Вебкамеры дисциплинировали комиссию

26 марта 2012 г.
Текст: Зинаида Шембулатова, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Выборы президента РФ были моими третьими выборами в качестве представителя СМИ, внештатного корреспондента газеты «Гражданский голос». В этот раз я поставила перед собой цель не дать допустить тех нарушений, которые я пропустила или не посчитала серьезными раньше.

На свой первый участок (участок №62 «Шоя-Кузнецовский») я прибыла в 07.15.
Меня сразу допустили, зарегистрировали немного позже. При первом осмотре не обнаружила никаких нарушений: все было как надо! Открытие участка провели правильно. Хотелось бы сказать спасибо корреспонденту «Гражданского голоса», посетившего этот участок на прошлых выборах. Как мне сказала секретарь УИКа, увеличенную форму протокола они стали заполнять после того, как им указали на это нарушение в прошлый раз.

Из интересного на этом участке было то, что здесь не было вебкамер, так как участок был расположен в здании психоневрологического интерната. Как нам сказал председатель УИКа, в СИЗО и медучреждениях запрещена трансляция с вебкамер, для того чтобы не разглашать информация о людях, находящихся в этих местах. А также здесь были случаи голосования с помощью других лиц, так как среди избирателей было большое количество незрячих, инвалидов. В соответствии с законом помощь оказывали другие избиратели, не являющиеся членами избирательной комиссии, наблюдателями, доверенными лицами кандидатов.

Следующий участок находился в д.Якимово (№63 – «Якимовский»). Помещение для голосования было очень маленьким, ну и избирателей менее 500. Всё на виду. Наблюдать очень удобно. С регистрацией проблем не было. Не заполнялась увеличенная форма протокола. Нарушение сразу было устранено, без пререканий.

Третий участок – УИК №61 «Савинский». Вот здесь была написана моя первая жалоба. Нарушение – не заполнена увеличенная форма протокола. Время 11.50. Когда я указала на нарушение, они стали искать в своих книжечках, блокнотах, чем же мне ответить. Показали письмо, которое им пришло утром, о том, что неиспользованные открепительные удостоверения должны быть погашены только после погашения неиспользованных бюллетеней. Председатель все тыкала в свое руководство, в котором было написано, что данные должны вноситься в увеличенную форму протокола при подсчете голосов. Я ссылалась на пункт 9 статьи 61 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»:

В помещении для голосования должна находиться увеличенная форма протокола об итогах голосования, предназначенная для занесения в нее данных об итогах голосования по мере их установления. Увеличенная форма протокола об итогах голосования вывешивается до начала голосования и должна находиться в поле зрения членов участковой комиссии, наблюдателей и на расстоянии, необходимом для восприятия содержащейся в ней информации.

Они не собирались устранять нарушение, позвонили в ТИК, передали мне трубочку и я разговаривала с секретарем ТИКа. Он мне говорил то же самое, что данные в увеличенную форму протокола (УФП) заносятся только при подсчете, мои аргументы не воспринимал. А я говорила о том, что внесение данных о том, какое количество бюллетеней выдано УИКу ТИКом, число досрочно проголосовавших и др., никак не повлияет на ход голосования, и их нужно внести в УФП, для того, чтоб наблюдатели и избиратели могли видеть эти цифры. Для того чтобы показать, что комиссия не сфальсифицировала результаты выборов и все проходит честно, прозрачно. Секретарь ТИКа сказал председателю комиссию чтоб они не заполняли УФП и действовали в соответствии с инструкциями, которые были даны раньше.

Я написала жалобу. Свидетели,а на тот момент на участке были только представители КПРФ, две молодые девушки, отказались подписывать составленную мною жалобу, ссылаясь на то, что в их брошюре нет таких рекомендаций. Складывалось впечатление, что члены комиссии и наблюдатели хорошо знают друг друга, поэтому наблюдатели формально выполняли свои полномочия. Цель их деятельности – заработать деньги, а не наблюдать за правильностью всех процедур. Моя жалоба была зарегистрирована в реестре поступивших жалоб. Я также подстраховалась и сделала копию жалобы, мне ее заверили и подписали. За решением я подошла к председателю комиссию через час, на что она мне ответила, что моя жалоба еще не рассмотрена, решение не готово, они ждут что им скажут в ТИКе, т.е. чем им мне ответить. Попросили подойти позже. Я им дала еще час, но решение через час также не было готово. А мне надо было уже уходить на другой участок.

Секретарь комиссии оставила мне свой номер, по которому позже я могла бы узнать решение. Про данное нарушение я сообщила на федеральную Горячую линию и на местную.

Немного позже, когда я уже была на другом участке, позвонила к секретарю участка №59, чтобы узнать, что было решено по моей жалобе. В результате, увеличенную форму протокола они так и не заполнили, ссылаясь на пункты 1 и 4 статьи 73 ФЗ «О выборах президента Российской Федерации»:

Пункт 1. Подсчет голосов избирателей проводится открыто и гласно с оглашением и соответствующим внесением в увеличенную форму протокола об итогах голосования последовательно всех результатов вы-полняемых действий по подсчету избирательных бюллетеней и голосов избирателей членами участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Лицам, указанным в пункте 5 статьи 23 настоящего Федерального закона, должна быть предоставлена возможность присутствовать при подсчете голосов избирателей и наблюдать за подсчетом.

Пункт 4. Председатель, заместитель председателя или секретарь участковой избирательной комиссии оглашает и вносит в строку 2 протокола об итогах голосования и его увеличенной формы число избира-тельных бюллетеней, полученных участковой избирательной комиссией, а также оглашает и вносит в строку 11 протокола голосования и его увеличенной формы число открепительных удостоверений, полу-ченных участковой избирательной комиссией.

Четвертый участок – участок №59 «Пионерский» (с. Семеновка). Это мой самый первый участок, на нем я была весь день в самые свои первые выборы – выборы в Государственную Думу 2009 года. Председателем комиссии и секретарем были те же самые женщины. Ничего не изменилось, также была не заполнена УФП. Но если в свой первый раз я не посчитала это серьезным нарушением и упустила его из виду, по незнанию или по желанию не конфликтовать, то в этот раз я не собиралась этого допустить. За эти годы я приобрела опыт, научилась требовать, отстаивать свою позицию в решении вопроса. Заметив, что как и на предыдущем участке, здесь не заполнена УФП, я сразу сообщила председателю комиссии о нарушении и упомянула о том, что на прошлом своем участке я по факту данного нарушения написала жалобу. На что, председатель комиссии и секретарь мне ответили, что им не нужны жалобы и без пререканий устранили это нарушение.

Я считаю, что оснащение специальной литературой по выборам на участках было не достаточным, что затрудняло решение конфликтных ситуаций: когда я ссылалась на закон, то данной брошюры у них не было.

Понаблюдав положенное время на участке №59 и не заметив нарушений, я отправилась на свой 5 участок – участок №58 «Молодежный» (с. Семеновка). Здесь нарушений мною не было зафиксировано.

В 18.20 я прибыла на свой последний 6 участок – участок №100 «Куйбышевский». Само голосование до 20.00 происходило нормально, нарушений не было, у них даже увеличенная форма протокола была заполнена. Все самое интересное началось при подсчете.

В 20.00 председатель комиссии объявила о закрытии участка. Взяла листочек, где поэтапно было написано, что за чем идет. Как и положено, сперва были подсчитаны и погашены неиспользованные бюллетени. После чего председатель УИКа отложила поэтапное руководство, объявив всем, что сейчас будет осуществляться извлечение бюллетеней из мобильных ящиков. Что успешно было пресечено мной. Я напомнила председателю комиссии о том, что сейчас нужно внести число погашенных неиспользованных бюллетеней в увеличенную форму протокола. Она посмотрела в своем руководстве, и, о чудо, увидела, что я права и действительно нужно внести данные в УФП. С явной неохотой они сделали все как надо, ведь увеличенная форма протокола находилась в другом конце спортивного зала. Впоследствии мне больше не надо было напоминать им о том, что данные необходимо вносить в УФП, они сами это делали. Также я им напомнила о том, что сейчас должна идти работа со списками избирателей, а не извлечение бюллетеней из мобильных ящиков. В результате работа со списками растянулась на полтора часа. Данные постоянно не сходились, никак подсчитать не могли. Хочется отметить, что позже они еще несколько раз обращались к спискам, даже после того, как бюллетени были рассортированы и подсчитаны голоса за кандидатов. Так как данные не сходились, искали ошибки.

Затем, наконец, извлекли бюллетени из мобильных ящиков, подсчитали, отложили. Извлекли бюллетени из стационарных ящиков. Подсчитали общее число бюллетеней, рассортировали, затем начался непосредственно подсчет голосов по кандидатам. Каждый бюллетень показывали наблюдателям, но в вебкамеры не показывали. Когда проводили проверку контрольных соотношений, получилось так, что этим этапом руководила наблюдатель от КПРФ, в прошлом член этой комиссии. Председателю комиссии не хватало компетентности, хотя она занимает этот пост уже не первый год, о чем ранее мне рассказала этот же наблюдатель от КПРФ. Данные у них постоянно не сходились, поднимались списки избирателей, все заново пересчитывалось. Искали ошибки. Члены комиссии вообще не знали о том, как должен проходить подсчет голосов, чего даже не скрывали. В результате, в 01.00 был подписан первый экземпляр протокола. Копию протокола мы, наблюдатели, делали себе сами, нам их заверили, секретарь внесла нас в реестр выдачи копий. В 01.10 все наблюдатели счастливые с заверенными копиями протокола ушли с участка. Даже не стали ждать, когда председатель с протоколом уедет в ТИК. Мне же было велено дождаться их отъезда. Ну и пока они все доделывали, собирали необходимые документы, я позвонила к себе в штаб, чтобы продиктовать данные из блокнота наблюдателя и из протокола. Оператор сообщил мне, что протокол неправильный, контрольные соотношения не сходятся. Я подошла к председателю комиссии и сообщила об этом. Полчаса я им объясняла, где у них ошибка. Они долго не могли сообразить. Ошибка была в числе избирательных бюллетеней, выданных УИК избирателям в помещении для голосования в день голосования. Сюда были добавлено число бюллетеней, выданных для голосования вне помещения. Затем протокол был переписан. Я сделала себе новую копию. Время 01.59. На протоколе они хотели поставить время 01.00, как и для первой неправильного экземпляра протокола. На что я им сказала: «Постойте, что вы делаете. У меня в штабе уже знают, что вы неправильно составили первый протокол и переписали его. Ставьте реальное время». Время было по-ставлено правильное. Я была на участке до 02.30. Они еще никак не могли уехать в ТИК, все собирали документы. Я не стала дожидаться их отъезда и покинула участок.

Впечатления от выборов: На этих выборах я старалась не допускать тех ошибок, которые делала раньше. Все таки уже есть опыт, знаний больше, да и я сама изменилась. Проявляла настойчивость, отстаивала свою позицию, требовала. В целом, эти выборы прошли, по-моему, лучше, чем декабрьские 2011 г. Нарушений было меньше. В этом немалую роль сыграли установленные вебкамеры. Они дисциплинировали комиссию.