Участковые похождения

06 марта 2012 г.
Текст: Михаил Турченко

Что общего между президентскими выборами и високосным годом? И то, и другое – явления редкие и до последнего времени совпадавшие. Но если следующее 29 февраля мы, как и положено, встретим уже через четыре года, то ближайшие выборы президента, если не случится ничего экстраординарного, состоятся только через шесть лет. Таким образом, понимая, что следующий шанс воочию проследить за избранием главы государства выпадет нескоро, минувшее воскресенье я решил провести на избирательных участках родного города Петрозаводска. Благо с собой было журналистское удостоверение газеты «Гражданский голос», выдержки из избирательного законодательства, да ручка с блокнотом.

Наблюдать за выборами, не зная правил их проведения, – всё равно, что пытаться беседовать с иностранцем, языка которого ты не понимаешь. Отсутствие вбросов, приветливость членов избиркомов и запах свежей выпечки, вовсе не означают, что на избирательном участке и в остальном всё идеально.

Внешняя благопристойность нередко оказывается обманчивой. Однако, сразу оговорюсь, фальсификаций в день голосования я не заметил. А вот рядовых нарушений было, к сожалению, более чем достаточно.

«Я ваши замечания учту, но не сейчас…»

Не без труда, поскальзываясь через каждые несколько шагов, я добрался до здания шестой общеобразовательной школы, в которой находилась участковая избирательная комиссия №40. На часах – 7.30 утра, но все были уже на месте: и члены комиссии с решающим голосом, и наблюдатели. Последних, впрочем, оказалось немного: молодой человек, да девушка, представлявшие кандидатов в президенты В. Жириновского и В. Путина соответственно. Где-то в полдевятого подошла наблюдатель от Г. Зюганова.

Не прошло и пятнадцати минут, как председатель комиссии заявил, что сейчас он будет опечатывать переносной и стационарный ящики для голосования. На замечание, что это должно делаться не ранее 8.00, когда участок объявляется открытым для избирателей, председатель ответил, что руководствуется рекомендациями ЦИК, а озвученную претензию непременно учтёт к следующим выборам президента. Тем временем в работе комиссии обнаружилось ещё одно упущение – должным образом не были заверены книги списка избирателей.
Справедливости ради надо сказать, что и руководство участковой избирательной комиссии, и наблюдатели отреагировали на нарушения быстро и адекватно. Председатель комиссии в течение первого же часа голосования исправил недочёты в оформлении книг избирателей, а наблюдатели подали жалобу на несоблюдение порядка опечатывания избирательных ящиков, которая тут же и без лишних вопросов была принята. Надо сказать – это достаточно редкий случай. Как это ни печально, но руководство комиссий далеко не всегда прислушивается к конструктивным замечаниям в свой адрес. А наблюдатели зачастую просто «отбывают номер», мучительно ожидая, когда же закончатся «все эти выборы», и они получат заслуженное вознаграждение.

А что тогда было 4 декабря?

Следующей остановкой я выбрал Державинский лицей, в котором располагался единственный в Петрозаводске участок, где могли проголосовать лица, не имеющие регистрации по месту жительства – УИК №105. В течение всего времени, пока я там находился, в комиссию приходили граждане с пропиской за пределами Петрозаводска, но с решительным намерением исполнить свой гражданский долг. Проблема, однако, заключалась в том, что, в отличие от тех, кто регистрации не имеет, эти граждане могли проголосовать только по письменному заявлению, поданному в комиссию не позднее, чем за трое суток до дня выборов. Ни одним из них это, как оказалось, сделано не было. Стоит ли говорить, что по этой причине в помещении для голосования время от времени возникали нешуточные конфликты? Одни избиратели сетовали на «беззаконие», другие – грозились позвонить главе ЦИК Карелии.
Этих людей понять можно. Как удалось выяснить, тремя месяцами ранее – 4 декабря 2011 года – они приходили на избирательные участки города и беспрепятственно получали бюллетени. При этом никаких заявлений предварительно они, разумеется, также не писали. В этом мне признались сразу два человека. Но тогда получается, что норма закона не соблюдалась 4 декабря?

Дьявол кроется в деталях

Ближе к вечеру я оказался на избирательных участках, располагавшихся в другом лицее. На этот раз – в Университетском, и здесь не обошлось без нарушений. Хотя допущены они были скорее не от злого умысла, а просто по незнанию. Так, члены избирательной комиссии №27, нимало не стесняясь, рассказали мне, что, выезжая на голосование «на дому», при 14 поданных заявлениях, взяли 7 запасных бюллетеней. Всё бы ничего, но это количество значительно превышало разрешённую законом норму. А в комиссии №30 мне с совершеннейшей серьёзностью поведали, что заверение книг списка избирателей печатью и подписью председателя, как того требует закон, только осложнит дальнейшую работу с ними.

Подсчёт голосов я решил посетить на избирательном участке №36, оборудованном в спортзале общеобразовательной школы №38. Процедура подсчёта голосов в этой комиссии происходила в целом достаточно грамотно, так что к полученным результатам никаких претензий не возникло. Но, к сожалению, без нарушений не удалось обойтись и здесь.

Во-первых, члены комиссии посчитали излишним соблюдать процедуру сортировки бюллетеней. А, во-вторых, мне, вместе с коллегой из газеты «Яблоко России», довольно долго пришлось добиваться от председателя получения правильно заверенной копии итогового протокола. Хотя, казалось бы, в чём проблема? В дополнение к поставленным реквизитам всего-то нужно было указать номер копии и дату её заверения. Мелочи, конечно, но без них копия не могла бы считаться правильно заверенной и, следовательно, не имела бы юридической силы.

Впрочем, если председателю в итоге удалось объяснить необходимость этих «мелочей», то некоторые члены участкового избиркома восприняли нашу настойчивость как личное оскорбление. Так, уже после всех процедур, ко мне подбежала секретарь комиссии, сделала замечание за принципиальность и бросила, что вообще могла не пускать меня на участок, так как у меня не было нагрудного знака. Не знаю, что она хотела этим сказать, но носить бейдж с фамилией ¬– это не более чем моё право. А вот принципиальность в соблюдении выборного законодательства – как раз обязанность. В противном случае лучше было бы остаться дома и наблюдать за выборами через видеотрансляцию в сети Интернет.