От рассвета до получения копии итогового протокола

26 марта 2012 г.
Текст: Андрей Шведов, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Мой день 4 марта в роли корреспондента газеты «Гражданский голос».

Накануне выборов пришел на участок № 1889; на входе в школу пытались не пропустить, требовали паспорт. Пожилая женщина охранник сказала, что режимный объект, проход по разрешению. Пришлось пройти внаглую. «Охранник» позвала полицейских, сказала «хулиган в школу ворвался». Проверили документы, претензий не было. Записали данные, внесли в реестр. Попросили газету для изучения.

Осмотрел прилегающие территории, агитматериалов вокруг нет. На участке все подготовлено для голосования. Имеются сведения о кандидатах и их доходах, порядке голосования и заполнения бюллетеней.

04.03.2012 года прибыл на УИК в 07.20 часов. Препятствий к допуску не было. На момент прибытия регулировался экран, на который выводится изображение с веб-камер. Дверь шкафа комплекса обработки видеоданных сначала была опечатана, а затем вновь открыта. Напарница так и не появилась, телефон – недоступен.

Председатель УИК – Костяева Галина Ивановна (про выборы знает столько же, сколько я про синхрофазотрон или коллайдер, то есть практически ничего). Председателем УИК работает первый раз.

Секретарь УИК – Вернер Ольга Петровна (практически аналогично).
Зам. председателя УИК – Кроневальц Ольга Анатольевна (более, чем аналогично).

Члены УИК:

  • Блинова Елена Михайловна;
  • Бротцман Елена Петровна;
  • Ворфоломеева Светлана Михайловна;
  • Клевакина Светлана Михайловна (от ЛДПР);
  • Королёва Оксана Юрьевна (от Яблока);
  • Назарова Татьяна Егоровна;
  • Сартакова Наталья Ивановна;
  • Скорикова Татьяна Рафаиловна (от КПРФ);
  • Шефер Татьяна Николаевна (от ЕР).

Председатель УИК выдала мне бейджик с фамилией и статусом «Пресса».

08.00 часов. Перед участком скопилось человек 15–20 людей, жаждущих проголосовать. Проиграли гимн, предъявили переносные и стационарные урны, опечатали, выдали бюллетени под роспись.

В помещении дико орет музыка, члены УИК попросили убавить, так как ничего не слышно. В помещении 2 наблюдателя – от Путина и от КПРФ; от других партий и кандидатов никого нет. Народ идет активно.

В 12.00 часов снял бейджик, председатель УИК стала возмущаться, сказала, что я обязан его носить, чтобы сразу не обострять конфликт – опять надел его. Затем председатель куда-то уехала, спустя полчаса вернулась и стала предъявлять мне претензии, что я обязан после того, как все закончится предъявить ей к осмотру все фотографии, которые сделаю, она решит, какие можно будет показать. Сделать это я, естественно, отказался, после этого она стала говорить, что я не имею права ее снимать, это нарушает закон о персональных данных; пригласила сотрудника полиции – следователя Индустриального ОП, и в его присутствии стала требовать у меня фотоаппарат.

Пришлось достаточно вежливо, но жестко объяснить председателю, что она — публичное должностное лицо, ее работе я не препятствую, а сотрудник полиции может не выполнять незаконные указания председателя. Председатель заявила, что будет сейчас собирать комиссию, чтобы меня удалить, так как я ее снимаю и нарушаю ее персональные данные. Сотрудник полиции отмолчался. Члены комиссии вопрос обсуждать не стали, и тема удаления тихо умерла.

После этого сотрудник полиции стал ходить за мной и смотреть, что я делаю. В последующем нашел общие темы с сотрудником полиции, и он перестал обращать на меня внимание. Бейджик снял и выбросил; председатель перестала по этому поводу что-то говорить.

Двинулся по другим УИК – агитации нет, люди идут толпами; в фойе школ – буфеты, дешевые мясопродукты, пирожки, музыка из советской киноклассики, песенные коллективы, баяны, гармошки, крутят «Служебный роман»; не хватает портрета Брежнева. На всех участках без каких-либо проблем регистрировали, никаких препятствий не чинили; некоторые работники УИК знают Голос, и даже не считают его деятельность какой-то незаконной или неправильной.

УИК-137 (больница) по информации секретаря комиссии на этом участке голосуют только по открепительным удостоверениям.

Около 15.00 часов явившийся избиратель обнаружил в списке, что за него уже проголосовали. Подана письменная жалоба. Увидев у меня фотоаппарат, избиратель поинтересовался – я из СМИ или нет. Затем спросил, что ему делать в этой ситуации. Я порекомендовал обратиться в прокуратуру, а также к юристам «ГОЛОСа». Секретарь комиссии стала кричать, что я мешаю работе, но дальше болтовни дело не пошло.

Примерно в 19.00 часов в УИКе начался скандал. Внук избирателя подавал заявление 2 февраля о голосовании на дому. К нему никто не приехал, мотивируя это тем, что «днем не успели приехать, а сейчас уже поздно».

Скандал разгорается, мужчина объясняет, что его бабушке 80 (или 90) лет, она ветеран войны и труда и хотела проголосовать; он заранее подал заявление. Мужчина (метра под 2 ростом, говорит зычным голосом) стал «строить» по этому поводу председателя УИК со словами: «а что, только вы теперь решаете — кому голосовать?». Затем стал требовать, чтобы члены УИК выехали к его бабушке с урной. Председатель что-то говорила про то, что не успеют, нет технической возможности и т.п., предлагала написать жалобу.

Затем мужчина потребовал показать ему список избирателей с данными его бабушки, чтобы убедиться, что за нее никто не проголосовал. Председатель дала ему посмотреть список. Мужчина сказал, что придет после выборов и проверит, что никто за бабушку не проголосовал, после этого ушел.

На входе перед школой стоят сотрудник полиции и МЧС; у входящей в школу группы молодежи спрашивают, за кого голосовать будете; просят – только не за Путина.

В 20.00 часов председатель объявила о закрытии участка. Однако участок фактически так и не закрыт. Через помещение ходят какие-то люди – преподаватели, сотрудники школы, телефонисты, наблюдатели с других участков. Процедура подсчета голосов не соблюдалась. Пересчеты велись по несколько раз, так как цифры не сходились. Увеличенный протокол не заполнялся.

При подсчете голосов обнаружен бюллетень, в котором не было галочек в квадратах, но была надпись в разделе за кандидата Путина. Несмотря на то, что председателю даже показали условия, при которых бюллетень признается недействительным и эти условия содержатся даже в самом бюллетене, она признала его действительным, с благоговением сообщив всем, что старый человек видимо, хотел проголосовать за ВВП, просто слегка ошибся, но надо уважать его волю. Члены УИК стали тихо возмущаться, говорить, что председатель сама не знает законодательство.

По окончании подсчетов председатель УИК торжественно, понизив голос, сообщила, что победил Владимир Владимирович.

На 23.45 итоги голосования не подводились, комиссия не собиралась, жалобы не рассматривались и решения по ним не оглашались; секретарь их в спешке что-то написала, никто даже содержания не слышал; выданы копии протоколов наблюдателям, членам УИК председатель отказывается выдавать до тех пор пока не съездит в ТИК. Протоколы заполняем сами, председатель тянет время.
В 24.00 часов, посочувствовав членам УИК и полицейскому, покинул избирательный участок.