«Сами голосуйте за кого хотите»

20 марта 2012 г.
Текст: Илья Косыгин, корреспондент газеты «Гражданский голос»

4 марта состоялся мой первый опыт наблюдения за выборами. В качестве представителя СМИ мне удалось побывать на шести избирательных участках в г. Владимире: УИК 351, УИК 386, УИК 352 (школа №11, ул. Балакирева, д. 21), УИК 404, УИК 405 (школа №24, ул. Лакина, д. 183), УИК 408 (общежитие, ул. Лакина, д. 139). До начала выборов мне казалось, что на обычных участках не должно возникнуть каких-либо трудностей и процесс наблюдения будет спокойным, или даже, быть может, скучным. Но все оказалось интереснее, чем я предполагал. Трудностей мне пришлось испытать немало.

Поле битвы – избирательный участок

Наибольшее сопротивление наблюдателям пришлось испытать на участках №352 и №386, расположенных в школе №11 (ул. Балакирева, д. 21).
Войдя туда, я был поражен количеству присутствовавших на участке людей в форме. В основном это были курсанты какого-то местного военного учебного заведения, очевидно, пригнанные сюда для усиления. Хотя согласно законодательству о выборах их постоянное нахождение на избирательных участках не допускается. Однако стоит сказать, что их это совершенно не смущало.

Не успел я пробыть и 10 минут на участке, как ко мне подошел наблюдатель от КПРФ и поведал только что произошедшую с ним историю. Он рассказал, что на соседнем участке, где работала наблюдателем его мать, он обнаружил, что избирательные урны были неправильно опечатаны. Он сделал заявление в устной форме, однако реакция со стороны членов УИК на его слова была нервная и проблема не была устранена. Затем к нему подошел человек в гражданском и, показав удостоверение следователя по особо важным делам, в грубой форме с оскорблениями стал требовать от наблюдателя документы. Тот, опасаясь, что к нему применят силу, отошел на свой участок и встал так, чтобы попадать в поле зрения видеокамер. В это время товарищ из органов вызвал по телефону наряд и на участке появились какие-то люди с автоматами.

Однако все закончилось благополучно, и наблюдатель с участка удален не был. Стоит сказать, что я вошел на участок, сразу, как только этот инцидент завершился, и сам я не был свидетелем произошедшему. Поэтому привожу здесь рассказ самого наблюдателя. Однако история эта выглядит достоверной, поскольку слова наблюдателя от КПРФ подтвердил присутствовавший при этой сцене наблюдатель от кандидата Прохорова.

Необъяснимая фобия

Пожалуй, более всего в ходе процесса наблюдения на выборах меня поразила подозрительность членов комиссии в отношении журналистов и их боязнь видеокамер. Надо сказать, что на 5 из 6 участков, где мне удалось побывать в день выборов, у меня возникли проблемы с регистрацией в качестве представителя СМИ. Члены УИК все время требовали редакционное задание или еще какую-то бумажку. Один раз решить проблему помог звонок в ТИК, один раз пришлось изучать законодательства по данному вопросу и советоваться с другими членами комиссии. На 4-х участках мне пытались запретить снимать.

Один раз им это даже удалось: на участке №352 девочка солдафонского вида в военной форме грубо потребовала выключить видеокамеру, не успел я войти на участок. Я сказал, что ее требование незаконно и, выключив камеру, пошел к председателю комиссии регистрироваться в качестве представителя СМИ. Это был первая попытка воспрепятствовать мне выполнять свою работу. После этого «стражи порядка» и члены УИК еще не раз пытались запретить мне проводить фото — и видеосъемку. К счастью, больше им этого так и не удалось.

УИК №405. Я стоял напротив столов, за которыми заседали члены комиссии, а на шее у меня висел фотоаппарат с открытым объективом. Неожиданно ко мне подошла член УИК и сказала, что хочет посмотреть мой фотоаппарат, поскольку ей показалось, что я произвожу тайную видеосъемку. Я объяснил, что мой фотоаппарат лишен такой функции и в настоящий момент вообще выключен. А также сказал, что даже если сейчас я и снимал видео тайно, то не нарушал этим закон.

УИК №408. Член комиссии выражала свое неудовольствие по поводу того, что я произвожу фото — и видеосъемку и проверяла мой фотоаппарат на предмет наличия лиц, снятых крупным планом. Обнаружив там всего лишь одну фотографию с общим видом избирательного участка, она все равно выразила неудовольствие по поводу того, что она на ней присутствует. Я объяснил, что в данный момент она – публичное лицо в публичном месте и, сделав этот фотоснимок, я не нарушил закон. Она сказала, что раньше такого не было, чтобы ее фотографировали или снимали на камеру. Она поинтересовалась, в какой газете могут оказаться эти фотоматериалы. После этого она попросила ее на камеру не снимать, объяснив это тем, что… просто не хочет, чтобы ее снимали. Все это очень походило на какую-то фобию. Потом зачем-то еще один раз полицейский по ее просьбе подходил и проверял у меня документы.

Наблюдатели

На всех шести участках, которые мне удалось посетить в ходе выборов, присутство-вали наблюдатели от кандидата Путина. В основном, это были молодые барышни, кото-рые вели себя довольно апатично. На 5 участках из 6 работали наблюдатели от КПРФ. Наблюдатели от Справедливой России и ЛДПР замечены не были, но зато на УИК 386 я встретил одного наблюдателя от Прохорова.

Веселая бабушка

Не обошлось у нас 4-го марта и без веселых происшествий. Дело было на УИК №352. Заходит к нам на участок старенькая бабушка, веселая такая, бодрая, жизнерадостная и говорит председателю комиссии: «Где тут голосуют за Путина?»

Председатель с улыбкой: «Ну не обязательно же за Путина…»
Та в ответ: «Ну за кого же еще, как не за него родимого!»

И ушла. Я потерял ее из виду. Стою у столика председателя, что-то спрашиваю. Через какое-то время вижу: наша бабушка подходит к столу, в руках у нее бюллетень а в нем галочка почему-то напротив Жириновского!

Говорит: «Ошиблась я, старенькая уже, 80 лет, глаза совсем не видят…»
Председатель в замешательстве и не знает, что ответить… А в это время бабушка берет бюллетень, бросает его нас стол и со словами «Сами голосуйте за кого хотите» уходит.

Все это, надо заметить, было очень похоже на театральную сцену!

Смятый протокол

Несмотря на мои многочисленные просьбы, к моему глубокому сожалению, получить нормально заверенную копию протокола мне так и не удалось. После того как подсчет голосов был завершен, мы, наблюдатели, подошли к председателю комиссии и заяви-ли свое желание получить копии протокола.

Члены комиссии занялись заполнением копий, после чего председатель со всеми документами и печатью уехала в ТИК. Я получал свой протокол последним. Было видно, что всем членам комиссии не терпится закончить свою работу. Одна из них в суете зачем-то смяла заготовленный для меня протокол. Наверное, это произошло по ошибке. Они стали готовить для меня другую копию, но поскольку председатель уже уехала в ТИК, протокол мне пришлось получить без печати, что является серьезным нарушением.