличным людям, с просьбой захватить поток с вебкамер, из них трое справились с задачей.

Про вебкамеры

Вообще говоря, я не особо рассчитывал на этот вариант. Ведь изначально было очень много ограничений, заявки на просмотр камер надо было оставлять до 3 марта, между 20:00 и 21:00 у нас должен был быть перерыв в вещании (как раз подсчёт), трансляция должна была регулярно прерываться на ввод КАПЧи. А впоследствии видео вообще никто не отдаст. Кроме того, конкретно по нашему участку на одной из камер во время голосования был виден только пол (при подсчёте – столы для подсчёта), на другой было видно почти всё (кроме секретаря с бюллетенями, выданными ТИК), но очень мелко (веб-камера стандартного разрешения под потолком актового зала). Камеры были подключены по удлинённым USB кабелям длиной в десятки метров. 3 марта камеры не работали (проблему решили вынув – вставив USB кабель). Уже позже на одной из камер не велась трансляция (3 марта оставлял заявку №042589 в Ростелеком). Избиратели на участке отмечали те же проблемы (на одной из камер пол, другая не работает). В середине дня председатель объявляла, что по указанию из ТИК необходимо вскрыть ПАК (кажется) – сейф, в котором находится ноутбук. Ближе к концу ещё ВолгаТелекомовцы приходили. В общем, как говорю, я не считал вебкамеры чем-то полезным, не знал инструкций по работе с ними и не пытался разбираться, всё ли проходит правильно. Впоследствии, покинув участок около 22:00, я немало удивился, услышав по телефону, что меня видно на вебкамере. Оказалось трансляция шла примерно с 2 часовым запаздыванием (заявка в Ростелеком №061773), что сильно помогло нам выиграть время для настройки захвата видео с интересными моментами при подсчёте.

Подсчёт, удаления

Неиспользованные бюллетени считались стопкой за уголок, за вычетом 16 пачек по 50 листов. Прекрасно понимаю, что насчитать здесь можно было столько сколько хотелось, но решил «не дёргаться» до вскрытия стационарной урны.

До этого я обращал внимание членов УИК на возможные вбросы пачек в урны, свидетелем одного из которых, как мне показалось, я был. Зампредседателя разделял мои наблюдения и соглашался, что правильным будет разобрать урну, чтобы избежать перемешивания бюллетеней. У стационарной урны с полупрозрачными стенками верхняя крышка оказалась несъёмной, вместо этого в ней открывалось небольшое окошко.

Сначала председатель попросила перевернуть урну и попытаться высыпать бюллетени через окошко. Выпал только 1 или 2 бюллетеня и урну вернули на пол. Члены УИК потратили некоторое время пытаясь снять верхнюю крышку, однако председатель остановила их под предлогом того, при развинчивании потеряются составные части урны, а её необходимо вернуть.

В итоге урну снова перевернули и начали вытаскивать бюллетени через небольшое окошко в крышке. Естественно что за эти три переворачивания бюллетени хорошенько перемешались, и надежды увидеть пачки таяли. Вот видео с вебкамеры:

Однако даже в этой куче сходу были замечены три пачки, похожие на ту, вброс которой предотвратили.

При осмотре одной из них были замечены отметки напротив кандидата Путина В.В., но верхний бюллетень в пачке был незаполнен. Председатель комиссии Симонова Ирина Петровна сначала согласилась, что перед ней лежат пачки бюллетеней непонятного происхождения, но составлять акт отказалась, предложив в процессе подсчёта убедиться, совпадает ли число извлеченных из урн бюллетеней с числом выданым, есть ли бюллетени без печатей УИК №1534, и уже на основании этого принимать какие либо решения. При этом сортировка бюллетеней не останавливалась, её одновременно осуществляли 8 человек. Сортировкой бюллетеней Симонова Ирина Петровна называет следующую процедуру: каждый член комиссии не глядя берёт из общей кучи бюллетени и складывает их в свою пачку, не проверяя, является ли бюллетень бюллетенем надлежащей формы, напротив каких кандидатов проставлены отметки.

Позже она объясняла, что разделение бюллетеней по кандидатам будет осуществляться позже одним членом УИК с демонстрацией каждого бюллетеня наблюдателям.

Я многократно повторял требование остановить подсчёт бюллетеней и составить акт об обнаружении пачек бюллетеней, но председатель начала препирательства, стала утверждать, что не видит никаких пачек, попыталась смешать бюллетени из пачек с остальными.

Наблюдатель от Прохорова попыталась остановить её, и, откровенно говоря сама присоединилась к словесной перепалке, из-за чего председатель вынесла на голосование решение об удалении и передала решение полицейскому, которого я к этому времени успел привести (жаль, что его не было с самого начала подсчёта).

Понимая, что мои минуты тоже сочтены, я написал жалобу председателю на её же действия по сокрытию нарушения и незаконному удалению наблюдателя и попросил председателя расписаться на моей копии жалобы.

Председатель в очередной раз начала звонить в ТИК, спрашивая совета, принимать ли жалобу, расписываться ли, в итоге приняла, но расписываться не стала.

Я сообщил о том, что пишу в жалобе, что председатель, отказалась от подписи, и попросил членов УИК засвидетельствовать этот факт. Именно это стало поводом моего последующего удаления (а не отстранения, как полагается члену УИК с ПСГ). На видео отчётливо видно, как председатель и секретарь первыми начинают кричать, «создавая нервозную обстановку», но в итоге председатель вынесла на голосование и выдала решение именно с такой мотивировкой «мешании работе членов УИК, создаёт нервозную обстановку на участке, навязывает своё мнение членам УИК с правом решающего голоса, мешает процессу подсчёта голосов» п.13 ст. 23 № 19-ФЗ.

В процессе голосования я напомнил членам УИК с ПРГ о незаконности удаления с участка члена УИК с ПСГ, а также объяснил полицейскому суть дела. В результате он полчаса отбивал меня от председателя, требуя указать в решении статью, в соответствии с которой оно принято.

Председателю потребовались звонки в ТИК для того чтобы не придумать ничего лучше, как сослаться на пункт со списком действий, неразрешённых наблюдателю.

В итоге полицейский согласился с председателем, и в 22:00 я покинул участок.

Остальной цирк называемый подсчётом голосов я увидел уже на следующий день в записи с вебкамеры. Члены УИК молча в 24 руки одновременно перекладывают бюллетени, тратя на каждый 1–5 секунд (см. п.15 ст. 73 № 19-ФЗ). Отследить из какой стопки в какую, что из себя представляет бюллетень было бы нереально даже если бы это делал один человек. Председатель постоянно перемещается по участку с пачкой бумаги в руках. Интересно, куда в итоге вписали 15 пойманных бюллетеней. За 3 минуты они разобрали бюллетени по кучкам и ещё примерно за 10 минут рассортировали по кандидатам. Потом аналогичным образом посчитали (см. п. 17 ст. 73 № 19-ФЗ). Ещё интересно, что сразу после моего ухода к сортировке и подсчёту бюллетеней приступил и «фальшивый» член УИК с ПСГ по фамилии Коробко (на камере в правом нижнем углу).

Результаты подсчёта не выявили избирательных бюллетеней, утраченных или неучтённых при получении, а также бюллетеней неустановленной формы. Недействительными были признаны 5 бюллетеней (а должны были быть как минимум 45 — в трёх пачках).

Все видео короче 15 минут должны быть доступны в плейлисте
Полное видео без пауз (захват видеопотока напрямую): 1223_1.flv

2.5 часов захваченного с экрана видео, включает весь подсчёт.

Похожее, но более короткий интервал времени захвачен: захват с экрана видео с вебкамеры, там сортировка и подсчёт бюллетеней после моего ухода (не полностью).

Конечно есть ещё много фото или копий различных документов, заявлений, жалоб. Пока не успел выложить.

ТИК

К счастью Ленинский ТИК в отличие от Советского не был забаррикадирован, и мне удалось подать 4 жалобы в ТИК. Ещё несколько поводов остались необжалованными, т.к. в 3 часа ночи уже не было сил на это.

В итоге очень хотелось бы, чтобы в рамках следствия были запрошены следующие материалы: видео с камер наблюдения, списки избирателей на участке. Избиратель 1953 г.р., получивший открепительное был бы допрошен, была бы произведена проверка по факту того, что у избирателя 1984 г.р. оказалось 15 бюллетеней установленной формы с печатями УИК №1534.

Блог автора