«Все дополнительные списки были поданы от СОБЕСа и других социальных организаций»

13 марта 2012 г.
Текст: Екатерина Бойцова, корреспондент мобильной группы

Не могу промолчать о своем наблюдении. Может, не было зафиксировано колоссальных нарушений, и такие, как мое, являются «нормой», но именно поэтому я должна о них сообщить

Я была в составе мобильной группы в Зеленоградском округе г.Москвы. С моим партнером по группе, Антоном Осиповым, мы обошли 8 участков, принадлежащих Управе «Старое Крюково».

С утра пришла в участок № 3155, на котором впоследствии мы присутствовали на подсчете голосов. Встретили, скажем так, не слишком дружелюбно. Я предупредила, что буду проводить фото- и видеосъемку, одна из членов комиссии авторитетно заявила: «Сейчас Вы ничего снимать не будете!». Я поинтересовалась: «Почему?» Она замялась, а председатель комиссии раздраженно буркнула в мою сторону: «Да снимайте, снимайте!» Что я и сделала. В целом был немного нарушен порядок процедур при открытии участка, но книги были сброшюрованы, пометок в них не было. Единственное, реестр выездного голосования и заявления они нам не предоставили. Ответили коротким отказом. И вечером стало совершенно ясно, почему. Требовать ничего мы не имели права, поэтому просто зафиксировали этот момент.

На следующем участке отсутствовала напрочь увеличенная копия протокола. Вообще у нас с Антоном был конкурс на каждом участке: «Найди увеличенную копию протокола!». Потому что порой они находились в таких местах, что чтобы их отыскать, требовались недюжинная смекалка. Когда мы здесь спросили, где увеличенная копия протокола, нам ответили, что повесят ее при подсчете голосов. Мы заметили, что это является грубым нарушением законодательства. Председатель комиссии извинилась и улыбнулась, и, когда мы в следующий раз вернулись на этот участок, увеличенная копия висела на месте.

На участке в школе № 853 (впрочем, это было не на одном из посещенных нами участков) КОИБы были опечатаны только с двух сторон вместо положенных четырех. Когда наблюдатели от КПРФ указали комиссии на это, председатель отказался выполнить их требование, а после того, как те написали жалобу, предложил им все-таки не делать этого, и сказал, что повесит пломбы потом, взамен на отказ от жалобы. Когда наблюдатели отказались, председатель комиссии устроил на участке скандал, наблюдателям пришлось вызывать своего куратора из штаба, на что она (внимание!) предложила ИМ не накалять обстановку. Мы посоветовали составить акт об отказе от жалобы и получить его копию на руки с подписью председателя комиссии и свидетелей. Потом нам пришлось уйти на другой участок. Чем закончился инцидент, трудно сказать.

На другом участке в этой же школе мы заподозрили карусель, но доказать что-то было трудно, люди шли тонким ручейком с открепительными, рассмотреть что-то было невозможно. Вокруг школы автобусов не обнаружено, но, если верить отзывам очевидцев, по традиции этих президентских выборов автобусы могли высаживать карусельщиков даже за несколько километров от участков.

Следующий участок, № 3159, нас просто «порадовал». Председатель комиссии — молодой человек, внимательно изучал наши удостоверения и интересовался, что это за «Гражданский голос» такой, про который он никогда не слышал. В итоге все-таки согласился нас зарегистрировать. Именно на этом участке зафиксированы самые грубейшие нарушения — комиссия сидит в одном помещении, секретарь в отдельной комнате, которая не опечатана; председатель и члены комиссии бегают туда-сюда. Два сейфа, один в комиссии, другой в отдельной комнате. Оба вскрыты в течение дня, печати сорваны. Бюллетени выдаются пачками по просьбе членов комиссии без росписи за них и без пересчета. Притом, выдача происходила следующим образом: пока нас регистрировала секретарь комиссии (все это, как уже упоминалось, осуществлялось в соседней с помещением, где проводилось непосредственно голосование, комнате) заходит одна из членов комиссии и обращается к председателю: «А можно мне еще бюллетеней!» Тот ОТДАЕТ ей ключ от сейфа, она его открывает, берет оттуда пачку бюллетеней… Он ей: «Не много?» Она: «Да нормально…» Мы в ауте. Член комиссии возвращается в помещение для голосования. В общем, такие вот… «честные выборы»! И это еще цветочки по сравнению с тем, что в Менделеево (ПГТ в Московской области, рядом с Зеленоградом) происходило, по словам зашедшего к нам наблюдателя от «Росвыборов». Там говорят, «образцово-показательное выступление по нарушениям на веб-камеры» происходило. Просто, как по книжке. Из серии: «все самое страшное, что может с Вами случиться». С избиванием и незаконным выдворением наблюдателей, с отказом в выдаче протоколов и т.д.

Хотелось бы отметить, что абсолютно на всех участках присутствовали безо всяких на то оснований представители администрации округа, кроме одного, где была явно «прикормленная» «наблюдатель» от КПРФ, которая с успехом компенсировала отсутствие администрации, ну и кроме 3159, там, где сейфы были вскрыты. Там, видимо, администрация решила не позориться. На наблюдателе от КПРФ хотела бы тоже подробнее остановиться. Когда мы пришли на участок, где она присутствовала, ее на было, но зато на наши вопросы ответил молодой человек, ее сын, тоже наблюдатель от КПРФ. Он нам сообщил, что в списках избирателей (кстати, это нарушение тоже было на многих участках, и, учитывая известные ныне технологии фальсификаций прошедших выборов, оно полностью соответствует этим технологиям) имелись отметки, чаще всего буквой «д» были отмечены все лица, планирующиеся к голосованию на дому. Все это было неспроста. Почему, сообщу позже, когда подробнее остановлюсь на подсчете голосов на участке № 3155. Так вот, когда пришла эта замечательная наблюдатель, и мы спросили ее про отметки в книгах, то она ответила, что никаких отметок не было. Мы обратились к ее сыну, указав на противоречие между его сведениями и сведениями его «коллеги». Он замялся и сказал, что, мол, ну, раз мама сказала, что не было, значит, не было.

Под конец дня мы вернулись на подсчет голосов на участок № 3155.
Подсчет по книгам избирателей продолжался часа два… Вот тут, собственно, и нужно вспомнить о том, что нам не показали с утра реестр выездного голосования. Комиссия выморила всех насмерть. Результаты, видимо, не сходились, потому что комиссия нервничала, перешептывалась, устраивала «междусобойчики», собираясь кучкой, а напоследок еще почти все члены комиссии, кроме ее председателя и заместителя удалились в отдельную комнату. Дверь в нее была сначала открыта а потом они закрылись совсем.

Я подошла к одному из членов комиссии с решающим голосом и уточнила, что происходит. Выяснилось, что полученных бюллетеней было 1100, с учетом всех неиспользованных и испорченных бюллетеней, и с учетом списков выездного голосования они должны были выйти на цифру 1424 избирателей (внесенная в увеличенную копию протокола цифра числа внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования, тоже хорошая разница между 1100 и 1424). Не сходились цифры, естественно, по дополнительным спискам. Перед тем, как им удалиться за закрытую дверь, к нам подошел один из членов комиссии (надо сказать, что наблюдатели, чаще всего, разбираются в избирательном законодательстве лучше, чем члены комиссии, которые иногда вообще не в курсе, что то, что они делают, является грубейшим нарушением) подошел к нашей мобильной группе и совершенно искренне стал жаловаться, мол, когда они поехали с выездным голосованием на дом, им не открывали дверь, ругались или говорили, что сами придут на участок. Я с удивлением спросила, как это могло быть возможно, ведь списки выездного голосования составляются по предварительным заявкам избирателей. На что мне так же искренне было замечено: «Что Вы, ну, какие списки?! Все списки были поданы от СОБЕСа и других социальных организаций…". Святая простота.

Порядок процедур подсчета голосов тоже не был соблюден, комиссия даже пыталась устроить одновременную процедуру подсчета по книгам избирателей и бюллетеней из переносных ящиков. Они не стали этого делать только потому, что я громко предупредила всех о том, что процедуры подсчета голосов проводятся по закону только последовательно, а никак не параллельно.
Наконец, всё сошлось, о чем счастливая председатель комиссии не преминула нам сообщить. После этого их как подменили. Они сразу стали очень открытыми и приветливыми, показывали нам тестовые бюллетени, работали на камеру и мило улыбались.

День удался.

Результаты итогового протокола по участку 3155 (сошлись с данными ЦИК):

Число недействит. бюллетеней 6
Число действит. бюллетеней 892
Жириновский 64
Зюганов 172
Миронов 51
Прохоров 175
Путин 430

Где все остальное?

Как говорится, выводы делайте сами.

P.S. Вся процедура подсчета голосов на участке 3155 снята на видео, материалы переданы в ассоциацию «Голос».