«Николай Владимирович, не надо так усердно работать на участке»

5463-%d0%bc1
25 марта 2012 г.
Текст: Николай Данилов, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Выборы для меня начались в 6.00. После пробуждения сразу включил компьютер и открыл сайт webvybory2012.ru. Нашел свой УИК и начал следить за урнами и залом для голосования. Избирательная комиссия появилась чуть позже дворника, который навел чистоту на участке, собрав последние бумажки и мусор.

«Никогда еще мир не смотрел с таким интересом через тысячи веб-камер на то, как уборщицы моют полы в школах," — вспомнился вчерашний твит.

Заметив через камеры, что комиссия уже опечатывает урну для голосования в 7.05, поспешил и уже в 7.20 был на участке. Меня не ждали. Два члена комиссии, которые являлись моими коллегами по работе удивились моему столь раннему появлению. Как удивились и председатель и секретарь. После небольшого раздумья они включили меня в отдельный список представителей СМИ (я был корреспондентом газеты «Гражданский голос»). Затем сразу позвонили в ТИК и оповестили, что на участке будет «незапланированный» наблюдатель. До открытия оставались минуты и комиссия собралась в соседнем с залом для голосования классе (УИК располагался в коридоре школы, где я работаю), и приняли «для храбрости». Все происходило спокойно и без суеты.

В 7.58 председатель зачитал первые официальные цифры: 2000 бюллетеней принято,115 открепительных удостоверений выдано, зарегистрировано 1844 избирателя. Так открылся наш участок.

Началось голосование, первый поток избирателей заполнил ползала. Основной поток людей, пришедших с утра — это те, которые работают в этот выходной день. Среди них были и учителя, которые постоянно подходили ко мне и спрашивали, не я ли отмечаю проголосовавших.

К 10.00 проголосовало 413 человек и 12 по открепительным. Потоки людей сменяли друг друга.

В 10 часов появился еще один наблюдатель от ЛДПР и попросил снять копии с каких-то документов. Отмечу, что на нашем участке были наблюдатели только от Путина и КПРФ. После оглашения первых цифр я решил проверить списки избирателей и обнаружил, что они не были пронумерованы и подписаны председателем. Указал на нарушение и комиссия в течение часа всё исправила. Всё, кроме дополнительного списка голосовавших по открепительным, его председатель исправил только после 18-ти часов, несмотря на мои замечания в ходе выборов.

Я очень приятно проводил первые часы в компании наблюдателей от Путина и Зюганова, зачитывая первые новости по выборам из ленты Twitter-а. Во время одного из разговоров с представителем полиции зазвучал мой телефон. Я поднял трубку. Это был председатель ТИКа по Сернурскому району. Волей случая она же является директором школы, в которой я работаю. Она спросила,что я делаю на участке и посоветовала не мешать членам комиссии. Я ответил, что никому не мешаю, и не получил еще ни одного предупреждения, все происходит мирно, доброжелат…. Мои слова оборвали короткие гудки с той стороны.

«35 студентов исключены из списков до начала выборов," — узнал я очередную цифру от председателя. Что-что, а вот цифры я получал вовремя и в полном объеме.

На 11.30 часов проголосовало 804 человека и 18 по открепительным. Четыре часа позади.

В 11.45 привезли первый переносной ящик для голосования. Я в течение всего голосования пытался ознакомиться с реестром заявлений голосовавших на дому, но мне отказывали, ссылаясь на то, что этот реестр на руках у членов комиссии на выезде.

В 11.55 я пресек попытку голосования по ксерокопии паспорта (члены комиссии уже были готовы принять ее). В 12.38 привезен второй ящик для голосования на дому.

В час дня меня неожиданно пригласили на обед. Я не счел это попыткой подкупа, потому что был лично знаком с несколькими наблюдателями и членами комиссии. Тем более я находился в своей родной школе.

После обеда на участке наступило затишье. К 14-ти часам комиссия завершила прием заявлений по голосование на дому. Их оказалось 15-ть в течение дня + 80 до дня голосования.

В очередной раз записав цифры в свой блокнот, я отвлекся на телефонный звонок — 2-ой звонок от председателя ТИКа. «Как вы там работаете? Все хорошо. Николай Владимирович, не надо так усердно работать на участке. Выйдете на работу, вот там работайте усердно, а здесь не надо. И вообще, кто вас финансирует?» Вопросов было много. После звонка у меня было неприятное ощущение. Неприятно, когда я находясь, в общественном месте, подвергаюсь такому психологическому давлению. Несколько часов спустя я узнал, что с моим другом на другом участке также общался его непосредственный начальник.

Спустя несколько минут я снова продолжил свою работу — на 14.30 проголосовало 1134 человека.

В 14.53 прибыли переносные ящики с голосования. 46 и 49 бюллетеней, соответственно, по каждому. Меня предупреждали, что основные возможные фальсификации будут именно на выезде, но я понял, что большой процент там не наберется. Кроме того, пообщавшись с наблюдателями, которые были на выезде я узнал, что все прошло относительно чисто.

После 15-ти часов на участке наступила тишина. Я решил проголосовать сам и отправился на соседний участок, так как был прописан там. УИК №489 оказался таким же пустым. Я был там единственным избирателем. Казалось, они даже там заскучали и как-то оживились, когда я пришел туда и решил сфотографироваться.

Через полчаса я вернулся на участок. Там была такая же тишина. К 17.30 проголосовало 1330 избирателей и 27 по открепительным.

В 17.33 на участок пришла женщина, которая в беседе с комиссией оговорилась, что не хотела голосовать, но ее подвезли до участка на автобусе, посланном с работы. Я решил проверить и вышел на улицу. Автобус не обнаружил. Видимо, он просто довез ее до места голосования.

Вечером пришел последний поток избирателей, среди них было много молодых людей.

Выборы проходили относительно спокойно. Все ожидали главной интриги — окончания голосования и подсчета голосов. В 20 часов по московскому времени участок был закрыт для избирателей. Председатель озвучил дальнейшие действия, которые будут производить члены комиссии. Он обозначил место распределения бюллетеней под вебкамерой. Я позвонил другу, он сообщил, что камеры отключены (о чем мне сказали и мои ученики, которые следили за ходом голосования). Почему они отключились? Возможно, чтобы не зафиксировать нарушения хода подсчета голосов, потому что эта процедура на нашем участке началась одновременно — работа со списками, погашение бюллетеней и оглашение цифр. Я сделал замечание по этому поводу председателю комиссии. Но он отреагировал только репликой: «Мы до утра будем их считать?» В воздухе повисло напряжение.

Я достал телефон и начал снимать на камеру, единственную включенную на этом участке. После погашения бюллетеней были извлечены бюллетени из переносных урн. Все чисто и правильно — 95. Затем была опустошена главная урна для голосования. Я начал снимать на видео. «А что разве можно снимать на видео?» — спросила меня женщина из комиссии. «Конечно можно!» — ответил я. Больше вопросов по фото и видеосъемке мне не задавали.

Распределив по пачкам бюллетени, комиссия начала подсчет. Результат затем пересчитывался еще 3 раза, из-за несоответствия контрольных цифр. Но для меня было уже понятно — выборы на моем участке прошли без замеченных вбросов и грубых нарушений. В 22.30 я получил заверенный протокол и отправился домой.

На следующий день я узнал, что мой брат был удален с участка в 1 час ночи при подсчете голосов. Сравнив свой протокол с официальными данными на сайте избиркома республики я убедился, что «накрутки» цифр не произвели, что не скажешь о других участках в Сернурском районе.

P.S. Спустя 2 дня после окончания выборов, осознаю, что мое отношение к выборам и власти изменилось. Активная гражданская позиция должна стать частью каждого челвоека, который хочет повлиять на власть и на окружение вокруг себя. Я понял, что проявление гражданской активности — важный и необходимый ресурс для оздоровления нашего общества.

Документы

5842-m2
5843-m3
5844-m4