Гражданин с правами

20 марта 2012 г.
Текст: Юрий Беляков, корреспондент газеты «Гражданский голос»

До конца 2011 года я был полностью аполитичным гражданином. Но, что-то во мне перевернулось, что-то сломалось, изменилось, и как и каждый здравомыслящий человек начал задавать вопросы. Искал источники информации. Центральные каналы молчали. Смотрел «Дождь», чувствовал себя диссидентом. Открывались глаза. Вы думаете я один такой? Отнюдь.

Чего я хотел? Справедливости, чести и честности, я желал законного гражданского возмездия, на этот беспредел, который творился вокруг последние годы. Поэтому и пошел корреспондентом на выборы президента.

Участвовал при открытии образцового участка: вежливая комиссия, легкая напряженность, полная отчетность и беспрепятственность в данных, как прошиты книги, везде ли стоят пломбы и т.д. Я был впечатлен, и тем самым уже имел представление, как должны выглядеть другие участки. Увы, не везде все так бело и пушисто.

Поначалу не напрягали представители власти в погонах, пока один из полицейских, как он представился, не начал мне препятствовать собирать информацию, о том все ли идет по закону и без нарушений. Не знаю, был ли у него личный интерес к наблюдателю от КПРФ, милой девушке, но мне абсолютно все равно — долг есть долг.

Он поднял шумиху, ввел в заблуждение председателя комиссии, та второпях побежала читать информационную литературу о том, что могут СМИ, что не могут и т. д. Когда выяснилось, что корреспондент имеет право вести съемку, спрашивать наблюдателей, не мешая им, и самостоятельно проверять все и вся в рамках закона, то наш «блюститель» правопорядка быстренько пришел в себя.

Конечно, председатель переживала, ведь как оказалось, даже опытные люди могут не знать всего. Поставил в известность, что крышка урны стянута пломбой не добросовестно, и что это можно считать за нарушение, так как если окружить урну 2 людьми, можно было приподнять крышку и сделать вброс. И конечно не упустил возможность намекнуть, что такое хамское поведение «полицейского» недопустимо, поскольку мешает работе наблюдателям и комиссии. Ушел.

По воле судьбы вернулся обратно — там был еще один участок.
Сложилось впечатление, когда решил проверить, устранили ли через полтора часа вопрос с пломбой на урне, что нашего полицейского «пропесочили хорошенько по первое число». Что ж, будет ему уроком. А вот урной так и не занялись, о чем был поставлена в известность представитель от КПРФ.

Следующий участок опять же образцовый, под взором коммунистов, прохоровцев и единоросов. Меня смутило то, что часть наблюдателей от ЕР, немного вводило в легкий ступор, когда я представлялся корреспондентом от «Гражданского голоса», сразу начинали звонить в свой штаб, и как правило становились неразговорчивыми, за остальными наблюдателями я такого не заметил. Странно.

Солдатики — это отдельная песня. То, что, КПРФ носились по городу пытаясь поймать карусельщиков, я узнал позже. Система стала хитрее. Они уже ходили малой группой по 3–4 человека. Шедевральный эпизод: трое срочников ВВ тащат четвертого на костылях. Вот тут-то меня и насторожило. Сразу вспомнилось, что председатель не очень мягко себя вела, пока я не убедил, что не являюсь родственником депутата ГД, который прославился во Владимире «битвой на турбазе «Ладога»", и что наблюдатель от ЕР не захотела со мной говорить.

Поставил в курс дела штаб. Были ли там нарушения в виде вбросов, каруселей, административного ресурса я, к сожалению, не знаю, но надеюсь, что все благополучно закончилось и люди честно голосовали, и солдатика (тот, что на костылях) не выперли в метель со словами «иди голосуй за….».

Закрытие участка. Опять образцовый. Полная отчетность, приветливый полицейский. Эх, всегда бы так. Все было сделано по правилам. Конечно все устали, подсчет закончился уже после полуночи. Копии протоколов.
Был ли я разочарован итогами? Да. Административный ресурс сделал свое дело, начиная от засильной агитации по всему городу, и заканчивая уже непосредственно давлением.

Но, я не жалею потраченных сил, ведь во мне проснулся гражданин, с правами, о которых власть так любит умалчивать.