Выборгская сторона

5332-moscow2011
13 марта 2012 г.
Текст: Элеонора Петраковская, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Как человек сознательно расставшийся с телевизором три года назад, я стала лучше видеть, слышать и понимать, что происходит в моей родной стране. Посему я активно искала возможности участия в выборах Президента РФ в качестве наблюдателя или репортёра. Нашла.

Следуя инструкции, явилась я в администрацию Выборгского района, в ТИК № 22 4 марта 2012 года в 9 часов утра с редакционным заданием газеты «Гражданский голос».

В кабинете, предназначенном для размещения комиссии, ко мне отнеслись приветливо. Член комиссии от кандидата М. Прохорова — Олег Владимирович дал мне свою визитку. Ирина Александровна (ЕР) показывала таблицы, которые заполняют в течение дня. Евгения Давыдовна (ЕР) ознакомилась с моими документами, но в список лиц, имеющих право находиться в комиссии, не внесла, так как её ждали неотложные дела. Леонид Григорьевич (КПРФ) проводил меня в кабинет председателя комиссии через длинный коридор, в котором шло голосование.

Радушный Андрей Анатольевич (ЕР) охотно отвечал на все вопросы и рассказал, что вечером протоколы из УИКов сразу же будут поступать в кабинет «ГАС-выборы» «для сверки контрольных соотношений». «Но ведь это нарушение» — заикнулась я. «Есть такое предписание. Будем выполнять». Увидеть в течение дня заместителя и секретаря или обнаружить комнату, где они дислоцировались, мне не удалось.

Вернувшись в кабинет ТИК, я снова попросила внести меня в вожделенный список. Григорий Михайлович (ЛДПР) громко сказал: «Я хочу убедиться, в том, что у неё есть все четыре (с акцентом на слово «четыре») документа, а Свидетельство о регистрации СМИ оформлено надлежащим образом».
Далее в течение нескольких часов меня крепко обнимали и приглашали пообедать за общим столом с обильным угощением, брали мои документы, делали выписки, комментировали и снова возвращали, отказываясь заносить в реестр под разными предлогами.

Вдруг Григорий Михайлович (ЛДПР), Леонид Григорьевич (КПРФ) и Ирина Александровна (ЕР) выступили единым блоком и потребовали, что бы я покинула помещение, так как они вознамерились заседать.

Увидев председателя, я выбежала в коридор, пытаясь узнать, где найти секретаря и тряся жалобой. Он вывернулся и был таков. А дверь-то ТИК оказалась запертой: моя сумка сиротливо стояла на полу.

На первом этаже Мария Станиславовна — опытный журналист, человек с которым точно никому никогда не будет скучно, подключила к делу корреспондента газеты «Мой район», полицейского, наблюдателей из Совета Европы. Снимали рассказ наблюдателя от М.Прохорова, которого в результате провокации с участием наблюдателя от ЕР в наручниках увезли из УИКа 205 в полицию.
Председатель исчез, кабинеты были заперты. Я сделала вылазку, пополнила запасы канцтоваров и продуктов питания, готовясь работать всю ночь.
В 19 часов у кабинета председателя выставили охранника. К кабинету подтягивался народ. Марию Станиславовну тоже не внесли в реестр. Подошли возмущенные избиратели и члены комиссий, всё еще не потерявшие надежду сдать свои жалобы.

Разгневанный мужчина средних лет попытался прорваться: отталкивал охранника, дёргал запертую изнутри дверь. Мне удалось его убедить отойти к окну и спокойно поговорить. Оказалось, что в Москве он целый день простоял за открепительным удостоверением, а в Питере сказали, что оно не правильно оформлено. Объяснив ему, что все нарушения закона с утра регистрируют корреспонденты и наблюдатели, я записала его координаты и посоветовала ему ехать домой.

Пришлось ждать, когда Андрей Анатольевич сам выйдет. Увы! Он тут же нырнул в приёмную главы администрации района, волнуясь, сказал секретарю: «У себя? Мне очень нужно. Очень». Меня попросили из приёмной выйти.

Около 20 часов появились люди в штатском. Их лица выражали решимость. Они жестко потребовали, чтобы мы покинули помещение. Напрасно мы объясняли, что согласно законной процедуре должны именно сейчас наблюдать приём протоколов с участков и занесение результатов сразу в увеличенную сводную таблицу. Подтянулись трое рослых полицейских и чётко озвучили требование покинуть помещение. Нас выставили за турникет, в холодный холл администрации. Даже тех, кто вышел вниз к своим коллегам без верхней одежды, обратно не впустили.
Начали прибывать председатели и члены УИКов. Следовавших вместе с ними наблюдателей не впустили даже в холл. Они стояли у входной двери и общались с нами через барьер.
Итак, в холле оказались и прибывали: корреспонденты газет «Яблоко России», «Гражданский голос», наблюдатели, выдворенные с участков или не допущенные в ТИКи, наблюдатели, которым не выдали итоговые протоколы с результатами выборов, члены комиссий с непринятыми жалобами. В основном молодёжь. Мы обменивались контактами, бумагой, снимали происходящее на фото и видео, писали заявления, звонили по горячим линиям «Голоса», «Яблока» и по другим номерам.
В 23 часа я нанесла последний штрих на историческое полотно «Сила есть — закон не нужен»: дозвонилась Олегу Владимировичу. Он был наверху, сообщил, что протоколы несут в какой-то кабинет, потом в кабинет электронного ввода данных в систему ГАС — выборы и только после этого итоги заносят в сводную таблицу. В общем, как обещали.

Титаническая работа миллионов людей, колоссальные денежные средства, камеры, прозрачные урны — и всё для того, что бы на выходе мы стали свидетелями… игры «втёмную». Гора родила мышь.

Осталось достучаться в «соответствующие инстанции» с «надлежаще оформленными» жалобами, а главное — рассказать людям правду о «выборах» в Выборгской стороне, некогда известной революционными традициями пролетариата.

Документы

5715-u-kabineta-predsedatelya

У кабинета председателя

5716-reportyorygolosa

Репортеры «Голоса»

5717-korrgr-dot-golosa

Корреспонденты «Гражданского голоса»

5718-udalenie

Удаление

5719-udalenienablyudatelya

Удаление наблюдателя

5720-v-holle

В холле

5721-ne-zhdali-dot

Не ждали

5722-za-barierom

За барьером

5723-nabl