«Разве разрешено общаться с наблюдателями на территории участка?»

06 марта 2012 г.
Текст: Вячеслав Рязанцев, корреспондент газеты «Гражданский голос»

На свой первый избирательный участок я пришел около 7:30, председатель комиссии сразу же внесла меня в реестр. На участке уже находилось два наблюдателя: от кандидата Путина и партии «Единая Россия». Сразу же после меня пришли и зарегистрировались наблюдатели от остальных политических сил.

Председатель УИК доброжелательно поговорила с наблюдателями, сама все показала и продемонстрировала, а также заполнила увеличенную копию протокола по имеющимся на тот момент данным. Затем наблюдатели распределились по участку: но в основном на места специально для этого отведенные. Там они в основном и находились. Интересно, что когда в кабинку для голосования зашло сразу два человека, никто из наблюдателей не сделал замечание (что, в принципе, говорит об уровне заинтересованности и подготовленности наблюдателей). Отреагировали лишь члены комиссии — председатель его заместитель, которых удивила такая пассивность наблюдателей. На участок заезжали и международные наблюдатели, а также съемочная группа одного из местных телеканалов. Они вели себя довольно активно, общались с коллегами и членами УИК.

Далее я отправился на семь других участков. На большинстве участков председатели нейтрально отнеслись к присутствию наблюдателя от прессы, предоставляли всю запрашиваемую информацию и не ограничивали моих прав. На двух участках руководители комиссий выразили определенную взволнованность тем, что я общался с другими наблюдателями. На одном из таких участков председатель посоветовала разговаривать с наблюдателями за пределами УИК, аргументируя это вопросом «а разве можно и разве разрешено общаться с наблюдателями на территории участка?». Но в итоге претензии с ее стороны все же прекратились, и, не занося меня в реестр наблюдателей, она перестала препятствовать моей работе.

Самым подозрительным участком для меня показался УИК №20, который находился в общежитие Педагогического Университета на проспекте Комсомольском. Увеличенная копия протокола была пустой, несмотря на наличие данных по количеству бюллетеней, выданных открепительных удостоверений и т.п. Открепительных было выдано аж 54 удостоверения (!), хотя на парламентских выборах 4 декабря их число составляло 3–4. Такие данные предоставили «постоянные» наблюдатели на участке. Кроме того, в течение всего дня возле УИК, а иногда и на самом участке находились посторонние лица, которые периодически менялись. Возникали неполадки с программно-аппаратным комплексом web-камер.

Объезд участков не показал серьезных нарушений. Но нарушения правил оформления участка все же были: например, неправильно сброшюрованные списки избирателей, неудобное расположение места для наблюдателей. На многих участках играла громкая назойливая музыка, мешающая работе, как наблюдателей, так и сотрудников УИК.

Прибыл на свой участок для наблюдения за процессом подсчета голосов за час до закрытия участка. Голосование проходило с помощью КОИБов, поэтому ровно в 20:00 прием бюллетеней закончился и один из избирателей не смог проголосовать. После подсчета всех данных из списков избирателей полученные данные были зафиксированы и занесены в увеличенную форму протокола. После оглашения КОИБом информации о количестве бюллетеней, распределении голосов кандидатам – эти данные также записаны в увеличенную форму. Глава УИК сняла увеличенный протокол со стены, подошла к камере и зачитала все данные. Затем по ее указанию сотрудники комиссии отключили работу web-камер. Когда видеосъемка прекратилась, КОИБы были разобраны и бюллетени высыпали на стол.

Без ручного подсчета все бюллетени, в том числе 12 недействительных (по данным КОИБа), были сложены в один мешок. Позже были выданы копии протоколов наблюдателям и другим желающим. Председатель комиссии поблагодарила наблюдателей за работу и сообщила, что «их работа на участке окончена».