«Вы же – журналист, Вы-то можете!»

5328-a_dc804b45
13 марта 2012 г.
Текст: Анастасия Стулева, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Анастасия Стулева из «Гражданского голоса» и ее прогулки по избирательным участкам Иркутска.

Итак, 4 марта. Я на этом празднике вновь играю роль наблюдателя. В отличие от парламентских выборов, план на этот день у меня был масштабнее. Вместо одного участка с уютным стулом в углу – шесть, вместо одного блокнота – два, вместо сна ночью – работа в ТИКе. Такой план приняла неоднозначно, ибо день мал, а работы много, но, с другой стороны, вдохновляла возможность «посмотреть побольше». Ждала, честно говоря, бурных действий на каждом участке. Вбросов, каруселей и всего подобного, к тому же день начался с просмотра ролика из Дагестана, облетевшего Интернет, пока я спала. Первый участок встретил меня спокойно. Именно тот, на котором я провела свое 4 декабря.

Открытие участка, как и тогда, прошло без каких-либо нарушений. Далее, участок неподалеку. Все спокойно. Единственное, что хотелось бы заметить, приезд губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева и его семейства на этот участок слегка застопорил работу комиссии примерно минут на 20, из-за обилия журналистов, слетевшихся на это событие. Плюс к этому, места для наблюдателей были невероятно неудобны для наблюдения, хотя это и компенсировалось тем, что перемещение наблюдателей по участку никто не ограничивал. Третий, четвертый, все ровно. Где то тише, где-то громче, но, в целом, без серьезных нарушений. То же самое и на пятом участке.

На шестом наблюдатели от Михаила Прохорова пожаловались на то, что им не дают вести фото- и видеосъемку. «Вы же – журналист, Вы-то можете». Окруженная наблюдателями, крепко сжимая справочник краткосрочного наблюдателя российских выборов, я двинула к председателю. Разрешили. Правда, попросили снимать «без лиц». Подсчет голосов на последнем участке прошел спокойно. Сверила потом данные, все сошлось. Никто ничего не подрисовал.

В ТИКе напрягла динамика движения вокруг. Один стол, три очереди. Все ругаются и «бьются» за свою очередь сдать протокол и остальные документы. Я в ТИКе впервые, наверное, так и должно быть. Постепенно, все успокоилось. Участковую комиссию, сделавшую ошибку в итоговом протоколе, отправили обратно на участок, чего я совсем не ожидала, как-то заранее мысленно уже поставив ответ «2» на этот вопрос в блокноте. Собственно, именно эта комиссия и стала причиной того, что домой я вернулась только в 7 утра. Что касается минусов, которые бросились в глаза, стоит отметить, что далеко не все граждане умеют пользоваться КОИБами, поэтому членам УИК приходится помогать таким людям, что, соответственно, в свою очередь, далеко не всегда сохраняет тайну голосования. Не понравилась и неосведомлённость членов УИК о моих правах, как корреспондента. Почти на всех шести участках секретарь непременно спрашивала или у председателя УИК, или у меня, как записать, что я должна при себе иметь и т.д.

В остальном же, все прошло хорошо. Я уверена в том, что, по крайней мере, на тех участках, что я посетила, выборы были честными, и процедура голосования не нарушалась.