«Все мирно, что внушает надежду на хорошее будущее»

5327-%d0%a0%d0%b8%d1%81%d1%83%d0%bd%d0%be%d0%ba1
13 марта 2012 г.
Текст: Кирилл Иванов, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Корреспондент Кирилл Иванов о своей работе на избирательных участках Иркутска.

Утро 4 марта. Просыпаюсь от мерзкого звона будильника на телефоне, отключаю от зарядки, с мыслью, что её должно хватить на день…как-никак целую ночь стоял. Ванна, заранее приготовленный плотный (но не тяжелый) завтрак, складываю заранее приготовленную стопочку необходимой документации в рюкзак – одеваюсь неброско и аккуратно. Ну вот момент и настал – по заранее прописанному маршруту продвигаюсь на первый участок. От дома совсем недалеко, спасибо бригадиру, все грамотно расставил, что первый и последний возле дома – а наиболее дальние посерединке.

Подходим к заветной школе №17, время терпит – решил покурить на улице. Синхронно с зажиганием сигареты подъезжает полицейский, но на гражданской машине. Изредка поглядываем друг на друга (он из салона, я с тротуара).

Время пришло – пора заходить. Преодолеваю двойную защиту в лице вахтера и приставленного к участку полицейского. Все нормально – к документам и цели пребывания не придираются. Прохожу, регистрируюсь, сажусь на свободное место. Начинают стекаться сонные наблюдатели, все очень мало активны – лишь пожилой коммунист выглядит на удивление бодро. Несколько нервирует зеленый огонек на камере, но мысли, что это во благо, успокаивают. Ну вот уже почти восемь – все сидим и смиренно ждем, потихоньку соблюдаем процедуры подготовки к процессу голосования. Глобус, стоящий на фоне триколора, не может не способствовать поднятию патриотического духа большинства присутствующих(обо всех говорить все же сложно).

При осмотре локации закралась такая странная мысль – а могут ли развешенные в коридоре детские рисунки оказаться скрытой агитацией? Ведь там и мишки есть, и жирафики (на Прохорова аллюзия, собственно). Появилось и такое странное подозрение, что в каждый УИК направляют по одному члену обоих полов крайне привлекательной внешности… кто знает, возможно, дабы деморализовать молоденьких наблюдателей/корреспондентов?

В целом на первом, как и на всех последующих участках, никаких нарушений выявлено не было. Комиссия относилась не просто доброжелательно, а целиком и полностью содействовала созданию наиболее благоприятных условий для комфортного наблюдения.

После продолжительной поездки, оказываюсь в Ново-Ленино – районе, где расположены большинство участков, из тех, что требовалось посетить за день.

Местность встретила туманом и пронизывающим холодом. Но, на первом же участке встречаю понимание, усаживают за стол, наливают горячего чая, расспрашивают. Особенно понравилась фраза старшины МВД: «Молодой человек, а вы фотографировать не будете?». Странная озабоченность, но и людей надо понимать, не созрело еще наше общество к пониманию того факта, что пресса может быть независимой и объективной, и не иметь самой целью подрыв авторитета обозреваемого субъекта.

КОИБы для жителей отдаленной местности все-таки все еще штука странная и заморская. Не мог не умилять тот восторг, с которым люди пожилого возраста оборачивались на финальную фразу аппарат после каждой опущенной бюллетени: «Спасибо».

Доброжелательность окружающих на всех дневных участках (что в Ново-Ленино), и общая, почти что праздничная атмосфера практически заразительны. Люди валят толпами, бюллетени разлетаются, как бургеры 31 декабря 1990 на Пушкинской площади в Москве, на общем фоне играет «Времена года» Вивальди. Посещает крамольная мысль: «Идиллия полицейской демократии или дозревание гражданского общества?»

Очень явно на участках и возле них превалируют дети в розовых курточках. Создается впечатление, что когда-то в 90-х их родителям зарплаты такими курточками выдавали, уж больно много встретилось подобного.

Кстати – на участках в отдаленных жилых массивах бросаются в глаза глубокие корневые связи между присутствующими. Естественно – люди, голосующие в своих школах, чаще всего в них и учились, поэтому знают как друг друга, так и комиссию, сформированную из местных учителей, полицейские, чаще всего распределены недалеко от своего места жительства – в этом плане все схвачено, в самом лучшем смысле этого слова.

В общем и целом – от дневных маршрутов по отдаленным от центра города жилым массивам остались только позитивные впечатления. Нарушений выявлено не было ни одного, помещения прекрасно подобраны для голосования и наблюдения, комиссии уже опытные и доброжелательные. На улице почти праздник, музыка, пирожки, дети.

Ближе к вечеру возвращаюсь в центр и прохожу на свой последний участок №706. Расположен в главном корпусе ИГЛУ. Сразу видно, что участок образцовый – центр города, еще и университет. Комиссия в основе из преподавателей, хотя и студенты есть, и сторонние члены. Все настолько пронизано духом академизма, что даже беседы наблюдателей выглядят крайне интеллектуальными. Поинтересовавшись происшествиями, и уверившись в их отсутствии на протяжении дня, занимаю обособленную позицию в сторонке, рядом с председателем. Достаю блокнот и чистую бумагу – начинаю писать.

Слышу со стороны шепот о том, чем это я там занимаюсь, но, обсудив пару моментов, и сойдясь на том, что я просто-напросто «понтуюсь», беседующие успокаиваются и переводят тему в плоскость американо-иранских отношений. К восьми часам на участок стягиваются журналисты с операторами. Видимо и вправду – участок передовой, раз такое внимание телевидения. Все операторы по очереди сняли на видео висящее на моей шее удостоверение. Процедура подсчета голосов прошла на «отлично», даже с какой-то фанатичной скрупулезностью. Это и неудивительно, с таким то уровнем организации и составом комиссии.

Забираю протокол. Направляюсь в ТИК. Благо, он совсем неподалеку. Здание администрации Правобережного округа, смешки со стороны «господ» полицейских в фойе на тему проносимой мной бомбы, радужная встреча председателя – Ивановой Ирины Прокопьевной. Женщина мировая просто. Сразу сказала, что с «Голосом» они в очень теплых отношениях, да и комиссия вся состояла из вполне приятных людей. Постепенно стягиваются представители УИКов со своими результатами. Лишь один участок прождали аж до 4-х утра, что и было единственным хоть немного, но все же негативным фактором. Но особого труда ожидание не составило – ибо все поддерживали друг друга, общались, шутили, и было даже комфортно в целом.

В общем — в сравнении с тем, с чем мы столкнулись 4 декабря выборах в ГосДуму – все было спокойно. Связь не пропадала, комиссии не огрызались, танками нас не давили. Все мирно, что внушает надежду на хорошее будущее.