Президентские и муниципальные выборы в Москве: сравнение протоколов

5362-0001w6hc
16 марта 2012 г.
Текст: Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»

Сравнение протоколов московских комиссий по выборам Президента и муниципальных депутатов всегда выявляет замечательные факты.

Именно всегда, поскольку каждый раз, когда я делал это в 2004, 2008 и сейчас, сравнение протоколов показывало, что примерно три четверти московских участковых комиссий при подсчете либо не могут точно удовлетворить требования закона, либо просто фальсифицируют результаты. Дело в том, что данные в протоколах по двум разным выборам, проводимым одновременно, связаны друг с другом. Но комиссии проверяют их отдельно друг от друга, не замечая абсурдных иногда расхождений. Причем этот абсурд проходит сквозь всю систему московских комиссий вплоть до городской.

И на этот раз сравнение двух протоколов одной и той же участковой комиссии дает замечательные результаты. Например, газета «Ведомости» в недавней статье оценила объемы голосования в Москве по дополнительным спискам. Авторы статьи в «Ведомостях» правильно рассудили, что, если бы участковые комиссии действовали по закону, то число избирателей, проголосовавших на президентских выборах за вычетом числа избирателей, проголосовавших по открепительным должно быть равно числу избирателей, проголосовавших на муниципальных выборах (мы не рассматриваем экзотические случаи отказа от одного из бюллетеней). В результате у авторов получилась оценка в 98 тысяч человек.

Попробуем и мы сравнить протоколы. Из рассмотрения мы исключим все так называемые «закрытые» участковые избирательные комиссии (УИК) – те, которые образованы в больницах, пансионатах и СИЗО. Нам придется сделать это по двум причинам. Во-первых, часть «закрытых» УИК не представлена в сводной таблице по муниципальным выборам (таких 44 участка), по-видимому, в силу того, что там вообще не проводилось голосование по муниципальным выборам. Во вторых, правила составления списка и выдачи муниципальных бюллетеней в Московском избирательном кодексе регламентированы так плохо, что на практике они действуют не по закону, а так, как говорят им кураторы из районных управ. Закрытые участки, присутствующие в сводной таблице по муниципальным выборам имеют номера, начинающиеся с 3200. Среди них, правда, затесалась Военная академия МО РФ, в которой 1165 «курсантов» проголосовало по муниципальным выборам, но это уже – отдельный вопрос – маленькая военная хитрость, традиционно применяемая нашими организаторами выборов.

Таким образом, для сравнения у нас остается 3180 УИК. Заметим, что среди них есть 24 «загадочных» УИК с номерами от 3165 до 3188, адреса которых не были заранее опубликованы на сайте Мосгоризбиркома.

Для каждой участковой комиссии вычислим число выданных «президентских» бюллетеней за вычетом числа избирателей, голосовавших по открепительному удостоверению. Получается число избирателей, которые получили «президентский» бюллетень без открепительного удостоверения. Таким избирателям комиссия должна была выдать также и «муниципальный» бюллетень. Значит, величина д1 ={число выданных «президентских» бюллетеней}-{число избирателей, проголосовавших по открепительным}-{число выданных «муниципальных» бюллетеней} должна быть равна нулю.

Следующая картинка характеризует отклонение показателя д1 у всех исследуемых 3180 УИК (для большей наглядности диаграмма обрезана сверху).

5765-0001w6hc

Отличие этой величины от нуля может объясняться следующими факторами:

А) Отказ избирателя получить один из бюллетеней – это крайне редкий случай;

Б) Неумышленной ошибкой комиссии: избирателю забыли выдать один из бюллетеней. Такие неумышленные ошибки также не могут быть многочисленными;

В) По открепительному удостоверению выдавали 2 бюллетеня вместо одного. В этом случае величина д1 должна быть отрицательной;

Г) Некоторым категориям избирателей комиссия умышлено выдавала только один бюллетень. Это могла происходить в случае, если к комиссии были «прикреплены» избиратели, не имеющие на данном участке места жительства. Например, если это были сотрудники близлежащих предприятий «непрерывного цикла». В этом случае число д1 будет положительным.

Факторы А) и Б) могли отклонить величину д1 незначительно в ту или в другую сторону. Количество комиссий, в которых д1 отклоняется от 0 не более чем на 3 единицы равно 1057 с учетом комиссий, где это отклонение равно нулю.

Большие отклонения величины д1 в отрицательную сторону свидетельствуют о том, что часть «муниципальных» бюллетеней выдана незаконно – по открепительному удостоверению или просто «неизвестно кому» (приписана). В 57 УИК эта величина составляет 50 и более бюллетеней; в 172 комиссиях – 20 и более бюллетеней. Суммарная величина отрицательных значений д1 составляет 13 460. Это число можно принять за оценку количества бюллетеней, которое было незаконно выдано (приписано) на муниципальных выборах. (Заметим, что, по-видимому, это был не единственный способ фальсификации на муниципальных выборах, но об этом – в следующем посте).

Суммарная величина положительных значений д1 составляет 99 160 бюллетеней. Это – оценка числа избирателей, которые в Москве были внесены в список на основании «временного пребывания» на участке, по заявлениям о том, что они работают на предприятии «непрерывного цикла» или просто «имеют временную регистрацию».

Конечно, небольшие отклонения величины д1 могут быть следствием простой небрежности комиссий. Тем не менее, мы позволили себе привести в качестве оценок именно суммарные значения по той простой причине, что это – минимальные оценки. Дело в том, что часть УИК могла выдавать «муниципальные» бюллетени также и «временно пребывающим» гражданам, но в этом случае величина д1 не изменяется, но одновременно увеличивается и первая и вторая оценка.

Следует обратить внимание на большое количество комиссий, у которых величина д1 велика и не может быть следствием небрежности комиссий. В 15 УИК эта величина превышает 1000, а в 45 УИК – 500 бюллетеней. В число последних, как и следовало ожидать, попали 14 УИК из тех, которые мы назвали «загадочными» и все три УИК, из которых у нас есть сведения о голосовании работников «непрерывных производств» (№№3165, 3179, 3177). В 174 УИК число работников «непрерывного цикла» и «временно пребывающих» превысило 100 человек. В это число попадает уже 19 из 24-х «загадочных» участков. На эти 19 «загадочных» участков приходится 16% суммарной величины положительных значений д1 (15 955 бюллетеней).

Замечу, что вычисленное число 99160 существенно меньше, чем оценка «дополнительного списка» в Москве (260 тысяч избирателей), которая получается, если вычислять его другим методом. Это может объясняться двумя причинами, причем обе свидетельствуют о нарушении закона. Во-первых, расхождение может быть следствием незаконного завышения числа выданных «муниципальных» бюллетеней. Другой причиной может быть неисключение избирателя из списка при выдаче ему открепительного удостоверения (такие случаи известны).

В какой мере голосование «временно пребывающих» избирателей повлияло на результат победителя? Как правильно отмечено в «Ведомостях» разные «временно пребывающие» голосовали по-разному. В категорию таких «временно пребывающих" и соответственно в «дополнительный список» попадают кроме работников «непрерывного цикла» также студенты очной формы обучения, причем их число достаточно велико. И у них процент голосования за Путина ниже, чем в среднем по Москве.

Если разделить УИК города Москвы на 3 группы – «обычные», «закрытые» и «загадочные», то средний (усредненные проценты) результат Путина по группам оказывается следующий: 46,8%, 60,8% и 58,1% соответственно. Таким образом, «закрытые» участки голосуют за Путина даже лучше, чем «загадочные», хотя обе этих группы существенно отличаются по этому показателю от Москвы в целом.

Отметим также, что «дополнительные списки» не дали значительного эффекта, которого, возможно, от него ожидали. Даже если предположить, что все избиратели из «дополнительного списка» голосовали за Путина (что совсем не так), то их невнесение в список уменьшило бы его результат в Москве с 47% до 45,7%.

Документы

5765-0001w6hc