Фатальная предсказуемость

5403-%d0%a4%d0%be%d1%82%d0%be%20%d1%81%20%d0%ba%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%80%20%d0%bd%d0%b0%d0%b1%d0%bb%d1%8e%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%8f
21 марта 2012 г.
Текст: Владимир Барбашов, корреспондент газеты «Гражданский голос»
Фото: Балицкая Ольга, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Москва. Декабрь-Февраль 2012 года… После событий на Болотной, Сахарова и Якиманке в Москве появилась надежда на то, что в стране в ближайшие месяцы произойдут перемены – ведь колоссальное количество простых граждан по всей стране не побоялись заявить открыто о своей гражданской позиции. За всю историю путинской России, когда, по словам правительства, жизнь россиян улучшается с каждым днем, такого еще не было.

Вышли все те, кому не безразлично будущее их детей и страны в целом. И все равно с поразительной кагэбэшной твердолобостью В.В. и компания с телеэкранов и страниц газет твердили о том, что за всем этим стоят западные спецслужбы, заботливо подкармливающие неправительственные фонды и общественные организации, которые якобы ведут наш безграмотный и несчастный народ как слепого котенка к катастрофе.

На оппозицию, которую окрестили несистемной (дескать, вот мы – «Единая Россия», «Народный фронт»!), начали выливать не компромат — грязь, ложь, попирая права людей и унижая их человеческое достоинство.

Барнаул. Про себя любимых власти не забывали, возлюбив себя настолько, что даже в «день тишины» не сняли предвыборные билборды от «Единой России». 3 марта 2012 года в субботу я возвращался домой из офиса ассоциации «ГОЛОС», и, проезжая по центральным улицам города был просто шокирован – билборды с Путиным висели по-прежнему. В «день тишины»! «Вместе победим». Кого? Что это? Не к гражданской ли войне призываете «дядя Володя»? Владимир и гражданская война — не напрашивается ли историческая параллель? Всмотрелся и понял – фэйс! (кстати, «фэйсами» сейчас называют ФСБшников).

С лица Володи исчезла какая-та розовая молочно-поросеночковая свежесть (как, например, на плакатах в Барнаульском юридическом институте МВД РФ) и появилась усталая желтизна – его загримировали под умудренного властью старца, с ленинским прищуром. Лично мне не было понятно: он всматривается в грядущее светлое будущее страны или зорко следит за нами, мол, помните, товарищи-господа, за кого нужно отдать свой голос? Как узнал позднее, билборды не сняли и 4 марта.

4 марта 2012 г. я работал корреспондентом газеты «Гражданский голос» на избирательных участках в школах №117, 123 и 114. Председатели избирательных комиссий встречали нас по-разному, в основном приветливо-сухо, с некоторой долей настороженности. Некоторые, зарегистрировав нас, куда-то звонили и переспрашивали, можно ли нам присутствовать, можно ли более одного корреспондента на одном участке.

В основном, все проходило спокойно, я бы даже сказал несколько меланхолично. Было понятно, что избиратели уже знали, за кого они будут голосовать.

Нарушения, конечно, были. Нужно подчеркнуть, что порой они были спровоцированы самими избирателями. Так, в 123 школе, был случай, когда супруги получили бюллетени, при этом жена сказала мужу: «Сиди здесь, я – ЩАС!» И спокойно забрав бюллетень у «главы» семьи с уверенностью ледокола направилась к кабинке. Мы предупредили об этом сотрудников комиссии и «железная» леди барнаульского розлива была остановлена.

В ответ услышали потрясающее: «А че, нельзя так, он МОЙ муж вообще-то

Жива все-таки в нашем народе историческая память. Школа №114. Одна бабушка долго не выходила из кабинки, а когда вышла и направилась к избирательной урне, члены комиссии заметили, что оборотная сторона бюллетеня наполовину исписана старательным почерком сознательной пенсионерки. На замечание, что она испортила бюллетень, она ответила невозмутимо: «А что я не могу письмо президенту написать?». Комиссии пришлось потратить на нее время, чтобы погасить бюллетень и оформить это правильно с правовой точки зрения.

Отдельный случай в этой же школе заслуживает особого внимания. По мнению наблюдателя – женщины, которая находилась на избирательном участке, было совершенно следующее нарушение: переносная урна была оправлена с избирательного участка после 16.00.

Наблюдатель направилась к председателю избирательной комиссии и обратилась с заявлением принять жалобу по поводу зафиксированного нарушения. Мы, как корреспонденты газеты «Гражданский голос», начали снимать этот диалог на видео. Ко мне подошел дежуривший на участке полицейский и вежливо сказал: «Я бы Вам не советовал здесь снимать». На мой вопрос, почему я не могу этого делать, он ответил: «Она (т.е. председатель комиссии) – при исполнении». Я продолжил видеосъемку и спросил, на основании какой статьи закона это запрещено. «Ну, я Вам сейчас не могу назвать статью», — ответил он и отошел в сторону. Жалобу оформляли достаточно долго, явно затягивая время. В результате ее приняли, наблюдатель дала интервью корреспондентам газеты «Гражданский Голос».

От выборов осталось грустное впечатление фатальной предсказуемости и еще немного жутко от того, что люди, наделенные властью, не знают или не могут назвать статью, по которой тебе якобы НЕЛЬЗЯ.

Документы

5804-vibori2012