У многих наблюдателей – «духовное единство» и юридическая безграмотность

5358-photo
15 марта 2012 г.
Текст: Мария Рябова, корреспондент «Гражданского голоса»

Хотя свободные выборы и являются высшим выражением власти народа, оказалось, народу эта власть не нужна. Народу нужны деньги, народу нужно уйти домой пораньше, народу нужно, чтоб его оставили в покое — все, что угодно, но только не власть. Такие выводы напрашиваются сами собой после наблюдения за действиями членов участковых комиссий и наблюдателей.

Я в качестве корреспондента объехала 9 избирательных участков (УИКи 311, 376, 378, 386, 388, 371, 377 и 512). Единственным способом получения более или менее достоверной информации являлась для меня беседа с наблюдателями, работа которых заключается в контроле действий избирателей и членов УИК.

На деле же на всех девяти участках наблюдатели просто сидели за деньги. Только пару раз я видела, что наблюдатели перемещаются по помещению.

Специально спрашивала как у наблюдателей, так и у членов УИК, не ограничивают ли их в перемещении — нет, единогласным был их ответ, — не ограничивают. На каждом участке был примерно одинаковый диалог: — А что же вы тогда здесь все сидите? — А нам и отсюда все видно, смотрите, вот урна. — Вы же не видите, как выдают бюллетени. — А что там смотреть? Когда народу мало, отсюда вроде все просматривается, а когда много — и так ничего не увидишь.

Наблюдается поразительное единодушие наблюдателей от конкурирующих партий и кандидатов. Они одинаково отвечают на вопросы, дружно отмечают крестики в одинаковых бланках, когда избиратель подходит к урне, сообща со скуки разгадывают кроссворды. А члены комиссий всех посещенных участков не нарадуются — какие наблюдатели в этот раз бесконфликтные попались.

Помимо духовного единства у всех наблюдателей обнаружилась полная юридическая безграмотность. Только на последнем участке я увидела три письменные жалобы от наблюдателей: одну на бейдж другого наблюдателя, не соответствующий образцу, и две на незаконную агитацию, которую они усмотрели в действиях сотрудников движения «Народный наблюдатель», стоявших у входа на УИК.

Наконец-то, ну наконец-то, — подумала я, — мне попались грамотные наблюдатели. До подсчета голосов они со мной побеседовали, рассказали о своих впечатлениях, а после закрытия участка как-то сникли. Во время подсчета многие из них сдвинули лавки и легли спать.

При подсчете голосов я обнаружила множество грубых нарушений. Это меня не удивило, я была к ним готова. Удивило меня то, что наблюдатели в составе одиннадцати человек не понимали, что в данный момент происходит нарушение законов, и удивлялись, когда я им об этом говорила. Возможно, нарушения совершаются не с целью фальсификаций, а потому что у членов комиссии и наблюдателей времени мало, хочется побыстрее освободиться, своих проблем хватает, а тут еще что-то считать заставили. Хотя фальсификации с такими наблюдателями вполне могли остаться незамеченными.